ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если частота совокуплений настолько мала, то, следовательно, их способность к воспроизведению потомства очень высока. Не забывайте, что судя по их теле — и радиопередачам ширазяне практически не пользуются противозачаточными средствами, — предположил геолог.

Смотрящий-на-Карты движением ушей выразил свое согласие.

— Быть может для зачатия достаточно и одного совокупления. Это в большой степени объясняет заселенность планеты.

— А также их постоянные войны, — добавила старший зоолог. — Впрочем, не нам судить. Мы всего лишь исследовательская группа, собирающая информацию. Рассмотрением этого вопроса займутся эксперты.

Новые данные не сделали ширазян ближе, но, по крайней мере, они стали понятнее. Было ясно, что несмотря на научно-технический прогресс, аборигены находятся на примитивной стадии духовного, эмоционального и сексуального развития. Для них были совершенно естественны вооруженные конфликты, спровоцированные гормональным дисбалансом.

По мнению ученых контакт между Квози и ширазянами вряд ли когда-нибудь станет возможным и существование колонии навсегда останется секретом. Но это мнение они пока держали при себе.

VII

Разговаривающий получал удовольствие от самого процесса обучения, особенно на занятиях по совокуплению. Его переполняла энергия. В остальное время он ничем не отличался от серьезных и сдержанных сверстников. Но он всегда считал, что секс — это слишком сложное занятие, чтобы целиком полагаться на интуицию. Поэтому он уделял большое внимание лекциям и практическим занятиям, пытаясь представить себе все богатство эмоций, которое испытали сексуально зрелые Квози. Но это было гораздо труднее, чем вообразить себя видящим сквозь стены или парящим в воздухе. Дело было не в том, что ему не хватало фантазии, дело было в его физическом состоянии. Можно узнать, как нужно делать что-либо, но заставить тело, не готовое к этому, осуществить что-то просто невозможно.

По крайней мере Разговаривающий был уверен, это не больно.

Выйдя из зала медитации, он внимательно осмотрел себя и остался доволен узорами, выбритыми на его правом предплечье, а также ярким золотисто-пурпурным шарфом, повязанным на левой ноге. Как жаль, что нужно еще несколько лет ждать разрешения на серьги. Ему так хотелось почувствовать их тяжесть. Пока же он и его сверстники могут только любоваться изысканными украшениями взрослых, перебирая в уме тысячи вариантов нарядов.

Он принадлежал к третьему поколению Квози, родившихся на Ширазе. Ему гораздо больше нравилось это название, а не Земля. Но хотя аборигены были скучны, неэстетичны и воинственны, тем не менее его почему-то тянуло к ним?.. После занятий он часами просматривал записи передач ширазян, в то время как его друзья проводили свой досуг в поисках более приятных занятий. Пролившаяся-сильным-Дождем и Появляющийся-и-Исчезающий узнали его по походке и повернули навстречу. Они были давно знакомы и считались близкими друзьями, тем не менее, полностью исполнили традиционный ритуал приветствия. Это было неплохой практикой и к тому же было над чем посмеяться, когда один из них забывал о какой-нибудь важной детали. На этот раз все прошло без ошибок и они пошли дальше вместе. Появляющийся выделялся среди Квози своими необычно крупными размерами. Было непонятно, как ширазяне справляются с таким огромным разнообразием типов. Быть может это еще одна из причин постоянных войн. Самки и самцы Квози были примерно одинаковы, и такие исключения, как Появляющийся, были чрезвычайно редки. Понимая это, он постоянно сутулился, пытаясь не привлекать к себе внимания.

Они прогуливались по Первой Hope, в центре которой располагался «Последователь». Корабль был потрясающим местом для исследований. В нем было полно теперь уже ненужных и потому недействующих приборов и механизмов. Когда-то это было единственное поселение Квози, теперь же корабль стал отправной точкой для множества лабиринтов.

Уже полным ходом велись работы над Норами три, четыре и пять. Туннели, ведущие к Норам, были давно готовы, четвертая Нора уже заселялась и мысли молодых Квози были заняты будущим, а вовсе не длительным перелетом корабля и посадкой.

Что касается аборигенов, то они оставались в таком же неведении о существовании колонии, как и в день посадки корабля. Этот район планеты по-прежнему почти не посещался ширазянами. При удачном стечении обстоятельств такое положение вещей могло сохраняться на протяжении сотен лет, пока колония не укрепится настолько, что ей уже ничто не сможет угрожать.

Философы проводили много времени, пытаясь понять, почему аборигены избегали появляться в этом районе. Действительно, здесь был очень суровый климат, но телепрограммы показывали жизнь ширазян и в более сложных условиях. Они так же легко приспосабливались к новым условиям, как и Квози. Возможно, это было связано с отсутствием пахотных земель, ведь аборигены все еще не умели выращивать все необходимое под землей. Они могли бы поучиться этому у агрономов-Квози, которые извлекали все возможное из чистейшей воды и под воздействием искусственного освещения. Геологи обнаружили огромные запасы металлов. Не было недостатка ни в пище, ни в пространстве. Шираз была удивительно богата.

— Лично я, — сказала Пролившаяся, — не испытываю ни малейшего желания побывать наверху. Там так холодно и грязно, — она прижала уши к голове, чтобы подчеркнуть свои слова. — Здесь у нас есть все. Кроме того, там живут ужасные существа.

Каждый из них знал о чудовище, в лапах которого погиб зоолог из группы Смотрящего. Разговаривающего всегда охватывала гордость, когда при нем упоминали знаменитого, хотя и дальнего родственника. Однажды Разговаривающий даже набрался храбрости представиться ему, хотя отлично понимал всю разницу в их статусе. Смотрящий-на-Карты, как и положено, был сдержан и холоден, но улучив момент, когда на них никто не смотрел, он кивнул ухом Разговаривающему, который чуть было не подпрыгнул от восторга. Потом он несколько дней только и говорил о своем новом знакомстве. Разговаривающий понимал, что недостоин особого внимания со стороны известного разведчика, но чувствовал, что каким-то образом выделился из общей массы.

— Интересно, что бы я сделал, встретившись с таким чудовищем, — задумался Появляющийся.

— Я бы убежал, — уверенно заявил Разговаривающий.

— Это самый разумный поступок. Разве ты не видел его скелет в музее? Какие у него челюсти!

На самом деле Разговаривающий частенько задумывался, было ли это животное настолько кровожадно, или так было удобнее пугать детей и подростков, чтобы они не выходили наверх. Впрочем, у большинства колонистов и так не возникало желания выбраться на поверхность. Ведь погода там была чаще всего ужасной: суровые морозы в сезон холодов, слишком сухо в сезон тепла, и постоянная опасность встречи с каким-нибудь полоумным аборигеном — вероятная гибель.

Неожиданно для самого себя Разговаривающий сказал:

— А я бы не испугался наверху. Пролившаяся удивленно взглянула на него:

— Тогда ты такой же сумасшедший, как и ширазяне.

— Там не так уж плохо.

— Смотрящий говорит другое, а он выходит на поверхность с соответствующим снаряжением и сопровождением, — заспорила она. — А ведь ты не разведчик.

— Мне ничего и не нужно. — К их изумлению он произнес это почти воинственно. — Каждому известно, что там, наверху, и без оборудования, и даже исследовательских карт можно обойтись. И в этом нет никакой опасности, если, конечно, оставаться в долине и не терять вход в Нору.

— Да ты там умрешь, — уши Пролившейся решительно задвигались.

— Думаю, что нет, — надменно ответил он. — Почему прогулка по настоящей земле должна быть опаснее, чем по туннелю? Просто нужно уметь ориентироваться на местности.

— А я говорю, что там нечего делать без необходимой экипировки.

Разговаривающий резко приблизился к ней:

— Хочешь, поспорим?

Его резкость огорчила ее. В поисках поддержки она растерянно оглянулась на Появляющегося:

29
{"b":"9058","o":1}