ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы хотите сказать, что надо скользить по льду? Боюсь, мы не сможем по нему передвигаться.

— Почему? — повысил голос Сваксус, снова потянувшись к мечу.

— Потому, — ответил Этан, расстегивая костюм и показывая руки, — что у нас нет крыльев и, — он снял ботинок, — у нас нет ни когтей, ни коньков.

— Он быстро надел ботинок, так как ноге стало холодно.

Гуннар уставился на обутую ногу, поняв свою ошибку. Его теория, что перед ним — просто меньшая разновидность ему подобных, растаяла как дым.

Его ошеломила мысль об их полной чуждости, с их речью, передвижением, немыслимым летучим кораблем.

Непобедимый рыцарь Софолда был смущен.

— Но… если у вас нет ни данов, ни шив, — сказал он растерянно, — то как же вы двигаетесь? Ведь не ходите же все время на подошвах?

— Ходим довольно много, — ответил Этан, показывая. — Еще у нас есть небольшие механизмы, которые перевозят нас с места на место. Еще мы бегаем, — и он продемонстрировал и этот людской навык.

— Мы тоже ходим, втянув наши шивы, — пробормотал Гуннар. — Но все

время так ходить… это ужасно!

— Многие из людей тоже так считают и стараются делать это как можно меньше, — признался Этан. — Но в нашем мире есть края, очень подходящие для шив, хотя не так много. Океаны у нас не твердые, а жидкие.

— То есть, — удивленно спросил Гуннар, — как внутри мира!

— Интересно! — впервые вмешался Вильямс. — Ясно, что у них сохранились в памяти отдельные разломы льда и полыньи. Если большая часть их поверхности такова, как здесь, легко понять, что их мудрецы могут заключить, что мир — полый и наполнен водой.

— Какие унылые края у вас дома, — сказал Гуннар с искренним сочувствием. — Не хотелось бы мне там побывать.

— О, — сказал Этан, — во многих мирах, и на Земле тоже, есть немало мест, где вы почувствуете себя как дома.

— Так вы совсем не можете передвигаться по льду? — переспросил рыцарь. Трудно было принять такую вопиющую ненормальность.

— Не совсем… Если приходится, у нас есть искусственные «шивы» из металла, в том числе в нашем мире. Но у нас с собой их нет: в такие лодки, как наша, их не берут. И боюсь, что даже на них на таком ветру я упал бы через несколько метров…

— Ничего страшного, — сказала Колетта, но он проигнорировал ее слова.

— Я вызову сани, — решительно заявил Гуннар. — Буджир, возьми Хивеля и позаботьтесь об этом.

Сквайр кивнул и удалился вместе с воином. Люди с удивлением следили за их движением по льду. Вильямс был в восхищении.

На льду сквайр полез в ранец воина и достал хорошо отполированное зеркало в треть размера его туловища. Оно было установлено на темной деревянной подставке и выглядело как металлическое. Сквайр привел его в равновесие и настроил по солнцу, а воин установил подставку на льду и зафиксировал на раме. Теперь оно смотрело на те западные острова, что разглядел с дерева Этан. Зеркало было снабжено щитком. Пока воины поддерживали сооружение, сквайр особым образом стал открывать и закрывать зеркало. Почти сразу на горизонте появилась серия ответных вспышек, после чего движения сквайра убыстрились.

— Ясно, — заметил Септембер, — что звуковая коммуникация, как барабаны или трубы, здесь не сработает. Такой ветер заглушит хороший барабан и в полукилометре или меньше.

Вильямс спросил Гуннара:

— А как же ночью?

— Хорошо работает свет факелов, отраженный зеркалами. На далекие расстояния мы используем передаточные станции с зеркалами побольше.

Конечно, если их не разрушат.

— Разрушат? — спросил Этан. В голосе Гуннара было напряжение, и Этана заинтересовала больше интонация.

— Да. Орда сжигает их, чтобы не было вестей о ее нападениях. Она даже запрещает их сооружение, но многие, прикинувшись незнающими, их восстанавливают.

— Орда, — спросил Септембер будто без особого интереса. — Какая Орда?

— Боюсь, вы скоро узнаете это, — ответил Гуннар. — У нас пока есть время. Я котел бы побольше узнать о вас и вашем замечательном небесном корабле.

— Многое вы не по… найдете неинтересным, сэр Гуннар, — сказал Этан.

— Но я буду счастлив вам все показать.

Во время бесед, пока не прибыл санный паром, Гуннар обнаружил неплохое знание основ астрономии. На Тран-ки-ки редко бывает облачная погода, отметил Этан задумчиво.

После того, как Вильямс ответил на несколько вопросов о его родине и о корабле, Гуннар спросил его, не маг ли он. Услышав, что он учитель,

Гуннар не нашел особой разницы. Несомненно, Вильямсу и Ээр-Меезаху, магу самого ландграфа, будет о чем поговорить. Вильямс воспринял такую перспективу с нескрываемым энтузиазмом.

Вильямс пытался также рассказать про большой корабль с двигателем КК, но Гуннар отверг это: из металла нельзя построить такое большое сооружение.

— Почему же он не спустится за вами? — спросил Гуннар.

— Попросту говоря, он не может это сделать, — ответил учитель. — Это привело бы к катастрофе в любом месте планеты, где бы ни произошло.

— Хо, — выдохнул с сомнением Гуннар. Поверить в такой большой корабль из металла, не дурак же он, в самом деле.

Также не мог он принять понятие невесомости. Сила притяжения — это понятно. Когда человеку отрубают голову, она падает вниз. (Колетта смутилась, когда Септембер заботливо перевел ей это). Знал он также гутторбинов, крокимов и другие летающие существа, и все они что-то весили.

Он немало убил их, чтобы понять это.

Тран с интересом осмотрел и мертвое тело Котабита. Оно не разлагалось в этом «холодильнике», что было им на руку: опытный воин, конечно, определил, что шея сломана не от несчастного случая… Но все это не представляло для гостя главный интерес. Гораздо внимательнее он рассматривал замерзшую приборную доску.

В то же время Этан и Септембер узнавали о жизни на Тран-ки-ки от

Гуннара. Уонном был столицей и ближайшим крупным городом на большом острове Софолд. Софолд простирается на много куджатов на запад. Он владеет также небольшими островами вокруг, на один из них они и попали. На островах, побольше, есть население и гарнизоны. Уонном Саунд — прекрасная естественная гавань, центр процветающей торговли. На возвышенности, на острове, бьют горячие ключи. Там — естественная база литейных цехов и кузниц. Остров также богат рудой некоторых металлов, его жителям доводится торговать с другими обитателями Тран-ки-ки.

Распространено культивирование растений. Как все обитаемые острова,

Софолд самоснабжаем. Большое подспорье — собирание пика-пины, которая растет быстро, — только убирай. Когда Этан спросил, собирают ли большой пика-педан, сэр Гуннар посмотрел на него странно, а Сваксус весело хмыкнул.

Он объяснил, что только сумасшедший или невежда рискнет собирать растущий пика-педан. На нем ведь пасутся ставанцеры.

— Что еще за ставанцеры? — с интересом спросил Септембер.

Этан снова порылся в своей памяти.

— Не помню… что-то знакомое… нет, никак, наверное, заблокировало память. А что? Вы хотели бы создать ранчо?

Септембер улыбнулся:

— Фермерство не принадлежит к моим многочисленным талантам.

— Минуточку. Я вспомнил значение этого названия: «громоед».

— Звучит не очень угрожающе. Ладно, мы не собираемся отправлять экспедицию за пика-педаном. Расспросите его о местных ворах… властях.

Выходило, что не раз упоминавшийся Совет состоит из местной знати: управляющих, мэров, мировых судей. Он возглавляется наследственным ландграфом, чье слово — решающее, хотя ему можно возражать на Совете.

Власть ландграфов коренится в благородном происхождения. Значительная часть их личного богатства и казны происходит из традиционных податей и налогов на торговлю.

— Что за птица этот ландграф? — спросил Септембер.

— Бесстрашный, блестящий, мудрый правитель, — ответил Гуннар. Он наклонился и объяснил, понизив голос:

— Он жесток, как прошлогоднее вяленое мясо, но если вы с самого начала будете говорить ему правду, все обойдется нормально.

16
{"b":"9059","o":1}