ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лес тысячи фонариков
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Темнотропье
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Найди время. Как фокусироваться на Главном
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Вместе навсегда
Голодный дом

Укусить второй раз ему не дали. Четыре мангуста налетели разом, ошеломленный садовник не успел даже проблеять толком. Уже через секунду он лежал, запеленутый в несколько вонючих солдатских одеял.

Крепкая бечевка быстро обвила морду, предотвратив дальнейшие протесты.

Когда злосчастного пленника волокли в дебри, он мог только в ужасе таращиться на своих похитителей.

– Погони нет? – с тревогой осведомился Найк, вносивший свою лепту в транспортировку – он держал козла за переднюю ногу.

Джон-Том оглянулся. Ничего, кроме тумана, серо-зеленой растительности и раздраженных насекомых.

– Надо отойти подальше, тада пущай орет, пока хвост не отвалится.

Мадж шагал впереди, торя тропу для отряда. Лишь очутившись среди девственных мхов, они сняли бечевку с морды садовника, но путы на ногах оставили. Красивая накидка пленника была измазана ряской и тиной. Когда Джон-Том протянул руку, чтобы любезно отряхнуть одеяние, козел зажмурился.

– Да успокойтесь вы. Мы не желаем вам зла.

– Но это не значит, че не причиним, – весело добавил Мадж.

– Умоляю, объясните, что вам нужно, – тихо простонал козел. – Ради всего святого, скажите простому слуге, зачем вам понадобилось меня похищать? – Его взор остановился на Джон-Томе. – Вы человек! И какой высокий!

– Это неважно. – Чаропевец подпустил в голос строгости, но немного – козел и так был перепуган. – Мы здесь не для того, чтобы обсуждать мои достоинства. Нам известно, что вы служите разбойнику по имени Манзай.

– Разбойник? – Козел непонимающе заморгал. – Манзай? Мой господин – обыкновенный помещик. Его любимое занятие – выращивать экзотические фрукты и овощи. А еще – собирать и описывать многочисленные коллекции.

Не примите мои слова за оскорбление, но вы нас с кем-то спутали. – И добавил почти виновато:

– Осмелюсь представиться: Прут. Дозволено ли будет мне узнать ваши благородные имена?

– Нет, – твердо ответил Найк.

– Я так и думал. Судари, вы меня, конечно, не развяжете, но нельзя ли хотя бы к дереву прислонить? Мне в таком положении больно поднимать голову.

Лейтенант быстро обдумал просьбу и, не найдя подвоха, кивнул солдатам. Хек и Пауко с трудом подняли козла и прислонили к ближайшему пню. Хвост садовника нервно бил по сторонам.

– Благородные господа, скажите, чем я могу вам услужить?

– А педрилка-то вежливый, – шепотом оценил Мадж и добавил громче:

– Нам, гроза капусты, информация нужна, вот так.

Уже во второй раз садовник выказал искреннее недоумение:

– Информация? Что ж, извольте, если только она касается подготовки почвы к сезону вегетации культурных растений и уходу за ними. Еще я мог бы рассказать о… – Его вдруг осенило. – А, теперь мне все ясно.

Вы бандиты с большой дороги и явились ограбить или убить моего хозяина. Или вас подослал кто-нибудь из недругов, заблуждающихся насчет наших богатств. Вот что я вам посоветую, уважаемые: возвращайтесь-ка тем же путем, что и пришли, пока целы. До моего обожаемого хозяина вам ни за что не добраться, его покой непрестанно охраняют преданные слуги и защитники.

– Шеф, ты нас не за тех держишь, – буркнул Мадж. – Мы и сами не хотим ниче подобного.

– Твой обожаемый хозяин украл нашу принцессу, – объяснил Найк, – и наш долг – выручить ее и вернуть царственной родне или сложить головы в неравном бою.

Эта мрачно-торжественная фраза заставила садовника призадуматься, а потом он внезапно выпалил:

– Которую из принцесс вы имеете в виду?

Солдаты переглянулись. Не меньше их были удивлены и Джон-Том с Маджем. Пауко наконец спросил:

– Что значит – которую?

– Глубокоуважаемые судари, позвольте вас уверить, что я особо горжусь умением точно выражать свои мысли в речевой форме. Я спросил именно то, что и хотел спросить. Которую из принцесс вы имеете в виду?

– Он вытянул шею, пытаясь разглядеть ношу Джон-Тома. – Какой интересный у вас инструмент! Я и сам играю понемножку. Музыка – вещь возвышенная и чистая, и, на мой взгляд, она плохо согласуется с вашими намерениями.

– Неважно. – Найк приставил острие меча к козлиному горлу. – Объясни.

Дрожащий садовник попытался втянуть голову в плечи, не сводя левого глаза с клинка.

– Это вы объясните, сделайте милость, почему я, находясь на волосок от смерти, обязан что-то рассказывать?

Острие надавило сильнее, в голосе Найка добавилось угрозы.

– Твоя или еще чья-нибудь смерть нам не нужна. Мы хотим только вернуть принцессу.

– Но хозяин ее не отдаст, – пообещал козел. – Он никогда никого не отдает.

– Как следует из твоих слов, у Манзая в плену не одна принцесса, – спокойно заключил Джон-Том.

Козел захлопал ресницами.

– Вот именно. Вы поймите: поскольку невинные хозяйские увлечения не входят в круг ответственности вашего покорного слуги, я не распространяю свой интерес дальше ухода за парком.

– Увлечения? – пробормотал Пауко.

– Зачем Манзаю понадобилось собирать принцесс? – спросил Найк.

Мадж за его спиной выразительно хмыкнул. Его проигнорировали.

– Разве я не упомянул, что мой господин – страстный коллекционер самых разнообразных вещей? Некоторые собирают редкие книги или монеты, другим подавай красивые ракушки. Кое-кто находит прелесть в разведении ярких экзотических цветов. Фигурально выражаясь, Манзая можно отнести к последней категории. – В козлином взоре появилась задумчивость. – Хобби не из дешевых, но, как мне говорили, оно приносит удовлетворение.

– Ах ты!..

Караукул вскинул меч.

Козел съежился, закрыл глаза.

– Нижайше прошу изливать гнев на подлинную причину ваших неприятностей, а не на источник обескураживающих новостей!

– Редкое увлечение, что ни говори, – заметил Джон-Том. – Сказать по правде, мне бы такое даже в голову не пришло. Это ж надо, коллекционировать принцесс!

– Нас интересует только одна. – Лейтенант повернулся к дрожащему козлу. – Ты очень почтителен. Насколько я могу судить по собственному опыту, почтительные, подобострастные слуги обычно знают больше, чем хочется им самим. Ответь-ка, любезный, в коллекции твоего господина есть дама из нашего племени?

– О да, – с готовностью ответил садовник. – Красавицу из вашего рода зовут Алеакуна.

– Алеукауна, – поправил Найк. – Государю нашему она доводится младшей дочерью. – И подался вперед, сверкая глазами. – Где ее держат?

В которой части поместья?

– Боюсь, я точно не знаю.

– А ты подумай! – Лейтенант приналег на меч.

– Секундочку! Молю, дайте только секундочку – мне надо напрячь память. К своим экспонатам хозяин относится с большой заботой, даже с любовью. Каждой принцессе отведены отдельные покои, у них даже слуги есть. Достопочтенного Манзая нельзя назвать грубым тираном.

– Ну да, прямо образец добродетели, – прорычал Мадж. – Хорош лапшу вешать!

– В доме много коридоров, – сообщил козел. – Поскольку я дорожу своей головой, то постараюсь все их вспомнить в точности. К нам легко войти, но уйти совсем не просто.

– Позволь нам самим об этом судить, – попросил Найк. – От тебя требуются только направления.

Садовник кивнул.

– У большого белого здания, стоящего как раз там, где произошла наша встреча, на северной стороне есть веранда. Если вам удастся войти туда, вы очутитесь в начале длинного крытого перехода. Он приведет в другое, более обширное, с множеством комнат, строение.

Мадж понимающе кивнул.

– Еще б, за узким коридором легче следить, чем за половиной болота.

– В дальнем конце этого коридора вы найдете ответвление. Еще раз поверните на север и увидите второй крытый переход. Он ведет в столовую. На юге за нею расположены роскошные покои. Ближайшие из них, на ваше счастье, хозяин выделил принцессам, в том числе и упомянутой Алеукауне.

– В добром ли она здравии? – взволнованно спросил Хек.

– Как я уже сообщил, господин пуще глаза бережет свою коллекцию.

Скажу с уверенностью: интересующая вас особа здорова, как никогда прежде.

21
{"b":"9054","o":1}