ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он испытывает огромное смущение за другого. Ты даже представить себе не можешь страдания того, кто нанес такое оскорбление.

— А если я тебя ударю?

— Думаю, ты не сможешь. Твоя реакция оставляет желать лучшего.

— Но если бы ты стоял ко мне спиной? Ты бы ответил мне ударом на удар?

— Только если бы моя жизнь была в опасности. Если же нет, я просто уйду, и мы больше никогда с тобой не увидимся. Я больше не смогу считать тебя разумным существом. Ты подтвердишь своим поведением мнение некоторых наших ученых о ширазянах.

— Что-то в этом роде я и думал. Неудивительно, что ваши Старейшины так опасаются контакта. Если мое правительство или какое-нибудь другое решит уничтожить вас, вы не сможете отразить удар.

— Нет, сможем. Вспомни, я говорил о том, как буду действовать, если в опасности будет моя жизнь. Но в этом сражении не будет настоящей победы — если мы проиграем, то на этом все закончится. Если победим, то не сможем больше смотреть друг на друга. Мы потеряем или наши жизни или наши души, в любом случае победа будет не за нами. Вот почему Старейшины боятся контакта.

— Но не сможете же вы всегда прятаться?

— До сих пор это получалось. Жизнь под землей — не самый лучший выбор, но большинство с ним согласны. По мере того, как мы совершенствуем и расширяем Норы, жизнь становится все лучше. Если то, что ты говоришь об этом районе правда, у нас в запасе есть несколько столетий. Совет считает, что мы сможем скрываться столько, сколько это будет нужно.

— Но не от меня.

— Да, не от тебя.

— Но ведь я смогу тебя выдать, — Чад внимательно рассматривал реку. — Я могу обо всем рассказать.

— Наверное, — как обычно выражение лица Разговаривающего не изменилось. Было что-то жуткое в разговоре с существом, которое никогда не улыбалось, никогда не хмурилось. Только его уши находились в постоянном движении. — Но ты этого не сделаешь.

— Откуда ты это знаешь? Почему ты так в этом уверен?

Разговаривающий-на-Бегу взглянул на него большими грустными глазами.

— Потому что я тебя знаю.

— Люди могут совершать непредсказуемые поступки. Мы часто действуем по первому побуждению.

— Ты потом будешь проклинать себя всю жизнь. Вряд ли тебе этого захочется.

— Я тоже так думаю, — Чад поднялся и кивнул в сторону камышовых зарослей. — Что, если мы снова поищем там лягушек?

XI

Встречи стали обычными.

И вот однажды Разговаривающий явился в костюме, которого Чад еще никогда не видел. Вместо знакомого ему костюма инженера, выдержанного в коричневых и желтых тонах, на Разговаривающем был изумрудно-зеленый комбинезон в розовых и черных крапинках. Шарфы и серьги, как и обычно, были со вкусом подобраны в тон. В качестве маскировочного костюма он не выдерживал никакой критики, но тем не менее новая модель поражала воображение. Впрочем изменения коснулись не только одежды. На лице и руках Разговаривающего были выбриты новые узоры.

Над каждым ноготком пальцев рук и ног мастерски поработали ножницы.

— У тебя что, свидание? — спросил Чад, как только увидел друга. — Ты выглядишь потрясающе.

Разговаривающий-на-Бегу протянул руку, чтобы ответить рукопожатием на приветствие друга. Затем легким движением прикоснулся ладонью к его лицу.

Они направились к лагерю, где уже стояла палатка.

— Что ты принес мне на этот раз? — как всегда Разговаривающий-на-Бегу был нетерпелив после долгой разлуки с другом. Впрочем, Чаду он казался таким же бесстрастным, как и раньше.

— Поищи. Посмотрим, что ты найдешь, — Чад не улыбался. Хотя Разговаривающий и понимал значение улыбки, все же ему было неприятно видеть обнаженные зубы. Чад постоянно следил за собой.

Разговаривающий нашел несколько пластиковых пакетов и быстро вскрыл их. В его ладонь посыпались маленькие коричневые предметы.

— Что это? — он поднес ладонь к лицу, — Они пахнут другими лесами.

— Орехи. Такие здесь не растут. Ты уже видел арахис, а остальные будут для тебя новинкой.

Разговаривающий-на-Бегу внимательно осмотрел каждый орешек, прежде чем положить их в рот.

— Это просто замечательно, — сказал он, опустошив полный пакет. — Впрочем, все, что ты приносишь очень вкусно. Мы надеялись найти хоть что-нибудь съедобное на Ширазе, но никак не ожидали столкнуться с таким разнообразием. — Он издал высокий свист, что, как знал Чад, означало вздох.

— Тяжело осознавать, что я не могу поделиться ничем из этих деликатесов со своими друзьями.

— Ты ведь не один в таком положении. Ничего из того, чем ты со мной делишься, я не могу никому даже показать. Это чертовски неприятно. Ведь наши цивилизации могли бы многим поделиться друг с другом, хотя бы в сельском хозяйстве. А вы могли бы заняться деревьями.

— Между Квози и деревьями всегда были глубокие духовные отношения. Нам было очень приятно узнать, что ваши деревья такие же, — сказал Разговаривающий и взял в руки большой изогнутый орех. — Как он называется?

— Бразильский орех.

Разговаривающий-на-Бегу положил его в рот и с наслаждением задвигал челюстями.

— Прекрасно, — он вгляделся в глубь палатки. — А ты захватил бутерброды с тунцом?

— Конечно.

— Наши инженеры обсуждают возможность строительства подземного канала от Норы семь к реке. Если проблема будет решена, мы сможем заняться разведением рыб. Исследовательские группы пробовали местную рыбу и нашли ее питательной и вкусной, как и все на вашей планете, хотя нам и не очень нравится мясо крупных животных. Благодаря тебе я знаю, что они правы. Но рыбы великолепны, и пресноводные и морские. Это добавит разнообразия к столу колонистов. Пока мы по-прежнему предпочитаем растения. Я думаю, мы далеко ушли по сравнению с вами и от плотоядных предков.

— Я помню, мы уже говорили об этом.

Чад вскрыл следующий пакет с лакомствами:

— Например, вы совершенно потеряли клыки. Попробуй вот это.

Разговаривающий-на-Бегу заинтересованно смотрел на пакет:

— Что это?

— Разные разности. Кое-что ты уже пробовал. Картофельные чипсы, крекеры, печенье, воздушная кукуруза. Мама просто расстроилась, видя как я вскрыл все наши запасы и из каждого пакета взял понемножку. Впрочем, она снисходительна ко мне. Считается, что я очень эксцентричная личность, потому что провожу столько времени в одиночестве.

— Очень интересно. С тех пор как я начал проводить больше всех времени в медитации ко мне в колонии все, кроме, конечно, главных философов, наоборот стали относиться с огромным уважением, — если Разговаривающий-на-Бегу мог, он бы усмехнулся, но вместо этого его уши дважды изогнулись. — Мои коллеги удивляются тому, как мне удается поддерживать великолепную физическую форму, проводя столько времени в глубокой медитации. Они ведь не знают, что мое тело получает такую же нагрузку, как и мозг. У меня тоже кое-что для тебя есть.

Он достал несколько соединенных друг с другом колец. Они были изготовлены из дерева, каждое различного цвета и структуры, отполированные до сияния. Одно было темно-коричневое, другое — черное, третье — светло-коричневое с золотистыми крапинками, четвертое — ярко-синее. Пятое кольцо было черным с белыми точками, шестое — серебристо-серое и последнее — неожиданно розового цвета. Разговаривающий-на-Бегу продемонстрировал, как из этих колец можно создать различные фигуры или носить как украшение. Чад взял их в руку.

— Они, наверное, такие дорогие? Какие они красивые!

Ого!

Он чуть не выронил связку колец, почувствовав как черное кольцо зашевелилось у него на ладони. Кольца были абсолютно разными на ощупь. Все они были привезены с далекой Квозинии.

— Я бы хотел подарить тебе их, но…

Чад был взволнован:

— Боюсь из этого ничего не получится, — он не мог оторвать взгляда от связки колец. Было нелегко вращать их, гладить пальцами и в то же время слушать своего друга.

— … Но дело в том, что их могут увидеть. Твои родители, сестра или твои друзья, поэтому…

40
{"b":"9058","o":1}