ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тихий, но мелодичный свист заставил их одновременно повернуться. Это был очень знакомый свист, хотя они привыкли слышать его из птичьего горла.

Тай смущенно смотрел на своих товарищей. Голос его был немного подавленный, но звучал уверенно.

– Боюсь, я еще не все сказал вам. А это довольно важно.

Глаза у Цезаря округлились. Какао выглядела озадаченной, а любопытство Макитти придало жесткость ее словам.

– Ну, что еще, Тай?

– Дело в том, что я – ну, в общем, не совсем тот, кто вы думаете. Мое полное имя – Тайек Золотое Пламя. Я также известен как Тайкафен бен-Арубар, адепт магических искусств, утвержденный ассистент алхимии, официально признанный и посвященный подмастерье Гильдии Магов. Говоря обычным языком, я – помощник и давний преданный друг Мастера Эвинда.

– О-ооо-х, – уважительно прошептала Какао. Цезарь был потрясен гораздо меньше.

– Что-то многовато титулов для того, кто всю жизнь проводит в виде маленькой незаметной певчей птички.

Тай перевел взгляд на обнаженного мечника. Цезарю показалось, что в глубине зрачка юноши что-то сверкнуло, это походило на обманчивую игру света ввиду близости водопада.

– Считай, друг Цезарь, что мое положение и условия жизни – это дань бесконечной предусмотрительности Мастера Эвинда. Когда он принимал посетителей и хотел знать их разговоры в его отсутствие, я все записывал – в промежутках между песнями, конечно. Когда он творил заклинание и ему нужна была незаметная помощь, я присутствовал как бы на заднем плане и помогал ему, в чем было нужно. – Тай перевел взгляд на ошарашенного Оскара.

– Когда ему нужна была вторая пара глаз или кто-то, кто бы присмотрел за вещами в его отсутствие, я был в его распоряжении. Как ты думаешь, Оскар, почему он брал с собой в путешествие меня, а не тебя или Макитти? Считалось, что я там лишь затем, чтобы радовать своим пением. Если бы кто-нибудь попытался опознать возможного помощника мага в доме, где есть три кошки и змея, кто бы мог подумать о канарейке?

– Я бы точно не подумал, – фыркнул Цезарь. Презрительно фыркать все-таки удобнее кошачьим носом, подумал он.

Тай серьезно кивнул:

– Я с сожалением вынужден признать, что вы, три кошки, и ты, Сэм, жили в доме Хозяина не только для компании, сколько в виде ловушки. Любой, кто пожелал уничтожить знания и мудрость Суснама Эвинда, позаботился бы также о том, чтобы избавиться от его помощников. В этом-то случае маленькая безобидная птаха…

– Приманка. – Выражение лица Цезаря сменилось с раздраженного на несчастное. – Черствый сукин сын – я никого не хочу обидеть, вы понимаете. Тебя, Оскар, тоже, – добавил он, на секунду задумавшись.

– Мастер Эвинд делал все необходимое для сохранения себя и своего наследия. – В отсутствие этого достойного человека Тай взял на себя обязанность принести скромные извинения. – Я уверен, что он не желал вам зла, и я точно знаю, что он вас любил.

На несколько минут повисло молчание, и каждый из них заново пересмотрел свои отношения с теперь уже покойным Хозяином: отношения, которые, как казалось, были понятны им и как животным, и как людям. Теперь же стало ясно, что помимо всего прочего, эмоциональная связь между ними была совсем другой.

Оскар подошел и встал перед Таем:

– Так ты говоришь, что все записывал и запоминал. Чтобы – как ты сказал? – чтобы его знания и мудрость сохранились. – Это значит, теперь ты обладаешь его знаниями и мудростью?

Макитти задержала дыхание. По выражению лица кенара ничего нельзя было прочесть.

– У меня нет ни грамма его мудрости. Мудрость умирает вместе с мудрецом. Но немного из его знаний я сохранил. – Он скромно пожал плечами. – Это моя работа.

Оскар широко открыл глаза:

– Ты! Ты же первый прошел. Это же ты нашел вход в радугу и позвал нас.

Тай кивнул, позволив себе на этот раз слабо улыбнуться.

– Мне пришлось рискнуть и чуть не разоблачить себя. Но это был единственный способ спасти нас всех. К счастью, наши преследователи не почувствовали, что я использовал магию. Если бы почувствовали, то, боюсь, нам пришлось бы гораздо быстрее столкнуться с Хаксаном Мундуруку. Были и другие трудности, когда я тайком использовал свои небольшие умения. – Какао смотрела на него во все глаза. – Вы помните, когда мы вошли в Желтое королевство?

Она кивнула.

– Великие ворота. Это ты обнаружил, что они были не заперты.

По его лицу скользнула тень улыбки:

– Они не совсем были «не заперты». Немного магии. И, конечно, когда мы оказались в ловушке внутри упавшего каури в Зеленом королевстве. Разве вас не удивило, как все эти пернатые друзья, освободившие нас, услышали мое пение сквозь дерево? Мне пришлось несколько раз поспешно перевоплотиться.

– Еще когда? – не мог удержаться от вопроса Цезарь. Теперь он вспомнил небольшие наблюдения, которые в свое время противоречили их представлению о Тае как об обычной певчей птице. Но тогда некогда было разбираться.

– Я напомню тебе еще один раз, но как-нибудь потом, мой пушистый друг. Когда мы снова будем сидеть у горячего костра в безопасной стране.

– У нас есть белый свет. Прямо здесь и начнем? – Глаза Какао горели рвением. – Это место ничуть не хуже любого другого для того, чтобы снять губительное заклятие Мундуруку.

– Нет, – твердо возразил Тай. – Нам нужно вернуться домой, в дом Хозяина Эвинда. Мы не только почувствуем себя увереннее, но там активно действуют подспудные силы, которые помогут нашим стараниям. Именно поэтому Эвинд решил построить свое жилище там.

Оскар внимательно посмотрел на своего друга:

– Ты не сказал «Хозяин».

– Что? – замигал Тай.

– Упомянув имя, ты не назвал его «Хозяин Эвинд».

Помощник вздрогнул, а потом кивнул:

– Это означает, что наше и его положение изменилось. Теперь мы сами себе хозяева и должны самостоятельно бороться с таким могущественным колдуном, как Хаксан Мундуруку.

Сэм сжал и разжал свои огромные кулаки.

– Жаль, что мне пришлось оставить мой топор.

– Мы возьмем новое оружие из домашнего арсенала. Магия – это хорошо, но не помешает иметь под рукой острый клинок. – Тай прошел мимо них и направился к крутому склону, к той тропинке, по которой они не так давно спустились.

– Может быть, этот человек сможет одолжить нам оружие на время пути. – Подойдя к основанию холма, Цезарь заметил женщину, стоявшую в мелком ручье недалеко от водопада. Он направился к ней, махая рукой и выкрикивая какое-то радостное приветствие.

Услышав его крик, женщина повернулась, отбросила в сторону ведро, до половины заполненное лангустами, подобрала юбку и с криком бросилась к тропинке. Добравшись до сухой земли, она припустилась еще быстрее, так что расстроенный Цезарь притормозил, а потом и вовсе остановился. Он мог бы легко ее догнать. Вместо этого, опустив руки, он печально проследил за ее безумным бегом, пока она не скрылась из виду. Вернувшись к ожидавшим его друзьям, он удивленно посмотрел на них.

– Не понимаю. Я улыбался и говорил очень дружелюбно и спокойно. Почему же она убежала от меня? Может, в своих странствиях мы так ужасно изменились, что остальные в страхе бегут при виде нас? – Он замолчал. – Эй, чего это вы все так ухмыляетесь?

Оскар давился едва сдерживаемым смехом.

– Сегодня я не пес, Цезарь. А ты не кот. Если бы ты предстал перед бедной женщиной в своем обычном облике кота, она, я уверен, радостно бы поприветствовала тебя. А вот в своем теперешнем виде ты вызвал у нее несколько иную реакцию.

Мечник посмотрел на себя.

– А что не так с моим – ой, я забыл. У людей ведь эти предрассудки насчет одежды, так?

– Это точно. – Обнаженная Макитти схватилась за свисающие ветки дерева, чтобы легче было залезать по сырому склону.

Цезарь смущенно подошел к Таю и сказал:

– Ты волшебник. Почему же ты просто не наколдуешь нам немного одежды?

– Я никакой не волшебник, не придумывай. – Тщедушный Тай с отвращением смотрел на предстоящий подъем от реки до дороги наверх. – Я всего лишь неопытный помощник. И мне так не хватает крыльев. – Обойдя своего приятеля, он начал подниматься вслед за Макитти, которая выбирала довольно удачный путь, насколько это было возможно в данных обстоятельствах.

68
{"b":"9057","o":1}