ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Блюз перерождений
На краю пылающего Рая
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Я куплю тебе новую жизнь
Фагоцит. За себя и за того парня
Татуировка цвета страсти
Капкан для MI6
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Жена между нами
A
A

Смотрящий-на-Карты немного подумал:

— Тогда мы должны убрать и тело аборигена, — разведчика охватил приступ удушья от понимания того, что он совершил. — Ведь он убит из оружия Квози, которое, конечно же, отличается от их оружия.

— Вы сможете нести его? А я попробую нести Уносящего.

— Да, я отнесу его, — заверил он Стоящую. — У меня нет выбора.

Водой, взятой в месте для приготовления еды, и медикаментами из своих сумок они уничтожили следы крови убитых. Стоящая прошлась по всем комнатам, чтобы убедиться в том, что все осталось как и прежде, до их прихода сюда. Затем они покинули дом, но уже не в том лучезарном настроении, а в полном отчаянии и кромешной темноте.

Нести на себе ширазянина оказалось не таким простым делом. Они не сделали и нескольких шагов, как Смотрящий был вынужден остановиться и опустить свою ношу на землю.

— Это невозможно, — прохрипел он. — Абориген весит как пара самых тяжелых Квози.

Стоящая-на-Заседаниях оглядела окрестности, что было нетрудно при сияющем диске спутника.

— Давайте посмотрим, что же можно сделать. В конце концов они обнаружили большую платформу с двумя колесами. С одной стороны имелась пара поручней. Квози поместили на нее чужака, а сверху на него Уносящего-ношу-Вдаль. Затем каждый из них взялся за ручку и они слегка приподняли платформу, переместив при этом центр тяжести на два колеса. Так они смогли взобраться со своим жутким грузом вверх на холм, а затем пробраться по вспаханному полю к лесу. Они постоянно останавливались, чтобы восстановить в памяти путь, а также, чтобы уничтожить следы, оставленные платформой.

Забор, под которым разведчики так ловко пробрались утром, теперь стал непреодолимым препятствием. Им пришлось по очереди переносить через заграждение сначала тела, затем платформу, а потом перебираться самим. При этом все нужно было делать очень осторожно, чтобы на проволоке не осталось ни малейшего клочка одежды. Только к утру они добрались до леса.

Было очень тяжело везти по лесу перегруженную платформу, но здесь, под ветвями пушистых деревьев, они чувствовали себя намного увереннее. И хотя эта работа требовала от них все силы и энергию, оба не переставали прокручивать в памяти события предыдущего вечера.

На приветственный жест Уносящего ответом был выстрел. Не было даже попытки как-то вступить в общение с ними, или спокойно разобраться в происходящем. Видимо ширазянин выстрелил инстинктивно, но ведь рука Уносящего была доверчиво протянута ему навстречу. Стоящая-на-Заседаниях пришла к выводу, что абориген был очень напуган внезапней встречей, тем не менее это не снимает с него ответственность за содеянное. Ему следовало подождать и посмотреть, что же будет дальше.

Если поведение этого аборигена не было отклонением от нормы, если он не был психически ненормальным, то Шираз оказалась обманчивым раем. Как они смогут войти в контакт и подружиться с существами настолько нецивилизованными. Которые воюют друг с другом и убивают дружелюбных незнакомцев, так и не разобравшись, в чем дело. Такие мысли никак не могли служить утешением. Поэтому их обратный путь на корабль нельзя было назвать радостным.

«Неужели так будет всегда, — думал Смотрящий-на-Карты. — Насилие, смерть, противостояние?» Он поделился своими сомнениями со Стоящей-на-Заседаниях.

— Нет, такого быть не может. Ведь нас всего несколько тысяч. Вы видели с орбиты огни больших населенных пунктов. То есть, их, наверное, миллионы, а может даже миллиарды. Наше оружие хоть и более передовое, но все же предназначено для выяснения отношений с враждебными неразумными существами. А их оружие, хоть и примитивное, но его оказалось достаточно, чтобы убить Уносящего-ношу-Вдаль, то есть оно более эффективное в данных условиях. Любой конфликт с ширазянами закончится истреблением нашей колонии. И даже если мы достигнем каких-либо успехов обороняясь, то психологический шок у наших жителей окажется куда более страшным последствием, чем смерть, — она вопрошающе взглянула на него. — Вы уже пришли в себя?

— Едва ли. Я пытаюсь выбросить из головы мысли о случившемся, но это, наверное, нелегко. А ведь я имел социальную подготовку. Я понимаю, что Вы имеете в виду. Но что же нам делать? У нас нет возможности оставить Шираз и ее умалишенных жителей.

— Не нам это решать.

Последняя фраза явилась в некоторой степени успокоением для Смотрящего. Он смог расслабиться, когда понял, что его ответственность не так уж велика. Конечные решения будут приниматься Капитаном, Встающим-с-Приветствием и Советом Семерых. Все, что требуется от него и Стоящей-на-Заседаниях, так это сделать необходимые отчеты о проведенных исследованиях. Затем он бы смог заняться восстановлением.

Но ведь он убил другое разумное существо. То, что это был не Квози, не облегчает душу. Хотя тогда у него не было времени думать. В тот момент он знал только то, что он в опасности, Его могли убить.

К тому же он был шокирован смертью своего близкого друга. Ведь никаких причин для этого не было. Только теперь он обратил внимание на то, что у аборигена было с собой оружие. Неужели чужаки всегда носят при себе оружие, как Квози шарфы или серьги? Смерть как украшение? Зачем носить оружие в своем собственном жилище?

— Это дикари, чья технология намного превосходит их социальную зрелость, — таково было мнение Стоящей-на-Заседаниях. — Они еще не научились воплощать свое стремление к насилию в виде искусства или в любую другую форму, как это делаем мы. Они управляют сложными машинами, но их разум находится на самом низком уровне. Это несколько меняет ситуацию. Нам нужно поближе познакомиться с их психологией. Но для этого необходимо разобраться в их языке. Одно ясно сразу: склонность к насилию наложила отпечаток на их поведение. Вот почему они производят столько шума. Очень громкая речь и является показателем их примитивности.

— Мы так мало о них знаем. Как нам удастся добыть всю информацию, не подвергая опасности себя?

— Оставь это экспертам. Я знаю только то, что «Последователь» больше не может находиться в космосе. Он должен опуститься вниз. Нам придется осесть здесь.

Снова Стемнело, короткий день как рыболовной сетью покрыл их сумерками. Они решили передохнуть под одним из пушистых деревьев. Двухколесная платформа с телами убитых выделялась на фоне тусклого неба и служила немым напоминанием о провале.

— В жилище не било самки, — продолжал Смотрящий-на-Карты. — Возможно ли это? Он ведь был нормальным в этом отношении?

— Может быть частота совокуплений у них несколько ниже, чем у нас, — Стоящая-на-Заседаниях рассматривала чужие деревья, играя с острыми зелеными иголками, заменяющими нормальные листья. — Может, это происходит у них через день или два. И может он как раз оттуда и возвращался.

С этими словами она резко повернулась к нему и произнесла:

— А мы, собственно…

Смотрящий пришел в ужас. Из-за событий последних двух дней они совсем забыли принять блокирующие пилюли. Тут же по всему телу прошла знакомая дрожь.

Необходимости в словах больше не было. И здесь, в лесу, в ту ночь они восемь раз удовлетворили друг друга. К утру он почувствовал себя намного лучше, чем если бы все это время провел, вспоминая стихи священной книги Шамизин.

Через некоторое время они были уже на месте, в кругу друзей. Шок, который испытали те, кто остался на корабле, был во много раз сильнее, чем у тех, кто присутствовал при несчастье. Гуляющий-в-Молчании сразу потерял сознание, и им понадобилось приложить немало усилий, чтобы привести его в чувство. А Летающую-на-Хвосте и Вздыхающую-с-Горечью пришлось отпаивать лекарством, чтобы восстановить функции пищеварительного тракта и органов дыхания. Прошло много времени, прежде, чем они смогли осмотреть тела погибших без использования гипервентиляции. Такова была реакция Квози на насильственную смерть двух разумных существ.

«Все они прошли необходимую подготовку и испытания, — подумал Смотрящий-на-Карты. — А как тогда отреагирует на все это простой Квози? Апоплексическим ударом?» Стоящая-на-Заседании была права. Они не должны даже и думать о борьбе. Если даже Квози и выиграют несколько сражений, урон, нанесенный психике, окажется невосполнимым.

17
{"b":"9058","o":1}