ЛитМир - Электронная Библиотека

Правда, я б не сразу признал в них отпрысков королевских родов. – Он хихикнул. – Нет, кореш, ты тока погляди, в кого ты их превратил!

Чаропевец сел, стараясь удерживать гнев в узде.

– Что ты хочешь этим сказать? Что принцесса Пиввера непривлекательна только потому, что подверглась пустяковой стрижке?

– Нет, нет. Разве я так говорил?

Джон-Том подпер голову ладонью.

– Мадж, я не напрашивался, меня заставили. А тебя с твоими ценными советами почему-то не оказалось под рукой.

– Чувак, да чем я мог пособить? Прикинь, разве я гожусь в посредники между волшебством и голубой кровью? – Выдр ухмыльнулся. – Ниче, судя по ихним кислым физиономиям, они еще не скоро полезут к тебе с новыми просьбами насчет поколдовать.

– Я слегка волновался, – объяснил чаропевец. – К тому же очень старался выбирать слова. Но ты же знаешь, как на меня музыка действует. Опять увлекся. – Позади него тихонько подавало голос облачко бесхозной музыки. – Я обещал, что постараюсь все исправить.

Выдр пожевал губами.

– А смогешь?

– Не знаю. Забыл, что ли, какой нрав у моих чаропесен?

Он глядел мимо Маджа. Принцессы скучились, ища поддержки друг у друга, по другую сторону костра, притулились к могучему телу Умаджи Туурской, как лютики к широкому валуну.

– За языком следи, – посоветовал Джон-Том, после чего снова улегся и закутался в плащ.

Глава 11

К середине следующего утра лес начал редеть. Путники уже могли довольно далеко обозревать болотистые земли. В отсутствие могучих кипарисов и красных деревьев приходилось любоваться осокой, камышом и прочими травами – господствуя над ландшафтом, их заросли тянулись на юг до самого горизонта.

– Дельта Карракаса. – На морде лейтенанта Найка появилось удовлетворенное выражение. – К усадьбе Манзая мы шли этим путем. – Он оглянулся на опушку. – Если кто-нибудь захочет к нам подкрасться, нелегко будет сделать это здесь, на открытом месте.

– Командир, я думаю, оно тут.

Караукул указывал направо.

– О чем это ты? – спросила Пиввера.

Принцессы шлепали по следам мангустов. Заодно с лесом пришлось распроститься и с сухой землей. Мадж и Джон-Том занимались прикрытием с тыла, сторожко высматривая признаки вероятной погони. Выдр всегда подозревал свою удачу в коварстве.

Солдаты под руководством Найка энергично разоблачали нечто, на первый взгляд похожее на травяную кочку. Вскоре появились контуры суденышка с плоским дном и низкими бортами. Джон-Тому больше не приходилось гадать, как отряд харакунцев добрался сюда через огромное болото.

Мангусты быстро вставили в палубную прорезь мачту и развернули прямоугольный парус. На носу и корме находились банки, по бортам – уключины для четырех весел. Корму пересекал простенький румпель.

– Неужто вы от самого Харакуна шли на этой плюгавой лодчонке? – осведомился Мадж, когда плавсредство наконец было полностью оснащено.

– Чей-то не верится.

Найк сопроводил свой ответ вежливым жестом.

– Мы приобрели его в Машупро. На болотах суда дальнего плавания бесполезны. А это сослужило нам неплохую службу.

– Допустим, но вас было всего четверо. – Выдр с сомнением разглядывал простенькое судно. – А теперь дюжина.

Ансибетта ухватилась за носовой планшир и очаровательно закачалась на податливой губчатой земле.

– Но ведь тут будет ужасно тесно.

– Ничего, как-нибудь поместимся. – Лейтенант лучился оптимизмом. – Кораблик очень прочный, предназначен для грузоперевозок. Придется поломать голову, чтобы каждому подыскать место, но зато он не пойдет ко дну от перегрузки.

– К тому же вам надо разместить не дюжину, а десятерых, – заметил Джон-Том.

К чаропевцу повернулся удивленный лейтенант, а заодно несколько принцесс.

– Вы не идете с-с нами? – прошептала Сешенше.

Джон-Том указал на музыкальное облачко. Оно дрейфовало не на юг, а на юго-запад, потом стремглав возвращалось, кружило вокруг него и настойчиво голосило, а затем снова повторяло маневр, смысл которого Джон-Том с Маджем уяснили давным-давно.

– Мы идем вслед за музыкой, – объяснил он.

– Но это невозможно, – упорствовал Найк.

– Это еще почему, шеф?

Мадж испытывал палкой надежность почвы перед собой.

– Как вы собираетесь без судна пересечь болото?

Несколько мелких амфибий вздумали поселиться на носу лодки, Найк осторожно согнал их в темную воду. Мадж обнял чаропевца за талию.

– Да будет тебе известно, приятель, мы с корешем находились и по суше, и по топям, и ваще, там побывали, где тебе и не снилось.

По-твоему, это болото? Да ему главная площадь Поластринду в праздничный день позавидует. Надо будет – плот смастачим или тропинку найдем. Всегда справлялись, и теперь справимся.

Лейтенант приблизился к ним и заговорил, понизив голос до вкрадчивости, столь характерной для его племени:

– Я вовсе не это имею в виду. Вы не можете бросить меня и моих солдат с полдюжиной принцесс. Нам бы и в обществе одной высокородной Алеукауны небо с овчинку показалось. А теперь к ее нуждам добавились нужды пяти ее столь же требовательных подруг, и положение становится… как бы получше выразиться… безнадежным.

– Ах, до чего ж прискорбно, так-растак и перетак, – весело отозвался Мадж. – Одно утешает – это не наша проблема. Мы, чувак, вон за тем музончиком чапаем. А не за клепаными духами.

Он махнул лапой в сторону виновника дискуссии – розоватого звонкого туманчика. Тот порхнул к нему, ласково окутал его пальцы и снова красноречиво метнулся к юго-западу.

Найк расправил плечи и взял полуофициальный тон.

– Я – офицер императорской гвардии Харакуна. Я с десятью врагами готов сразиться, чтобы защитить свою госпожу, или любого из ее родственников, или любого из моих солдат. Однако ни военная теория, ни практический опыт не подготовили меня к тому, что происходит сейчас.

– Вот зараза, – тявкнул Мадж. – Когда ж ты, начальник, поймешь, че ко всему на свете подготовиться невозможно? Жизнь – на то и жизнь, чтоб преподносить нам с тобой сюрпризики. Ниче, пока будешь решать эту задачку, заодно научишься принцессам сопли утирать. Надеюсь, не окочуришься, перестаравшись. Че до меня, так я б предпочел иметь дело с десятком вооруженных бандюг.

Лейтенант сделал еще шаг вперед и обеими лапами схватил Джон-Тома за рубашку. В голосе его слышалась мольба, во взоре блестящих черных глаз появилось отчаяние. Поглядишь на него – решишь, что заплечных дел мастера только и ждут, когда им позволят испытать на нем самую лютую пытку из своего запаса. И это, пожалуй, было недалеко от истины.

– Чаропевец Джон-Том, я вас очень прошу… путешественник Мадж… не оставляйте нас одних ухаживать за благородными дамами.

Джон-Том осторожно высвободился из хватки мангуста.

– Почему вы решили, что мы с Маджем способны как-то облегчить вашу участь?

– Так это же видно – вы гораздо опытнее нас в делах житейских, если не в делах светских. Да и принцессы вас уважают как волшебника, которому они обязаны своим освобождением. В случае чего вы можете их припугнуть заклинанием, а в моем арсенале – только жалкие слова.

– Найк, совсем напротив: принцессы на меня злятся. Ведь я подпортил их внешность.

– Что есть, то есть, – согласился лейтенант. – Но они остынут, как только привыкнут к своему новому облику. Да к тому же им есть о чем поговорить с вами.

Стряхивая с хвоста воду, подошла Сешенше – узнать, в чем причина задержки. Найк шагнул в сторону.

– Ваше высочество, у меня досадная новость: чаропевец и его компаньон не будут сопровождать нас до Машупро.

У рыси округлились глаза.

– Как это понимать? – Она посмотрела на Джон-Тома. – Вы не хотите идти с-с нами?

– Эй, что у вас тут? – враскачку проломилась через камыши Умаджи, на ее лапах и плечах перекатывались мышцы.

Через несколько секунд Джон-Том оказался окруженным принцессами, и все требовали его внимания.

– Не могу поверить, что вы намерены бросить нас на произвол судьбы, – прошептала Квиквелла.

33
{"b":"9054","o":1}