ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корабль трясло и швыряло из стороны в сторону. Порывы ветра были намного сильнее, чем в первый раз, и все потому, что сейчас они производили посадку как раз в самый разгар грозового шторма. Темные тучи служили надежным прикрытием для «Последователя» и двух других кораблей.

Задумавшись Смотрящий привел в порядок свежевыбритые завитки, свой безукоризненно чистый мех, шарфы и украшения, которые указывали на его статус и личность. Возможно у них при посадке будут трудности, ведь погода не предвещает ничего хорошего, но он все равно должен выглядеть соответствующим образом.

Повинуясь четким и отработанным действиям Летающей-на-Хвосте, их исследовательский корабль пробивался сквозь бурю и дождь. Зловещая погода лишний раз подтверждала, что Шираз была далеко не райским местом, таким как, например, Азель. Совсем рядом с кораблями вспыхнула молния, а сильный ветер мешал спуску. Черные тучи закрывали видимость. Летающая-на-Хвосте все свое внимание сосредоточила на экранах приборов, предоставив возможность кораблю самому падать вниз; энергия подавалась лишь в самых необходимых случаях.

Вершины гор, опоясывавших посадочную площадку, напоминали острые зубья. Вероятность того, что в таких условиях коренные жители попытаются вмешаться и помешать посадке, была чрезвычайно мала. Но все равно они не имеют права на ошибку. Если разведчики собьются немного вправо или сядут чуть севернее, то «Последователь» просто соскользнет в какое-нибудь ущелье и развалится на части, не оставив ничего от заветной мечты Квози.

Из-за туч поверхность планеты появилась совершенно неожиданно, что вызвало свист удивления среди неопытных членов команды. В темноте, под льющим дождем это напоминало возвращение в родильную сумку. На фоне низкого тяжелого неба угрожающе виднелись очертания скалистых гор, но разведчики сразу же увидели просвет в горной цепи. Это и была посадочная площадка. Южнее корабля вспыхнула молния. Летающая-на-Хвосте сделала знак присутствующим, что она завершает посадку. Места для маневрирования не было совсем, а также не хватало времени, чтобы снизить скорость. Только что они были в воздухе и вели борьбу со штормом, а теперь корабль с грохотом мчался по гравию.

По инструкции после завершения спуска в салоне должна была воцариться полная тишина. На деле оказалось совершенно иначе. Все одновременно заговорили, при этом возбужденно махали руками в сторону блестящих гранитных гор и лиственных деревьев, растущих на восточных склонах. Что касается кустарника, то корабль без особого труда пробирался сквозь него.

Выбившись из сил Летающая-на-Хвосте посадила корабль, соблюдая все меры предосторожности. После того, как моторы были выключены, их поднятые уши наполнил шум другого рода, проникающий в корабль снаружи. Ширазянский гром.

Поспешно были отстегнуты ремни. Универсальные сандалии, которые можно было носить при любой погоде, зашлепали по палубе корабля. Несмотря на усталость команда готовилась выйти наружу. Летающая-на-Хвосте приготовилась выйти вместе со всеми. Она заметно ослабла, но по-прежнему была в приподнятом настроении. У выходного люка она присоединилась к остальным членам команды, тесно прижавшись к Смотрящему-на-Карты.

— Все-таки кому-то следовало здесь оказаться, чтобы встретить нас словами «Добро пожаловать домой», — прошептала она. Взглянув на позу Смотрящего и увидев, что он разрешает дотронуться до своего тела, Летающая-на-Хвосте погладила разведчика шестью пальцами по щеке. Этого было вполне достаточно, чтобы, даже после изрядной дозы подавляющих препаратов, у обоих возникло сильное желание оказаться вместе. Но все же Смотрящий преднамеренно отстранился. Да, они вместе произвели посадку, но сейчас было не время для всего остального.

Закончив последнюю проверку, они открыли люк. Шираз встретила ледяным ветром, дождем со снегом, вспышками молний. Но Смотрящий был доволен. В такую мерзкую погоду даже сверхчувствительным приборам было трудно обнаружить спускающийся корабль. А если верить их предварительным наблюдениям, у аборигенов таких машин не оказалось.

Шагая большими шагами вниз по трапу, ему пришлось придерживаться за поручни из-за сильного ветра. Другой исследовательский корабль, по-видимому, удачно приземлился на другом краю равнины. Позади Смотрящего четверо членов команды, борясь со стихией, размещали свое оборудование. Перед ними были поставлены две задачи: подтвердить данные, полученные на орбите, и быть готовыми, в случае необходимости, провести некоторые исправления. И хотя на них были надеты защитные костюмы, проводить работы из-за завывающего ветра и грохочущего дождя было практически невозможно.

— Какое великолепное место, — съязвил Смотрящий. — Несомненно наши потомки будут нам весьма благодарны.

— У нас не было выбора, — Летающая-на-Хвосте стояла совсем близко и наблюдала за изнуряющей работой команды приземления. — Мы были вынуждены спуститься в такое не очень привлекательное место. Но ведь Ширазяне похожи на нас в этом отношении.

— Мы не знаем всего, — поправил ее Смотрящий. — У них, возможно, есть свои причины избегать это место. Причины, которые нам трудно представить, — он смахнул с лица капли дождя, — хотя я не думаю, что они вдруг забредут сюда в поисках мягкого климата.

Он перевел взгляд на деревья, которые росли на равнине, а затем плавно переходили на склоны гор. Деревья, пусть чужие, ласкали взор, успокаивали, говорили о щедрости природы. Деревья были очень стройные, не похожие ни на одно дерево на Квозинии, с узкими заостренными листьями и неровной шершавой корой. Он задумался над тем, намного ли отличалась растительность в регионах с умеренным климатом к югу от данного места.

Даже несмотря на защитный комбинезон и хорошо ухоженный мех, он почувствовал холод. Ветер ерошил шерсть, а дождь струился по коже. Молнии разрывали небо, прыгая с одной горной вершины на другую и неся на себе смертельные заряды природной энергии.

Вместе с Летающей-на-Хвосте Смотрящий свернул немного в сторону. Поскольку никто из команды по приземлению не нуждался в его советах, он мог спокойно наблюдать за происходящим и ждать своего часа.

— А вообще не такое уж отвратительное место, — пробормотал он с надеждой. — Если бы оно не было изолированным, холодным и труднодоступным, здесь бы уже давно было полным полно ширазян.

— Абсолютно верно, — Летающая-на-Хвосте сложила руки на груди и опустила уши, спрятав лицо от дождя.

Посмотрев на нее, он вдруг испугался мысли, что ее натренированность теперь была ненужной. Если бы это была обычная колонизация, она бы многие годы смогла посвятить сопровождению исследовательских экипажей и разведчиков. А вместо этого им придется прятаться в норах, потому что почти не будет передвижения по поверхности, не говоря уже о полетах под облаками. Если их призовут для какой-либо деятельности в новой колонии, тогда Летающей-на-Хвосте и другим пилотам потребуется пройти дополнительную обширную подготовку, что может и не доставить им особой радости. Что будет с ней? Какова будет его судьба? Разрешат ли проведение исследований на поверхности? Он не мог представить себе обратное.

— Прости меня, — он непроизвольно заговорил вслух. Она удивленно взглянула на него, от дождя прикрыв глаз:

— За что?

— За мысли, которые только что пронеслись у меня в голове. Мысли самовлюбленного эгоиста. Мне стыдно. Я унижен.

— Ты прощен, — мягко ответила она, не до конца понимая, за что она его прощает.

Они стояли совсем близко друг к другу, наблюдая за работой исследовательской команды, четырьмя пальцами он теребил кончик ее хвоста, видневшийся из-под комбинезона. Сейчас он вспомнил Уносящего-ношу-Вдаль, и то, как они спорили, кто же из них будет первым. Получилось так, что они оба стали первыми. Только вкус победы оказался с горечью. Уносящий стал первым Квози, погибшим от руки представителя другой цивилизации, в то время как Смотрящий первым выстрелил в ответ.

Настроение падало, но на смену приходило новое чувство. «Нет, нельзя, — уговаривал он себя. — Не время и не место». Он вдруг почувствовал как оживает тело. Под дождем глаза Летающей-на-Хвосте сверкали призывным блеском. Он услышал ее нежный шепот, в то время как его пальцы ласково поглаживали ее хвостик. Возможно, еще не все потеряно, и он сможет стать действительно первым.

21
{"b":"9058","o":1}