ЛитМир - Электронная Библиотека

Сешенше крепко зажимала ладонью нос.

– Это только вы с-считаете ее пус-стяковой.

– Да, понимаю. – Кучер глубоко вздохнул. – Езда на облаке вони и гнили отпугивает некоторых покупателей, с этим трудно спорить. Но такая кибитка – лучшее средство передвижения над спокойной низкой водой. А на твердой почве я попросту открываю мешок и выпускаю газ.

Запах остается, но ненадолго.

– Вы чем промышляете? – осведомился лейтенант.

Кучер прижал ладонь к груди и отвесил глубокий поклон. Под гигантскими усами едва проглядывала улыбка. Интересно, подумал Джон-Том, сколько ж ему лет? Трудно определить, вон какой толстый слой косметики на его физиономии.

– Я купец Силимбар.

– Чем торгуете? – допытывался Найк.

Игрунок озадаченно заморгал. Первые рассветные лучи приглушили зловещую яркость саламандр, и теперь они выглядели вполне безобидно.

– Естественно, всем, что под руку подвернется. Как и любой коммерсант.

– Любой коммерсант? – озадаченно нахмурился мангуст.

– Я охочусь за прибылью. Что удастся – куплю, что удастся – продам.

Кстати, не смогу ли я вас чем-нибудь заинтересовать? – Взгляд игрунка приклеился к принцессам, которые выстроились у борта плоскодонки и с любопытством рассматривали кибитку.

Музыкальное облачко зависло неподалеку и выражало звонкий протест.

Джон-Том заметил под кибиткой три оси с шестью окованными деревянными колесами. Они были массивные, крепкие и явно предназначались для более труднопроходимой местности, чем дельта.

К борту подошел и вечно подозрительный Мадж.

– Э, начальник, почему мы должны верить тебе на слово? Че, ежели ты торгуешь тем же, чем заполняешь свои мешки?

– Буду рад, если вы пожалуете в мою кибитку и осмотрите товары. К тому же вас много, а я один.

В глазах игрунка страх сменился чем-то новым… Или не новым?

Что-то подобное Джон-Том вроде бы не раз видел в глазах Маджа.

Алчность!

– Купец! – захлопала в огромные ладоши Умаджи. – Девочки, как вы думаете, у него есть настоящая косметика?

– Губная помада и румяна! – Прекрасные синие глаза Ансибетты загорелись. – Тени для глаз и пудра!

– Щетки для меха и лосьоны! – с таким же благоговением в голосе поддержала ее Пиввера. – Расчески и кисточки!

Теперь даже бахрома золотистых усов не могла скрыть широкую ухмылку примата.

– Как удачно, что я всегда вожу с собой немало подобного товара. Не желаете ли перейти ко мне в кибитку и решить, стоит ли чего-нибудь моя косметика по вашим высочайшим меркам?

Дамы толпой ринулись через борт. Напрасно Найк пытался им воспрепятствовать.

– Ваши высочества! Умоляю прежде подумать, проявить осмотрительность! Это вовсе не поездка за покупками! Это спасение от опасного врага!

С таким же успехом он мог грудью останавливать цунами или увещевать гром. Джон-Том и Мадж были опытнее (как-никак, много лет женаты), а потому поспешили убраться с дороги. Лейтенант зря не последовал их примеру – только чудо спасло его от падения за борт.

Проминая мягкую оболочку с болотным газом, принцессы одна за другой перебрались на колесницу. Силимбар, грациозно спустясь с козел, каждой из дам подавал лапу, хотя и заробел, увидев могучую длань Умаджи.

Когда с плоскодонки сошла последняя принцесса, игрунок принялся знакомить клиенток со своим обширным ассортиментом. Оставшийся на суденышке Найк не скрывал возмущения.

– Полно, командир, пускай немного развлекутся. – Утомленный теснотой Хек с наслаждением растянулся во весь рост на опустевшей банке и звучно вздохнул. – Все равно вы не в силах что-то сделать.

– Пожалуй, ты прав. – Найк раздраженно смотрел на кибитку. Из ее ярко освещенного нутра доносились хохот и визг. – Ума не приложу, что они предложат взамен.

– Для бывалого офицера у тебя плоховато с наблюдательностью. – Мадж ковырял палубу носком башмака. – У каждой из этих телок на шее уйма висюлек. За колечко или браслетик можно купить вдоволь штукатурки для рожицы.

– Вы правы, я об этом не подумал.

Мадж смотрел на восток. Восходящее солнце очерчивало высокие камыши и редкие деревца, окрашивало воду в цвет электрик, искрилось слюдяными блестками.

– Да не будь ты чересчур строг к себе, шеф. Это мой старый профессиональный навык – замечать такие мелочи.

Сидящий на палубе Пауко заложил верхние лапы за голову, закрыл глаза и подставил морду раннему солнышку.

– Хорошо все-таки чуточку отдохнуть от тесноты. Не чувствовать другого запаха, кроме запаха мангуст. Без обид, ладно? – Он смущенно улыбнулся Джон-Тому и Маджу.

– Да ерунда, приятель. – Выдр ткнул пальцем в сторону чаропевца. – Иногда мне казалось, че инвалидность по обонянию – благо. Впрочем, это бывало не часто.

Джон-Том склонился над бортом, вытянул левую руку и пощупал податливый бок мешка с газом.

– Отродясь ничего подобного не видал.

Мадж нахмурился:

– Че не видал? Болотного газа?

– Нет, – задумчиво ответил его друг. – Такой оболочки, или мешка, или как там его. На ощупь – точно пластик. Но я в этом мире еще ни разу не встречал пластика. Интересно, где его производят и каким путем он попал к торговцу?

– Чувак, так ведь ответ – у тебя под носом. – Выдр, как всегда, был рад объяснить очевидное. – За этой дельтой, за городишком Машупро, к которому мы плывем, плещется цельный клепаный океан. Кто знает, че за чудеса прячутся на том берегу, где неведомые волны лижут незнакомые берега?

Джон-Том оглянулся:

– Какое красноречие! Мадж, на тебя это непохоже.

Выдр кивнул:

– В книжке вычитал. Не хотел тебя, кореш, разочаровывать.

– Я много лет прожил на свете и больше привык ожидать чудес, чем удивляться им. – Джон-Том снова ткнул пальцем в оболочку, глубоко промял тонкий податливый материал. – Но все-таки что это?

Поливинилхлорид? Полиэтилен? Какой-то другой полимер?

Мадж сплюнул за борт.

– Не слишком ли много «пэ», а, чувак? Брось, не напрягай мозги.

Найк навострил уши.

– Судя по звукам, наши дамы прекрасно проводят время.

Он спрятал оружие в ножны, солдаты последовали его примеру. Пока что игрунок не продемонстрировал ничего опаснее деловой хватки.

– Интересно, – вслух размышлял Джон-Том, – каких это покупателей Силимбар надеется найти в такой глуши?

– А можа, он в Машупро состриг денежку-другую не с того парня, и пришлось в спешке рвать когти? – Мадж тоже с сомнением разглядывал фургон. – Тада я, наверно, способен ему посочувствовать – сам частенько против своей воли менял место жительства в былые дни.

По-прежнему из кибитки доносились аханье, визг и хихиканье – скромная оргия потребительского спроса была в самом разгаре. Слабо светящееся облачко аккордов висело у топа мачты, подальше от дамской какофонии.

Мадж медленно покачал головой.

– Слыхали? Буйство заразной хвори, от которой нет лечения.

– Богомольцы добрались до вожделенного храма, – согласился Джон-Том. – Хорошо, хоть от нас не требуют отбивать поклоны вместе с ними.

– Бабья религия.

Выдр кивнул.

– Мадж! Там, откуда я родом, тебя за эту фразочку обвинили бы в мужском шовинизме.

– Мужской шовинизм? Кореш, че это за зверь такой? Хитроумный ярлычок, чтоб прятать под ним неудобоваримую правду-матку? Че касается меня, то я его не считаю достаточно широким. Фигурально выражаясь.

Рассвет уверенно перетекал в утро, температура воздуха поднималась, не отставая от солнца. Невидимыми волнами колыхалась над болотом сырость, и Джон-Тому уже казалось, что и он, и его спутники, и вообще каждая живая тварь в округе – не более чем ингредиент закипающего в огромном котле супа.

Сбившись в плотную кучку под защитой повешенного горизонтально паруса, солдаты дремали на корме. Джон-Том уже прихватил часок сна, теперь ему оставалось только вернуться к изучению купеческой повозки.

Мадж, одолжив у Хека алебарду, раздвигал ею камыши и водоросли в поисках пресноводных раков и моллюсков.

37
{"b":"9054","o":1}