ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С диким воем Цезарь рванулся вперед. Удар его меча был парирован с такой легкостью, что Оскар даже не заметил, шевельнулся ли клинок капитана. Острием он ткнул Цезаря в ягодицу, когда тот пролетал мимо него. Выпад достиг цели, и появилась кровь.

– Ну, это было легко. – Перебирая своими короткими ножками, которые, как только что заметил Оскар, были перепончатыми, Ковальт ожидал следующей атаки противника. – Я солдат, а не убийца детей.

– Нет, ты вежливый предполагаемый насильник. Но я сказал: только предполагаемый! – И Цезарь снова атаковал. па этот раз капитан стоял на месте, отбивая все удары и выпады, на которые был способен Цезарь. Когда наконец ему это наскучило, он тоже ударил, и его меч вонзился в незащищенную грудь Цезаря. К счастью, удар пришелся аккурат в серебряную табакерку, лежавшую у него в нагрудном кармане. Однако оказался такой силы, что Цезарь кувырком полетел назад. Ковальт рванулся за ним, продолжая безжалостно наседать.

– Он его сейчас убьет! – Тай начал заикаться от волнения. – Кто-нибудь, сделайте что-нибудь. – Он обернулся назад. – Сэм, ты должен это остановить!

Великан стиснул зубы.

– Он просил не вмешиваться.

– Но ты должен! – Как только Тай нащупал нож на поясе, он увидел, что несколько солдат внимательно посмотрели в его сторону и подняли свое оружие, готовые приостановить любую попытку вмешаться в поединок. Как и его товарищи, он был вынужден просто стоять в стороне и смотреть.

Беспощадный Ковальт продолжал неуклонно теснить Цезаря. Оскар видел, что его приятель все лучше и лучше управляется с мечом, тем не менее он отчаянно уступал в мастерстве опытному офицеру. Пес стрелял глазами из стороны в сторону. Каковы бы ни были последствия, он знал, что должен вмешаться. В конце концов, они все могли погибнуть. Но, несмотря на бывшую между ними вражду, Оскар знал, что не может позволить убить Цезаря, Даже не попытавшись спасти его. У них было столько общих воспоминаний с тех времен, когда они, Щенок и котенок, лежали вместе, свернувшись клубочками.

Изогнувшись, Цезарь вскочил на телегу. Ковальт медленно приближался к нему, восхищаясь акробатическими, а не фехтовальными талантами своего соперника. Больше Цезарю отступать было некуда. Прямо за его спиной начиналась отвесная стена. Он весь взмок, и мускулы его дрожали. И тут у него вырвался крик ярости.

– Мастер Эвинд, неужели это то, чего вы хотели?!

– Я не знаю никакого «Мастера Эвинда». – Ковальт готовился взобраться на тележку вслед за своим противником. Кончик его меча плавно покачивался из стороны в сторону, будто летающая стрекоза. – Но он не сможет помочь тебе. Сейчас-то уж точно. – Выбрав, откуда лучше атаковать, он рванулся вперед с мечом наперевес.

Хотя до меча капитана было еще далеко, Цезарь начал отчаянно размахивать своим мечом, стараясь парировать удар. И вдруг их клинки неожиданно скрестились. Но только потому, что лезвие меча Цезаря вдруг стало длиннее раза в два (как ни странно, тяжелее он не стал).

Этого было достаточно, чтобы ослепить Ковальта. Но он замешкался лишь на мгновение, потом снова кинулся в атаку. В ответ меч его соперника словно ожил. Он будто черпал силы из кошачьей сущности своего владельца, который раньше ввязывался совсем в другие поединки. Заполучив в руки упругий блестящий клинок шести футов в длину, но легче, чем прежде, Цезарь вроде даже посвежел и воспрял духом.

Повисла пауза.

Теперь была его очередь отражать атаку и наносить колющие и режущие удары. Ковальт не мог пробиться сквозь защиту такого подвижного и длинного меча, и ему пришлось потихоньку отступать. Как только он начал отходить, удлинившийся сверхъестественным образом клинок стал двигаться все быстрее и быстрее. Вскоре он уже зазвенел и загудел, его звук разнесся по всей заставе Красных драгунов. Как это происходило, Цезарь не понимал, хотя каждый взмах меча был продолжением движения его тела. Не обладая от природы пытливым умом, как Оскар и Мактити, он просто с радостью пользовался счастливой возможностью, оставляя вопросы и объяснения на потом.

Увидев, что их начальник попал в серьезный переплет, оба помощника капитана бросились его выручать, как и несколько рядовых, стоявших поблизости. Однако их вмешательство не спасло положения. Имея в руках шестифутовый клинок, который двигался сам по себе и гудел при этом, как огромная оса, Цезарь оттеснил их всех и освободил место вокруг себя и своих друзей.

– Как ты это делаешь? – прокричал Оскар, пока они продвигались к воротам.

– Откуда мне знать? – Цезарь продолжал энергично рубить и колоть, наслаждаясь смятением на лицах их противников и бессильной яростью капитана. Когда несколько солдат выстрелили в отступающих гостей из луков и арбалетов, зачарованный меч легко отбил стрелы. Одна такая перенаправленная стрела пронзила ногу солдату, после чего никто из собравшихся вояк уже не осмелился стрелять в них.

– Разве у тебя не устала рука? – спросила Какао, тоже с мечом в руках державшая на расстоянии нападавших солдат.

– Нет еще, – крикнул он ей. – Такое ощущение, что меч держит во мне кто-то другой.

– С помощью чудесной магии Хозяина мы стали людьми. – Макитти резко прыгнула вперед, отогнав приготовившегося атаковать солдата. – Может быть, нам досталось кое-что еще.

Тогда почему мой меч прежней длины, а ноги начинают болеть, размышлял Оскар про себя. Значит ли это, что в Цезаре есть что-то, что делает его лучшим мечником? Не имеет значения. Он был готов отступать под прикрытием приятеля с его единоличным волшебством.

К тому времени весть о том, что происходит, распространилась по всему гарнизону драгунов. Полураздетые, отложив свои повседневные дела, они хватались за оружие и преследовали путешественников к берегу, поджидая, когда наконец заколдованный противник устанет.

Несколько подошедших солдат в форме попытались подстрелить Цезаря из лука или бросить в него копье. Но загадочный меч, длинный и стремительный, разрубавший воздух, как крыло колибри, продолжал легко отражать летящие стрелы, как, впрочем, и удары солдат, безуспешно атаковавших его с саблями.

У берега было привязано с десяток лодок.

Один за другим путники погрузились в ближайшую. Пока Цезарь, которому волшебство прибавило сил, сдерживал целую роту драгун, Сэм столкнул лодку с песчаного берега и сильным толчком направил ее вниз по течению. Вскоре Цезарь забрался на опасно накренившуюся корму и присоединился к товарищам.

Все еще держа свое оружие наготове, Макитти хмурилась. Они попали в струю и все больше набирали скорость.

– Они нас не преследуют. Цезарь так разозлил их, что я думала, они обязательно пойдут за нами. У них для этого и лодки есть.

Оскар смотрел на берег, вдоль которого сейчас выстроились драгуны. Они размахивали руками и что-то кричали.

– Кажется, они смеются над нами.

– Пусть себе смеются, сколько влезет. – Перенервничавший Тай устало облокотился о поручни. – Легче отвечать на насмешки, чем на выпады клинков.

Когда они отплыли на безопасное расстояние, Какао вложила свой меч в ножны и прошла вперед на нос лодки. Увидев ее приближение, Цезарь автоматически поднял меч. Промедли секунду, он бы не удержал его и не успел бы направить меч в ножны. Шестифутовому клинку не так-то просто поместиться в обычных ножнах. Но как только меч попал «домой», он начал съеживаться. Оскар заморгал, глядя на чудесное явление. Через некоторое время меч стал прежних размеров.

– Как ты это сделал? – Какао показала на вновь укоротившийся клинок.

Цезарь пожал плечами, потом усмехнулся:

– Понятия не имею. Какой-то посмертный трюк Хозяина Эвинда, наверное. Интересно, какие еще сюрпризы нас ожидают? – Он распрямился, чтобы казаться повыше. – Схватка меня утомила, но, кажется, искусство фехтования – это мое. В нем не было никакой магии. После того как я всю жизнь дрался, имея две горсти маленьких клинков, мне оно давалось легко. – Подняв руку, он посмотрел на короткие ногти и скорчил рожу. – Скучаю по своим настоящим когтям, честное слово.

31
{"b":"9057","o":1}