ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Легко обещать, когда не знаешь, что именно увидишь. Шесть недель в общении с пришельцами без сомнения ослабили его решимость. Я думаю, это кого хочешь сломает. Твой Арло ничем не хуже и не лучше других.

— Нет, лучше!

— Ну, ладно. Лучше скажи, что он может сделать? Ты знаешь его лучше, чем я, по крайней мере, ты так думаешь.

— Я не знаю, — безутешно пробормотала она.

— Думай, черт побери. Он может пойти в «Таймс»? На телевидение?

— Говорю же тебе, не знаю. Может, он сядет и все обдумает.

— Ну да. Он сразу мне показался чрезвычайно рассудительным человеком. По крайней мере, он не знает, где колония. Я думаю, главное — сможет ли он убедить кого-нибудь в том, что его слова правда. Он не поверил тебе. Возможно, никто ему не поверит. Если Квози удастся спрятаться на пару лет, может быть на этом все закончится. Мы должны посоветоваться с Разговаривающим. Сейчас риску подвергаемся не мы, а его собратья. Хватит ли у тебя мужества пойти со мной и объяснить, .что произошло?

Он не надеялся, что она согласится и был готов понять ее отказ. Но она не отказалась.

— Полагаю, что после всего, что я натворила, я перед ними в неоплатном долгу. Но я не хотела этого. Чад! Я и не предполагала, что может произойти нечто подобное. Мне нравится и Разговаривающий-на-Бегу, и все остальные Квози и я…

— Влюбилась. Может быть, Квози поймут тебя. Ты тоже нравишься им, Минди. Несмотря на то, что ты сделала.

— Ты думаешь, они придут в ярость? Я знаю, чтобы я сказала бы по этому поводу, но здесь ситуация другая. Ты думаешь, они действительно могут причинить нам вред?

— Понятия не имею и даже не знаю, смогут ли они. Мне кажется, все зависит от того, рассматривали ли они подобную возможность, — он посмотрел в окно. — Все когда-нибудь случается в первый раз.

Сразу они ничего не сказали, позволив возбужденной группе ученых выполнить свои полевые эксперименты и дать отдохнуть их уставшим лапкам. Однако не так легко было обмануть Разговаривающего. Взгляд его огромных глаз заметался между братом и сестрой, уши тревожно навострились, а хвост напрягся и застыл.

— Затруднения?

— Да, и боюсь, довольно-таки большие.

— Очень большие, — добавила Минди. Она уже примирилась со всем, что может произойти.

Чад спрашивал себя, может ли она впасть в панику. Это не принесло бы ей ничего хорошего. Самый медлительный Квози в группе мог бы легко ее догнать.

— Что тебя так сильно обеспокоило? Почему у тебя появились морщины, друг Чад?

— Секрет раскрыт, — просто ответил он и повернулся к сестре.

Так как брат и Разговаривающий пристально глядели на нее, ожидая ответа, Минди не оставалось ничего, как все рассказать.

— Это все моя вина, — из ее глаз готовы были брызнуть слезы, но голос был тверд. — Я была обручена и собиралась выйти замуж за Арло. Я чувствовала себя с ним уютно, готова была разделить с ним свою жизнь. Это означало бы для меня разделить с ним все. У вас не может быть секретов от своего мужа. Вы… — Тут она потеряла самообладание. — Он поклялся хранить секрет. Он поклялся!

Но теперь он …

— Он улетел с нашим отцом, не сказав никому ни слова, — объяснил Чад прежде, чем Минди смогла продолжить. — Взял кое-что из своих вещей и не вернулся. Отец сказал, что он говорил о какой-то важной встрече, о которой он якобы забыл, и ему срочно было нужно вернуться домой. Больше его никто не видел. Видишь ли, знание о вашем существовании может принести ему много денег.

— Я понимаю, — сказал Разговаривающий-на-Бегу, тщательно подбирая слова, чтобы не быть превратно понятым. — Вы считаете, что этот Арло может пойти на все ради денег?

— Все шло хорошо, — пробормотала Минди. — У нас не было никаких ссор или чего-нибудь подобного. Я думала, мы понимаем друг друга. Полагаю, он чувствовал, что заговори он со мной о своих намерениях, я бы попыталась его остановить.

— Не сомневаюсь, что ты бы это сделала, — горячо поддержал ее Чад.

— Мы переживали и другие потрясения, — сказал Разговаривающий, погруженный в свои мысли.

— Не такие как это, — проговорил Чад. — Неужели ты не понимаешь? У Арло нет интереса сохранять ваш секрет. Как только ему удастся, он вернется сюда с репортерами, фотографами, учеными.

— Даже, если ему никто не поверит?

— Это ничего не значит, — сказала Минди медленно с горечью в голосе. — Он может нанять фотографов, специалистов с аппаратурой для обнаружения местонахождения колонии.

— Мы хорошо замаскированы и у нас есть защита от электронного вторжения. Нас не так-то просто найти. Но обсуждать этот вопрос дело Старейшин, а не мое. — Он печально взглянул на Минди. — Ты понимаешь, на этот раз я могу потерять больше, чем просто свободу.

— Проклятие! Я так сожалею! Я не знаю, что еще сказать. — Она протянула руку, чтобы обнять его за плечи, но тут же осознала, что это будет непрошеным вторжением, и сама отскочила, мрачно уставившись в землю.

Разговаривающий резко свистнул, предупреждая группу ученых об опасности:

— Мы поставим в известность Старейшин, но прежде мне нужно оповестить своих коллег о таком повороте событий.

Чад и Минди отошли в сторону, наблюдая, как Квози обсуждают создавшуюся ситуацию. Когда они закончили, то с ними заговорил не Разговаривающий-на-Бегу, а Говорящий-через-Стекло, старший группы:

— Ситуация угрожающая. Вы получаете особый статус, так как рассказали нам все, вместо того, чтобы попытаться выгородить себя. Поступки говорят больше слов. Я верю, что вы поможете нам, если сможете.

Минди была очень серьезна:

— Я сделаю все что нужно. Я постараюсь исправить то, что натворила.

— Если еще можно что-то сделать, — сурово проговорил зоолог. — Возможно есть способы, чтобы остановить твоего друга. Что это за способы, я сказать не могу. Мы — ученые, для которых человеческая психология представляется тупиковым тоннелем. Лишь члены секции по изучению человека могут выдвинуть какие-то предположения, и Совет должен решить, как поступить. — Он немного поколебался. — Чтобы дать им возможность принять оптимальное решение, потребуется самая достоверная информация. То есть ваша.

— Наша? — Чада переполняли смешанные чувства страха и возбуждения.

— Вы должны пойти с нами, чтобы в первую очередь доказать, что вы действительно намерены нам помочь, а так же высказать свои предположения и дать совет. Это все, о чем мы вас просим.

— Ваше отсутствие не вызовет ни у кого подозрений, — напомнил им Разговаривающий-на-Бегу. — Все знают, что вы проводите в походах по несколько дней. До колонии всего лишь два дня пути.

— Так близко? — Чаду всегда казалось, что до нее по крайней мере неделя ходу.

— Я бы давно показал тебе это место, если бы не опасность.

— Вы действительно собираетесь взять нас с собой?

— Вы и так уже много знаете. Вы согласны?

— Конечно, мы согласны. — И не услышав ответа сестры, обратился к ней. — Мы же пойдем, Минди?

— Да, — прошептала она.

Он мог представить, о чем она думает. Как только они окажутся в колонии, Совет Старейшин сможет сделать с ними все, что угодно. С другой стороны, если бы они хотели их убить, то сделать это можно было немедленно.

Кем были Главы Нор? Деспотами, политиками, философами? А вообще, теперь это было неважно. Чад и Разговаривающий выросли вместе при взаимном уважении и доверии. Теперь это доверие было поставлено под сомнение. Все, что у них осталось, так это уважение, и Чад не собирался рисковать им. Он отправится в колонию, чтобы узнать, может ли он хоть чем-то помочь, и то же самое сделает его сестра. Даже если ему придется связать ее и доставить туда силой.

— Дайте нам несколько минут, чтобы собраться.

— В этом нет необходимости, — ответил Разговаривающий. — У вас будет все необходимое.

— Не в этом дело, — отозвался Чад, быстро собирая лагерное оборудование. — Если сюда кто-нибудь забредет, разыскивая нас, и найдет только палатку, то может решить, что с нами что-то случилось. А так можно будет подумать, что мы просто перебрались на другое место.

55
{"b":"9058","o":1}