ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Цезарь потирал ушибленный локоть. Лицо его было мрачным.

– Ну, на ответные удары я готов, пожалуйста, – и добавил предостерегающе: – Если мы еще раз встретимся с местным «радушием», они сочтут меня самым вежливым человеком из всех, кто посещал их город.

Оскар стукнул его по плечу, и тот резко развернулся, готовый напасть на него.

– Я всего лишь проявляю дружелюбие, приятель. Если мы хотим найти чистый белый свет, нам придется сдерживать себя и приспосабливаться к местным обычаям.

– А что если я приспособлю твой нос? – прорычал Цезарь.

Макитти твердо взяла его за руку.

– Не сейчас. Давайте поблагодарим этих двоих за предложенную помощь. Скажем им, что с радостью последуем за ними, может, по пути они нам расскажут что-нибудь полезное. И помните: надо быть «вежливыми».

– С удовольствием. – Цезарь стукнул кулаком по ладони. – Только скажи мне, когда надо быть «вежливым» и с кем.

– Скажу, – заверила она его. – И спрячь свои когти, то есть… м-м-м, ногти.

Обратно к повозке Оскар шел рядом с Какао.

– Думаю, что есть логика в том, что в такой горячей стране у жителей горячий нрав.

– Боюсь, что пока мы не найдем свет, нам не раз придется подавлять свои природные инстинкты и поступать не так, как нам хотелось бы. – Ее мускусный запах был очень тонким, но Оскар отчетливо его чувствовал. Вздрогнув, он вдруг понял, что ни у возчиков, ни у их тягловых животных не было запаха тела.

– Легко говорить, – ответил Оскар. – Только вот какие «природные инстинкты» мы должны подавлять? У меня – собачьи, у тебя – кошачьи, у Сэма и Тая – свои особые. Какие инстинкты ты имела в виду: свои, людские или все вместе?

Вопрос был нелегким, и она не нашлась, что ответить.

– Ну, для начала хотя бы постарайся запомнить, что не надо писать никому на ноги.

Он ответил с кислой улыбкой:

– Спасибо, Какао. Я мог бы догадаться, что ты мне так ответишь.

– Мы очень рады с вами познакомиться, – сказала Какао, когда путники снова подошли к повозке. – С удовольствием пойдем в ваш Пьякил, и, может быть, вы дадите нам еще какие-нибудь полезные советы.

Затем она повернулась и кивнула Сэму:

– Отдай ему его дубинку.

Балдруп с благодарностью взял дубину, взвесил ее в руке и стал прикидывать расстояние до головы Макитти.

– Не делай этого, – предупредила она его, отступив на шаг. – Я тебе глаза выцарапаю.

Возчик выглядел обиженным.

– Ладно, если вы хотите, чтобы все было так официально. – Взяв в руки плетеные концы сетки-упряжки, он вытянул губы и резко свистнул. Коротконогие неуклюжие животные покачнулись, и повозка вновь двинулась в путь. Не стремясь к столь болезненному тесному общению с новыми знакомыми, путники старались держаться рядом, но на приличном расстоянии.

Пьякил оказался довольно большим городом. Оскар и Макитти сразу вспомнили, как вместе с Хозяином Эвиндом ездили в Зелевин. Здесь было больше народу и движения, чем они когда-либо видели. Пропитанная красными тонами, жизнь здесь казалась нормальной, чего они не чувствовали с тех пор, как Мундуруку изъяли все краски из Годланда. Остальных же путников просто потрясло такое обилие незнакомых улиц, звуков и запахов.

– А я-то думала, какой огромный мир, когда Хозяин Эвинд отпускал нас побегать по лесу за забором. – Какао с благоговением рассматривала многоэтажные здания из красного кирпича, остроконечные шиферные крыши и квадратные булыжники, которыми были вымощены улицы. Ей очень хотелось полазать по всему этому.

– Представляете, что должны чувствовать я и Сэм? – Тай показал на оживленное двустороннее движение множества людей, животных и других созданий, которых он вообще не знал. – Вас-то всех хотя бы выпускали из дому. А нас изредка выпускали из клеток, да и то только в доме.

– Здесь есть на что посмотреть. – Великан шагал за повозкой, внимательно глядя под ноги, чтобы не наступить на какого-нибудь зазевавшегося горожанина. Он все еще осваивался, как использовать ноги в качестве средства передвижения.

– Особенно с высоты твоего роста, что так непохоже на обзор червя, которым ты был раньше, – бестактно заметил Цезарь.

Сэм не обиделся.

– Да нет, не так уж и непохоже. Если ты помнишь, когда Хозяин Эвинд выпускал меня из клетки, я любил заползать на верхние полки в кухне и подолгу лежать там.

– Я могу подтвердить. – Тай легонько ткнул приятеля в грудь, на что великан даже не обратил внимания. – Не очень-то было приятно, когда ты пялился на меня с другого конца кухни.

Сэм посмотрел на кенара сверху вниз.

– Я никогда бы не достал до клетки. Расстояние было слишком большое. И Хозяин Эвинд это знал. – Он ободряюще улыбнулся. Улыбка удивительно шла ему, поскольку змеи вообще хорошо улыбаются. – В любом случае, ты меня не очень привлекал. Из тебя обед не получится, так что не стоило и стараться. – Тут он толкнул Цезаря, отчего тот даже споткнулся. – А вот в твоем природном обличье ты был для меня лакомым кусочком. Я часто представлял себе, как твой мех скользит по моему горлу.

– Очень утешительно. И перестань глазеть на меня.

– Извини, – великан отвел взгляд. – Я не нарочно.

– Я не имею опыта в подобных делах, но, кажется, это вполне процветающий город. – Не обращая внимания на пустую перебранку спутников, Макитти внимательно осматривалась по сторонам, запоминая лица, звуки и запахи всех, кто попадался им на пути. Те, в свою очередь, тоже разглядывали их, но больше из-за того, что Сэм был очень заметной фигурой.

– О, да. – Балдруп улыбнулся ей. – Пьякил – важнейший торговый центр в этой части королевства. Все стараются попасть в Пьякил. – Дотянувшись, он все-таки стукнул ее по шее. Ее густые черные кудри немного смягчили удар. Потирая ушибленное место, она без колебаний пнула его в ногу. Он был очень доволен.

– А что находится за Пьякилом? – полюбопытствовал Оскар.

– Вы и вправду чужаки, да? – Сникли потер своей пятерней расплющенный нос, попискивая. – Королевство простирается на юг и на север так далеко, как только можно представить. На западе, – махнул он рукой, – оно переходит в иссохшую пустыню. Там так жарко, что никто не может выжить.

– Жарче, чем здесь? – Тай отхлебнул из своей фляги. Вообще он реже своих друзей залезал в припасы: он пил, как птица.

– Жарче, чем ты можешь представить. Даже дышать там невозможно. Там ничего не может жить. – Перегнувшись через борт повозки, Сникли сплюнул что-то розовое на тротуар, чуть-чуть не попав в разъяренного прохожего. – А к востоку отсюда – Оранжевое королевство.

Оскар задумчиво кивнул:

– Похоже на правду. А дальше, наверное, есть и другие королевства, отличающиеся по цвету.

Сникли скорчил рожу:

– Этого я не знаю. Мой шурин, да и я – простые фермеры, а не путешественники.

– А что вам здесь нужно? – Несмотря на кажущуюся неуклюжесть из-за коротких рук, Баддруп умело управлял фургоном во все более оживленном движении улиц.

– Мы ищем белый свет. Дело в том, что в нашем королевстве все краски были уничтожены губительным заклинанием. Наш бывший хозяин поручил нам найти и вернуть их. Мы решили, что для этого надо принести в наше королевство как можно больше белого света, потому что в нем есть все остальные пропавшие цвета.

Двое существ обменялись взглядами, в которых явно читалось сомнение.

– Не понимаю, как такое возможно. – Сникли наклонился вперед. Сочувствуя Оскару, он все же его не ударил. – Но даже если это так, то здесь вы не найдете того, что ищете. В Красном королевстве нет других цветов, кроме красного.

– Вот такие дела, и так оно и должно быть. – Он немного колебался, потом продолжил: – Правда, я однажды по делам ездил в Оранжевое королевство.

– Ну и как там? – спросила Какао.

– Лично мне показалось, что там прохладно, да и народ неприветливый. Притом, что наши королевства неплохо ладят между собой, каждый живет сам по себе, и это всех устраивает. – Он рассеянно кивал головой. – Цвета не должны смешиваться.

26
{"b":"9057","o":1}