ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разговаривающий продолжал двигаться за земноводным, когда странный звук заставил его замереть. Это был куда более пугающий и выразительный звук, чем тот таинственный вой в ночи.

— Эй, лягушка!

Разговаривающий резко повернулся в воде, его уши напряглись в ожидании. С трех сторон его окружали высокие камыши и не понятно было, насколько там глубоко. У него было только два выхода: спрятаться в камышах, надеясь не утонуть в темной воде, или попытаться скрыться на берегу. Пока он мысленно метался от одного варианта к другому, решение было принято за него.

— Может через…

Занятия языком не пропали впустую, и Разговаривающий понял, что ширазянин запнулся на полуслове. На первый взгляд абориген казался очень маленьким. А без длинных ушей он был просто крошечным. Разговаривающий был поражен обнаженностью его рук и лица, что только подчеркивалось смешным клочком меха, украшавшим череп. На спине возвышался странный горб, и Разговаривающий не сразу понял, что это что-то вроде переносного контейнера, подобного тому, что висел на правом плече Квози. Ноги были тесно обтянуты тканью, возможно это было как-то связано с отсутствием мехового покрова на теле ширазянина. И, наконец, совершенно невообразимая обувь, которая не только защищала подошву ноги, но и полностью закрывала ее до щиколотки. Что-либо более непрактичное было трудно вообразить. Разговаривающему было неприятно даже смотреть на нее.

Оба подростка несколько секунд в изумлении рассматривали друг друга. Ширазянин первым нарушил молчание. Его голос был оглушающе громким и уши Разговаривающего болезненно дрогнули в ответ.

— Эй! Ты кто?

Разговаривающий провел немало дней, изучая язык аборигенов, но столкновение было настолько неожиданным, что все его знания улетучились неизвестно куда. Будучи не в состоянии произнести хоть что-то, он привычным жестом протянул правую руку к лицу ширазянина. Он совершенно забыл, что именно этот жест стал причиной смерти разведчика Уносящего-ношу-Вдаль от руки другого аборигена.

— Как тебя зовут? — наконец произнес Разговаривающий дрожащим голосом, уже и не надеясь, что будет понят.

Но в поведении ширазянина не чувствовалось враждебности. Не видно было и оружия. Принимая во внимание его размеры, Разговаривающий решил, что это скорее всего подросток.

— Эй, да ты умеешь говорить!

К своему удивлению Разговаривающий обнаружил, что понимает его.

— Немного, — сказал он, страстно желая, чтобы ширазянин говорил потише. Абориген смотрел на Квози слегка искоса. «Наверное, один глаз видит лучше, чем другой», — решил Разговаривающий.

— Только голос у тебя странный какой-то. Словно у говорящего кота, — и маленький ширазянин издал несколько резких странных звуков, таких же оглушающе громких, как и его речь.

Разговаривающий тщетно пытался понять их значение. «Вспоминай! Вспоминай же!» — приказал он себе. Наконец, его осенило. Этими звуками ширазяне выражают свои чувства. Он вспомнил, что аборигены не пользуются жестами и языком тела, а издают вместо смеха различные варианты резких горловых звуков. «Ну что ж, если ширазянин смеется, значит он не сердится», — подумал Разговаривающий и склонил кончик правого уха в знак того, что понимает аборигена.

— Вот это здорово!

«Как они только выдерживают такую громкость?» — спросил себя Разговаривающий. Его уши вновь дрогнули, когда ширазянин протянул к нему пятипалую руку. «Как им удается работать с помощью только десяти пальцев», — вновь подумал Квози.

— Что ты еще умеешь ими делать? — ширазянин указывал пальцем на его уши.

Разговаривающий был взволнован и в то же время удивлен. Неужели подростки ширазян так отличаются от взрослых? Ведь этот был так открыт и дружелюбен!

Конечно, подобные существа жили и на Квозинии и на Мазне. Их детеныши никак не реагировали на внешние раздражители, а вот взрослые особи яростно реагировали на любую попытку контакта. И, как ширазяне, они заметно отличались друг от друга размерами и формами. Разнообразие ведет к конкуренции, отсюда и постоянные конфликты. Неужели он выдал тайну колонии таким существам?

Он незаметно огляделся вокруг. Похоже, ширазянин путешествовал один. Но этого не могло быть, потому что ширазяне-подростки всегда находятся рядом со своими родителями. «Что же этот делает здесь один?» — с тревогой подумал Разговаривающий. Было видно, что ребенок здоров и хорошо откормлен. Не похож он и на потерявшегося. Определить его пол было достаточно трудно, но судя по его поведению и формам, это был самец.

Нет, где-то поблизости должны быть взрослые. А у Разговаривающего не было ни малейшего желания испытать на себе воинственные наклонности ширазян. Чем дольше он здесь останется, тем больше вероятность того, что появятся взрослые, и тем лучше его запомнит подросток. Правда, ученые утверждают, что кратковременные впечатления быстро стираются из памяти маленьких ширазян, а у многих вообще нет никаких воспоминаний. Впрочем, это было характерно и для некоторых высокопоставленных Квози, которые частенько в своих действиях полагались на инстинкт, а не на здравые размышления.

Пока все эти мысли путались в мозгу Разговаривающего ширазянин обхватил его руку своими пальцами и встряхнул ее. Такое нарушение этикета потрясло Разговаривающего. Если ты прикасаешься к телу другого Квози, то только для нападения или совокупления. Логика подсказывала ему, что ширазянин не имел ввиду ни первого, ни второго.

— Ого, — объявил тот все тем же громким голосом, — да ты просто весь горишь. У тебя что, температура?

Разговаривающему ширазянин показался холодным как покойник, а ведь он производил впечатление здоровой особи. Разговаривающий понимал, что он сделал важное, хотя и случайное открытие. Никто не измерял температуру убитого много лет назад ширазянина, а когда он был доставлен на корабль, было уже слишком поздно. Интересно, взрослые особи такие же холодные? Не то чтобы тепло совсем отсутствовало, но оно было едва ощутимо.

— Да не бойся ты так, — сказал подросток. — Бояться нечего. Как тебя зовут? Откуда ты? Готов поспорить, не отсюда.

— Отсюда? — Разговаривающий вырвал свою руку и охваченный паникой бросился бежать.

— Эй, подожди! Куда ты?

Он едва касался земли. Нужно было исчезнуть раньше, чем появятся его родители. Может быть, они захотят получить его в качестве трофея. Надеяться нужно только на то, что ширазянин вскоре забудет об этой встрече. Да и что он сможет рассказать взрослым? Разговаривающий перепрыгнул через очередной ручей и бросился вверх по течению, не отдавая себе отчета в том, что прямым ходом несется в Нору. Он оказался совсем не тем бесстрашным исследователем, каким виделся себе, а всего лишь, перепуганным юнцом, столкнувшимся с неожиданностью.

— Парень, ну ты и бегаешь! — это были последние слова ширазянина, которые донеслись до него.

Он решил передохнуть лишь перебравшись через гору. Совершенно выбившись из сил и задыхаясь, он упал на землю и, падая, прищемил хвост, но не обратил на это внимания. Гораздо больше страданий ему доставляла мысль о том, что он натворил. Его поступок больше не казался ему безобидной шалостью.

Наконец, Разговаривающий отдышался и смог все обдумать. Он пробежал огромное расстояние, и ширазянин остался далеко позади. Странно, как им удается не только удерживать равновесие, но еще и передвигаться на таких маленьких ножках? Наверное, у них есть какой-то скрытый механизм балансирования. Но бегать быстро они не умеют. Любой Квози сможет запросто обогнать их.

Только теперь он понял, что должен был запутать свои следы. Но ведь Разговаривающий знал только один путь к Hope и начни он петлять, как наверняка заблудился бы в этих горах.

Весь оставшийся день он мучительно размышлял о том, что же делать дальше, и к вечеру отправился в путь. По дороге он тщательно уничтожал все метки, оставленные им, чтобы не заблудиться. Он старался идти по камням, а при случае и по воде, не обращая внимания на холод. Это заняло у него больше времени, но зато Разговаривающий был уверен, что ширазяне не смогут выследить его.

32
{"b":"9058","o":1}