ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Очень помогало то, что в ущелье было много растительности. Там, где камни качались и осыпались под ногами, можно было ухватиться за крепкие деревья или прочно укоренившиеся кусты. Друзья уверенно спускались вниз и вскоре уже погрузились в темные глубины ущелья, лишь изредка ловя отблески солнечного света. Камни, по которым они шли, отдавали приятной прохладой. Как и планировалось, дна каньона они достигли, как раз когда солнце было в зените. Оно было прямо над головой, хорошо освещало им путь, но не отбрасывало опасных теней. Торопливо пробираясь по извилистому дну, они натыкались на скелеты и заброшенное оружие менее удачливых путешественников. У Оскара по спине пробежал холодок, но вовсе не от прохлады глубокого ущелья. Все увиденное доказывало, что опасность здесь существовала реально, а не только в воображении мнительных слевишей. Что-то в этом месте убивало людей. Они Молча прибавили шагу, а за ними неотступно следили пустые глазницы и разбитые черепа.

Преодолев самую опасную часть пути без происшествий и вздохнув с облегчением, они уже карабкались по другому склону и радовались, что не встретили никакой западни. Успех прибавил силы. Они уже взобрались почти до середины восточного склона и чувствовали себя в безопасности, как вдруг яркий солнечный свет с неожиданной силой осветил их путь.

Прикрыв рукой глаза от солнца, Какао обернулась посмотреть, откуда бьет свет. У Оскара глаза были менее чувствительные, поэтому он первым рассмотрел целый эскадрон теней. Они расположились высоко на противоположном склоне под защитным уступом. В руках они держали металлические щиты, брошенные убитыми путниками. Начищенные до блеска, они, как идеальные зеркала, отражали лучи солнца и направляли их на противоположный склон, освещая кучку напутанных друзей.

Отраженный свет попал на Какао под неожиданным углом и обошел квавин, который она держала высоко над собой, заслоняясь от солнца сверху. Освободившаяся тень тут же прыгнула на нее сзади и повисла на плечах. Какао с грохотом рухнула вниз. Оскар повернулся, чтобы помочь, но его тут же схватили за руку, а призрачные пальцы норовили вцепиться ему в глаза. Оскар отчаянно пытался вырваться из этих цепких клешней, и ему уже было не до Какао: надо было бороться за свою жизнь.

Сэму, не привыкшему иметь дело с тенями, приходилось не легче остальных. Чудовищное черное облако, отразившееся на свету, быстро вскочило и сразу вцепилось в неповоротливую шею своего хозяина. Все теперь были заняты борьбой с самыми мимолетными сущностями своего собственного «я», попав под лучи света, отражавшиеся от щитов-зеркал на противоположной стороне каньона.

Оскар лежал на спине, его тень сидела сверху и душила его, как вдруг ее оторвали от него. Судорожно хватая воздух, он увидел, что Макитти раздирает лишенное всяких черт лицо тени своими чуть укороченными, но все еще очень опасными ногтями. Видимо, этот молчаливый овал пустоты имел что-то чувствительное к боли, так как схватился руками за пораненное лицо. Воспользовавшись передышкой, Оскар вскочил на ноги. Он заметил, что Таю приходилось особенно туго со своей тенью-убийцей, и он быстро терял силы. Пес уже готов был броситься в драку, но задержался. Ведь было ясно, что для победы в этой смертельной схватке с тенями нужно что-то большее, чем грубая сила.

Он достал из-за спины свой квавин и отвязал веревки. Развернув его так, чтобы защитить себя, Оскар встал перед борющимся Таем и заслонил его от света, отражаемого с другого склона. Тень кенара тут же исчезла, поглощенная большой тенью квавина. Благодарный Тай перекатился со спины на четвереньки и стал подниматься. Но в этот момент на него попал другой пучок света, и тень снова вернулась. Она тут же обвила его ноги своими тонкими цепкими руками.

Оскар обернулся и осторожно выглянул за край своего квавина: на той стороне появилась еще одна группа теней с отполированными щитами. Они отошли чуть южнее первого отряда, и теперь сумеречное пополнение посылало проклятый свет совсем с другой точки.

Оскар почувствовал, как что-то тянет его за ноги. Он посмотрел вниз и увидел, что его вновь ожившая тень пытается сбить его с ног. Когда он передвинул Щит и заслонился от нового источника света, тень исчезла, но только для того, чтобы тут же появиться в ярких лучах от зеркал первого отряда.

Не удивительно, что Великое ущелье представлялось непроходимым барьером и его так боялись. Опытный путешественник, вооружившись квавином, считает, что он в безопасности. Однако он попадает в ловушку солнечного света, бьющего не с одной, а сразу с нескольких сторон. Чем дольше они боролись на склоне, тем легче было бесхозным теням на противоположной стороне нацеливать на них отраженный свет, и это делало положение путников еще более отчаянным. Оскару вовсе не хотелось испытать, что могут натворить вырвавшиеся на свободу тени после наступления темноты.

Он подумал о том, что можно отвязать со спины Тая его квавин. Двумя щитами он заслонил бы их от потоков света, и тогда они были бы в безопасности. И только он об этом подумал, как ударил третий луч от еще одного отряда с зеркальными щитами, который попал как раз туда, где путники сражались за свои жизни. Теперь перенаправленные потоки света освещали их сразу с трех сторон. Тройная атака делала невозможным использование квавинов: можно было заслониться только от одного луча, а значит и от одной тени, в то время как еще две нападали на него.

Квавин отлетел в сторону, и вот на Оскара насели сразу три независимых друг от друга тени. На его лицо набежал мрак, никак не связанный с наступлением ночи, ведь солнце было еще высоко. Он старался отвести руки теней, которые тянулись ко рту, носу, хотели вцепиться в глаза. Оскар доблестно сражался, но теней было слишком много.

Вдруг один из призраков отшатнулся и, обезумев, стал шарить своими темными руками на месте бесцветной головы, которую срубили с его плеч. Вторую тень буквально выпотрошили, и ее внутренности туманной дымкой выползли из распоротого бока. Оскар почувствовал, как чьи-то теплые руки помогают ему встать. Он попытался поблагодарить своего спасителя, но слова застряли у него в горле.

На него смотрело черное приведение с ярко-желтыми глазами. На бледном лице выделялись яркие зубы. Приведение вихрем накинулось на тени, пригвоздившие к земле быстро слабеющего Тая.

Изумленный Оскар отыскал свой квавин и заслонился от зловещего света. Он увидел, что желтоглазое приведение здесь не одно. Он насчитал трех черных фантомов, которые носились по склону и со смаком рвали тени на части и развеивали их, как дым, на который и сами были очень похожи. Вскоре все тени были повержены; у них были оторваны головы, руки, ноги, выпущены кишки. Они истекали грязно-черной кровью и умирали.

Оцепенев, пес бродил между призрачными трупами. Все это вполне логично, решил он. Если тень может кого-то убить, почему бы не убить ее. Один за другим потоки света, отраженного от зеркал, исчезли: свободные тени, управляющие щитами, испугались ужасной резни, учиненной неожиданными защитниками цвета черного вороньего крыла. Им было непривычно видеть, как убивают их собратьев. Они испытали настоящий шок, и это положило конец всяким попыткам удержать путников. По двое, по трое, тени на противоположном склоне расползались, скрываясь в темных глубинах каньона.

Одно из мстительных приведений то ли подошло, то ли подплыло к Оскару и перегородило ему дорогу. Пес интуитивно почувствовал, что меч, который все еще висел в ножнах у него на поясе, будет так же бесполезен против этого призрака, как и против теней.

– Что ты делаешь? – Сжав кулаки, он уставился на молчаливое видение. Узкие желтые глаза да острые яркие зубы – вот все, что было видно на лице, лишенном каких-либо черт.

Узкие желтые глаза да острые зубы… На его лице недоумение сменилось изумлением. Он знал эти глаза.

– Макитти? – услышал он сам себя. Чернота, казалось, поплыла у него перед глазами.

Она оформилась во что-то ощутимое, в человеческую фигуру или что-то вроде этого. Усталая, но торжествующая улыбка осветила лицо женщины-кошки, которую он так хорошо знал.

45
{"b":"9057","o":1}