ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Знаки ночи
Воскресни за 40 дней
Дерево растёт в Бруклине
Охотники за костями. Том 2
Мои дорогие девочки
Алхимик
Я продаюсь. Ты меня купил
Омон Ра
Сабанеев мост

— Сам-то ты тоже не межгалактический секс-символ, толстяк, — пробормотал Септембер. Этан подморгнул ему, испытывая удовлетворение.

— В моем присутствии никто не оскорбит гостей, — не очень убедительно заявил Курдаг-Влата.

— Оскорбление? — префект деликатно сложил лапы на груди и выпрямился.

— Я оскорбляю посетителей Зала Совета? Я?

Он повернулся и испытывающим взглядом обвел помещение. Его действия обладали такой магической силой, что герольд и даже сам ландграф сделали то же самое. Префект оглядел потолок и даже приподнял уголок ковра, чтобы посмотреть, что под ним.

— Ну и ну, — продолжал он с притворным удивлением. — Где Совет?

Кажется, нет кворума. Перед нами шесть чужеземных существ с неизвестными нам возможностями и намерениями. Они привезли с собой корабль из такого количества кованого металла, какого в Уонноме не видели со времен Великого

Грабежа. И ни один член Совета не присутствует… кроме меня бедного, поспешившего сюда. Конечно, — префект невинно посмотрел на ландграфа, — это соответствует хартии Совета? Может, нужно созвать заседание Совета, чтобы обсудить отсутствие его членов? Но поскольку их здесь нет, дебаты состоятся не могут. Достойно удивления, дорогой мой.

— Я не считал, что необходимо тревожить весь Совет по такому необычному делу, — ответил Курдаг-Влата. В его голосе Этану послышались нотки растерянности.

— Понятно, — сказал Брауновк. — Как известно, мудрость его светлости превосходит мудрость всех нас вместе взятых. Преклоняюсь перед его решением. — Дармука небрежно поклонился. — Однако когда я входил, мне показалось, тут говорили о походе? Вы сказали, милорд, что все относящееся к этому делу более чем странно? И очень важно для обсуждения на Совете, поскольку имеет отношение к каждому взрослому и ребенку великого острова

Софолд?

— Да, конечно, — отозвался Курдаг-Влата.

— Тогда, возможно, не будет большой бесцеремонностью отложить обсуждение этого дела, пока не соберется весь Совет?

Курдаг-Влата ничего не сказал, но Дармука настаивал:

— Так вы согласны, милорд?

— Я… о да, Дармука! Запутал ты меня своей напористостью.

Ландграф вскочил и ударил два раза палкой в пол. Сэр Гуннар и Дармука поклонились. Гости скопировали их движения. Ландграф ушел, взяв с собой дочь и советника.

— Рад видеть тебя вернувшимся целым и невредимым, сэр Гуннар, — сказал Брауновк. — Твоя экспедиция сопровождалась какой-нибудь успешной бойней?

— Мы никого не встретили, поэтому и драться было не с кем, — сухо ответил рыцарь и едва заметно улыбнулся остальным. Однако между его губами при этом появилась белая вспышка. Он с трудом контролировал себя.

— Какая удача! Я очень расстроился бы, если бы увидел одного из наших доблестных рыцарей раненным при таких странных обстоятельствах. Особенно в то время, когда надвигается настоящая опасность. Добрый день, иноземцы, — префект поклонился Этану. — Мы, несомненно, еще увидимся с вами.

В колышущемся наряде цвета морской волны, с накинутой поверх богатой коричневой шкурой, Дармука покинул зал.

— Ну, — сказал Геллеспонт, — я не знаю местный язык так, как вы, господа, но этот парень относится к тому типу людей, для которого у меня всегда найдется пара теплых слов…

— Характерец! — заметил Септембер, кивнув, затем посмотрел на Гуннара и улыбнулся. — Вы с ним явно не кровные братья. Это я понял.

— У Брауновка крови для битвы меньше, чем у мха, — рыцарь сплюнул и оглянулся на остальных. — Этот бессердечный тип обладает такой властью…

Хуже того, он бесчувственный палач, наводнивший провинцию насилием и довольный чувством своей правоты! — он вздохнул. — Идемте. Я отведу вас в ваши комнаты. И есть кое-что еще важное, о чем вам нужно поведать перед тем, как вы сможете обсудить вопрос вашего дальнейшего путешествия. Или до того, как вы предстанете перед Советом… Я прослежу, чтобы вашу еду принесли вам в комнаты. Совет же соберется после обеда. Вы можете есть нашу пищу?

— Она, конечно, далека от фирменных блюд «Гранд-отеля» в Хайвхуме, но, думаю, мы сможем справиться, — ответил Септембер.

— А этот, — произнес Этан, напоминая Гуннару об Уолтере, — должен обедать один в своей комнате под охраной. Причем охранники должны быть равнодушны к взяткам.

Уолтер покачал головой, но ничего не сказал.

— Я ростом меньше, чем мисс дю Кане, а вы меня боитесь.

Септембер только рассмеялся.

— Я прослежу, — пообещал Гуннар.

Глава 6

Комната Этана была обставлена уютно. Он предположил, что все удобства отвечали местным стандартам. Если Уонном был типичной столицей края, здесь как нельзя лучше пригодились бы торговые проспекты. Одно только быстрое развитие производства металлов… и эти восхитительные шубы…

Если бы он только смог составить доклад!

На кровати лежал красивый балдахин. Этан заинтересовался, как изготовили такую ткань. Все богатые траны, которые встречались ему, были облачены в одежды из такой ткани, очень красиво выделанной. Этан сомневался, что это результат работы шелкопрядов. Если эти насекомые и водились здесь, то наверняка были редкими. Каждый уважающий себя шелкопряд превратился бы здесь в комочек льда. Но в то же время материя не была похожа на искусственную. Еще одна неразгаданная тайна.

Кровать, вероятно, предназначалась для одного, но была в три раза шире самой широкой односпальной кровати, на которой Этану когда-либо приходилось спать. Деревянный шкаф рядом с ней украшала искусная резьба.

Огромное зеркало покрывало всю стену, без сомнения, — в размер взрослого трана.

Настоящая двуспальная кровать, наверное, представляла собой нечто грандиозное — по размерам и комфорту.

Дверь была солидно укреплена — только изнутри, как заметил Этан, — хотя засов изготовили из твердого дерева, а не металла. Уонномские мастера никогда не делали ничего случайно, особенно устраивая апартаменты для гостей. Дверь являлась достаточно крепкой для простого вора, но не могла устоять под ударами мускулистых стражников.

Еще Этан заметил маленький точильный камень. Его положили рядом с кроватью, чтобы можно было дотянуться ногой. Назначение этого предмета некоторое время оставалось Этану непонятным. Для заточки ножа камень располагался слишком низко. Потом Этан догадался, что с его помощью точат когти.

Видимо, это входило в ритуал утреннего туалета, подумал он. Встал утром пораньше, умылся, причесался, заточил когти на ногах…

Кое-что еще беспокоило Этана, пока он не открыл массивный шкаф. Тот оказался заполненным толстыми, широкими мехами. Они не выглядели такими аккуратными, как узорчатая одежда местных жителей, но были тяжелыми и теплыми. В комнате не было камина, и единственное окно оказалось открытым в небо. Без мехов Этан не смог бы здесь уснуть. Тем более, что к ночи температура понижалась.

Он подошел к высокому узкому окну. На нем были ставни, предназначенные сдерживать порывы ветра. Но врага бы они не остановили.

Этан посмотрел вниз. Он забыл, как много ступеней они преодолели по дороге сюда.

Южная часть острова была обрывистой, и замок Уонном построили на самом краю пропасти. Упавший вниз разбился бы насмерть. Этан попытался представить, как волны бьются об этот утес. Возможно, миллионы лет назад так оно и было. Эта сторона замка была неуязвима.

Высунувшись из окна под порывы холодного ветра, Этан увидел, что высокий утес тянется дальше на запад перед тем, как спуститься на лед.

Кое-где яркие пятна зелени нарушали бесконечную белую равнину.

Он бросил взгляд на небо. Давай прикинем, подумал Этан. Траны обедают на закате. Значит, у него остается пара местных часов до появления пред очами Совета. Поэтому неплохо было бы нанести еще один визит портному.

Может, у него помимо шуб найдется и белье? Одежда, в которой он был на

«Антаресе», когда его увели, — это было тысячу или две тысячи лет назад? — не подходила для своеобразной местной жизни.

22
{"b":"9059","o":1}