ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И огромная стена из известняка, возведенная вдоль реки и полностью перекрывавшая дорогу на восток.

Оскару даже пришлось откинуть назад голову, чтобы увидеть верх Бробдинанской Стены. Она была очень высокой, и на первый взгляд казалась столь же прочной. Подойдя поближе и рассмотрев ее как следует, они поняли, что стена сложена из непробиваемых желтых глыб, которые действительно нельзя было сдвинуть с места. Ее сложили камень за камнем, кирпич за кирпичом, чтобы не пропустить лазутчиков. Оскар и его друзья приуныли.

– Как вы думаете, мы можем ее обойти? – спросила Макитти, озирая стену по всей длине.

– Ну уж перелезть-то мы через нее точно не можем. – Оскар озабоченно взглянул туда, откуда они только что пришли. Интересно, – подумал он, – Куол и его вампиры, наверное, уже вырвались от Нугвота и сейчас несутся сквозь чащу, чтобы схватить улизнувшую добычу.

– Было время, когда я бы смог. – В голосе Тая звучала тоска.

– Идите сюда! – Цезарь отошел немного вниз по течению и теперь звал остальных.

– Что там такое? – крикнул Оскар, сложив руки рупором. – Дорога через стену?

– Не через стену. – Цезарь стоял у стены, почти скрытый легким изгибом бастиона. – Но, может быть, сквозь нее.

Ворота, которые увидел Цезарь, были массивные, срубленные из тяжелых деревянных брусьев и украшенные затейливой резьбой из завитушек и спиралей. Они доходили почти до верха гладкой каменной стены и тяжело нависали над головами путников. Макитти первая заметила повторяющиеся рисунки, украшавшие стену.

– Вы видите? – Она пальцем указала на один особенно выделяющийся завиток в форме улитки. – Из каждого рисунка спиралью выходят лучи, иногда они соединяются в сложный узор. Я думаю, они так или иначе обозначают солнце.

– Тут их несколько десятков, и все разные. – Тай ползал на четвереньках и рассматривал огромный диск у основания ворот. – Здесь есть одно, состоящее из множества колец.

– А вот на этом по краям вырываются языки пламени. – Цезарь засмеялся. – Кто бы это ни вырезал, он понятия не имел, что делал. Солнце, конечно, горячее, но оно же не горит!

– Думаю, ясно, почему в этой стране люди так много внимания уделяют солнцу. – Оскар осматривал железные петли и запоры, удерживающие массивные створки вместе. – В конце концов, это же Желтое королевство.

– Королевство есть королевство. – Отойдя к берегу сверкающего ручейка, Цезарь задрал голову и внимательно осмотрел верхнюю кромку стены. – Если бы я мог лазать, как прежде, я бы точно уже был наверху ворот.

– И я тоже, – согласилась Макитти, – да и Какао. А вот что бы делали остальные?

– Для меня слишком высоко. – Оскар стоял рядом с Цезарем. – Я никогда не умел хорошо лазить. Мне почему-то кажется, что и подкопаться под эту стену я не смогу.

Сэм отозвался о вставшей на его пути преграде одним глубоким вздохом: своими толстыми пальцами он не сумел бы ухватиться за края камней и тонкие трещинки.

– Значит, мы застряли. – Макитти еще не сдалась, но заметно растерялась.

– Не обязательно, – Какао осматривала стену. – Если кто-то из нас перелезет через стену, можно попробовать открыть ворота с той стороны.

– А если хранители ворот будут возражать? – спросила ее Макитти.

Она нахмурилась.

– Какие такие хранители? Я никого не вижу и не слышу.

– В том-то и дело. Зачем им охранять такие огромные и крепкие ворота? Но если там есть какой-то пост или застава, то можешь не сомневаться, они тебя увидят. И еще неизвестно, как отреагируют.

– Почему бы просто не спросить у них?

Все обернулись и посмотрели на Тая, который стоял у ворот.

– И как ты предлагаешь это сделать? – кисло поинтересовался Цезарь.

Повернувшись, Тай обеими руками уперся в створки и толкнул их. Массивные деревянные ворота резко заскрипели и слегка приоткрылись. Примирительно улыбаясь, Тай ответил на вопрос: – Ворота не заперты.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Один за другим они подошли к узкой щели, случайно обнаруженной Таем, и заглянули внутрь. Даже отсюда им было прекрасно видно, что находилось с другой стороны. Их взволнованным и нетерпеливым взглядам открылась панорама, которая развеяла страхи.

Свет в Желтом королевстве был почти нормальным. Не настолько, конечно, чтобы допустить существование других цветов, но очень близким к тому, к которому они привыкли дома. Впервые с начала пути по радуге они могли спокойно смотреть на то, что /их окружает. Приятный успокаивающий свет придавал мягкий блеск всему, чего касался, вплоть до места, где кучкой сгрудились путешественники.

За воротами не оказалось ни поста, ни бараков полных гневными стражниками. Вместо этого до самого горизонта простирались поля колышущейся травы, напоминавшей пшеницу. То тут, то там средь поля кучкой росли маслянисто-желтые деревья. Среди ароматной саванны они смотрелись, как усы на морде у кота. Легкий бриз смягчал совсем не изнуряющую жару. Воздух был наполнен обволакивающей свежестью, чего так не хватало в Красном и Оранжевом королевствах, и каким-то легким ароматом, который Оскар никак не мог определить.

Какого цвета было небо, они не видели, потому что его затянули желтовато-серые тучи. Друзья осторожно прошли через ворота и вступили в пределы королевства. Отдельные порывы сильного ветра посвистывали у них в ушах. Открывший ворота Тай вошел последним и снова аккуратно прикрыл их. Взглянув на себя, он с удовольствием отметил, что снова стал восхитительно желтого цвета.

Широко раскинув руки, Цезарь глубоко вдохнул свежий воздух.

– Какое чудесное место! Если бы мы так не спешили, я бы улегся прямо здесь и немного поспал.

– Ты что, забыл, что Нутвот со своими помощниками может все еще висеть у нас на хвосте? – напомнила ему Какао. – Не говоря уже о Куоле и паре его кровососов.

– Если повезет, то Куола и остальных сейчас уже забархотали. А Нутвот и его счастливые, но глупые подхалимы, не настолько упорные, чтобы продолжать погоню. – Скромно отойдя в сторонку, Тай показал им огромный железный запор, который он задвинул. Теперь ворота были надежно заперты.

– А ты молодец, голова из перьев. – Цезарь подошел к нему и со всей силы хлопнул по плечу, так что оставил синяк. После такого внушительного жеста восхищения он зевнул и стал осматривать землю. – Ну, кто еще за то, чтобы поспать?

– Мы же не можем вот так просто свернуться клубочком и улечься спать средь бела дня, – твердо сказала Макитти. – Так могут сделать кошки, но не люди, у которых, к тому же, есть важное дело.

– Ворчливая старая сардина, – пробормотал Цезарь.

Глубокие желто-зеленые зрачки Макитти сузились.

– Что ты сказал?

Мечник отступился и вздохнул.

– Я сказал, что когда наступит ночь, я с радостью засну в своей постели. Куда идем? – Да, быть человеком – это не одни сплошные чудеса и удовольствия, думал он.

Оскар прикинул, как высоко стоит солнце, и сколько времени осталось до наступления темноты.

– На восток, друзья мои. Все время на восток, пока не придем туда, где есть белый свет.

– Если такое место вообще есть, – проворчал Цезарь, пристраиваясь в колонну.

По правде говоря, Оскару все труднее и труднее было не думать о предложении Цезаря поспать. Свежий воздух, ласкающий теплый ветерок, мягкая шафрановая трава под ногами – все это вызывало в нем растущее чувство усталости, которое он гнал от себя уже несколько дней. Ему все время приходилось бороться с желанием лечь на землю и предаться блаженному полуденному сну.

Что в этом плохого, спрашивал он себя. Раз большие ворота заперты, с тыла нет никакой угрозы. Никакая погоня, какой бы фанатичной и целеустремленной она ни была, не сможет добраться до них из Оранжевого королевства. До сих пор они не заметили никакой опасности. Желтая страна явно была намного приятнее и спокойнее, чем две предыдущие.

Когда, наконец, сон вновь соблазнительно потянул его прилечь на манящую землю, он во второй раз предложил Макитти сделать остановку. Может быть, думал он, длинная прогулка сделала ее более сговорчивой. Ее ответ его удивил.

39
{"b":"9057","o":1}