ЛитМир - Электронная Библиотека

— Гм. Судя по словам Гуннара, большинство местных жителей миролюбивы.

Если не учитывать такие забавные штучки, как отталкивание чьих-то дочерей.

Прекрасный, добродушный народ.

— Что касается меня, то сейчас я больше всего хочу посидеть в тихом баре с приятной компанией, — мечтательно заявил Этан. Порыв ледяного воздуха обжег его щеку. — Да, все они приятные ребята. И что?

— Более того, — продолжал Септембер, изучая деревянный шкаф рядом с кроватью. — Здесь еще есть банды кочевых варваров. Обычно они не осмеливаются на большее, чем нападение на случайный паром. Иногда успешно, иногда нет.

— Должна же быть причина для такого укрепленного замка и значительного войска, — заметил Этан.

— Это помимо обороны от соседей. В общем, банды кочевников разрослись настолько, что получили как бы статус нации. Они мигрируют по легко предсказываемому маршруту и живут грабежами и разбойными набегами. Гуннар рассказал мне, что происходит, когда они появляются. Не очень приятно было слушать. Для получения оброка деньгами, одеждой, едой и прочим они занимают город или паром на неделю местного времени, забирают все, что им нравится, из лавок, не гнушаются развлечением в виде поджаривания попавшегося под горячую руку торговца, насилуют или увозят плохо спрятавшихся девушек. Иногда убивают для забавы пару детей… Короче говоря, простые жизнерадостные ребята, не испорченные предрассудками цивилизации! Если появляется хоть малейший намек на сопротивление, город сразу превращается в факел, а население, вплоть до самых маленьких детей, уничтожается. Не считая нескольких женщин, они даже не захватывают рабов, и угрызения совести из-за убийств их не мучают. Не удивительно, что большинство предпочитает заплатить дань.

— Очень похоже на людей, — проворчал Этан.

— А разве нет? Они передвигаются длинными колоннами перпендикулярно ветру. У ник есть дюжины саней, на которых кочевники проводят всю свою жизнь. Везут на них пищу и все необходимое. Их воины по очереди отправляются на разведку, но караваны никогда не останавливаются. Только в тех случаях, когда прибывают в определенное место.

— Как армии муравьев на Терре, — заметил Этан.

— Да, или как Турабиши Дельфиис из того нового мира, из Дракса-IV.

Гуннар сравнивает их с природными силами, действия которых они испытывают на себе. Вроде ветра и пожаров. Физически кочевники ничем не отличаются от жителей городов. Но в смысле культуры или даже умственного развития стоят на гораздо более низкой ступени.

— И как часто здесь переживают нашествия? — спросил Этан, глядя в окно и слыша, как завывает ветер. По краям прямоугольника окна появился ледяной налет.

— Примерно через каждые два года. Иногда через три.

Этан отвел взгляд от неба.

— Орда, о которой все вспоминают.

— Правильно, — Септембер кивнул. — Эта банда собирает с жителей

Софолда дань около сотни лет. И с большинства соседних провинций. Похоже, мы прибыли сюда в интересное время. Гуннару и его молодым рыцарям надоело платить варварам. Они котят бороться.

— Кажется, они собирались сделать это и раньше, — сказал Этан. — Есть у ник шансы получить разрешение?

— Ну, как ты понимаешь, такие намерения должны быть одобрены так называемым Советом. Гуннар и его друзья сами по себе только насмешат местных воротил. Но тут есть парень по имени Балавер, первый генерал в этом сборище. И он принял сторону Гуннара. Тот говорит, что Балавер считает шансы Уоннома в этой борьбе пятидесятипроцентными.

Этан присвистнул.

— Не очень хорошее преимущество, когда ставкой является весь твой народ.

— А может, и нет. Но этот старикан уже сам прожил долгое время, платя оброк. Он мудрый. Как ты понимаешь, возражения против сопротивления кочевникам исходят в основном от тех, кто при набегах почти ничего не теряет. Это — окружные мэры, фермеры, тот префект Дармука и другие. У

Балавера и Гуннара есть поддержка местных торговцев. Во время набегов население сильно страдает от пожаров и грабежей, поскольку варвары концентрируют свои силы там, где больше домов и товаров. Имеется в виду

Уонном.

— Да, я лучше чувствую себя при устойчивых ценах, — пробормотал Этан.

— Как выглядят шансы наших хозяев?

— Ну, — произнес верзила, присаживаясь на край кровати, — что типично для таких культур: большинство боеспособных мужчин на острове имеют кое-какую подготовку, но плохо организованы. Гуннар говорит, что они могут собрать около восьми тысяч вооруженных солдат. Из них только тысячи две прошли настоящую военную подготовку. Здесь стоит постоянный гарнизон, насчитывающий пятьсот солдат под командованием пятидесяти рыцарей, сотни эсквайров и еще сотни их помощников.

— Три тысячи солдат и пять тысяч ополчения, — произнес Этан.

Септембер кивнул.

— А у этой Орды?

— По меньшей мере, в четыре раза больше.

Этан ничего не ответил.

— По словам Гуннара, — продолжал Септембер, — этим племенем правит самый большой сукин сын в мире с милой кличкой Саганак-Смерть, гроза

Врагана. Враган был небольшим охотничьим поселком, который варвары стерли с лица земли лет десять назад. У Смерти есть интересное хобби — забивать местных жителей, до которых ему нет никакого дела, в лед. Они закрепляют в подвижную уключину пику на каменных санях с небольшими парусами, пускают по ветру, пока те не скроются из вида. А затем мчатся, чтобы высвободить свои пики. К моменту когда варвары настигают обреченного, его сани уже набирают достаточную скорость, чтобы увезти тело на значительное расстояние. Голова жертвы всегда приподнята, чтобы она или он могли видеть приближающееся острие пики. Разве это на забавно?

— Я предпочел бы, услышать этот анекдотик после обеда, — пробормотал

Этан. Он всегда считал свой желудок крепким, но в этом мире… — Ладно, вы убедили меня, что этот парень нехороший. Однако чего Гуннар хочет от нас?

А ведь он наверняка чего-то кочет, иначе не стал бы тратить время, рассказывая это. И не стал бы описывать проделки сукина сына Саганака так подробно. Тут какая-то хитрость. И еще он говорил, что хотел сообщить нам до обеда что-то важное.

— Соображает, — одобрительно заметил Септембер. — Дело вот в чем. Как вы понимаете, Гуннар со своим генералом очень осторожны. Они попытаются убедить Совет в том, что платить дань бессмысленно и нужно воевать. У них это вполне получится, если они проявят столько эмоций, что никто не решится возражать им.

— Что это означает? — спросил Этан, закутывая ноги одеялом.

— Когда они выставят свое предложение, оценка будет более благоприятной, если мы вскочим и поклянемся драться рядом с ними до последней капли крови.

— Гм. Не имеете ли вы в виду то, что они хотят, чтобы мы поддержали их идею сопротивления?

— Нет, — прямо заявил Септембер. — Мы должны согласиться взять мечи, копья и встать в ряды софолдской братии.

Этан быстро сел. Мысли о сне сняло.

— Они хотят, чтобы мы воевали? Но почему? Мы — не граждане Софолда и не воины… По крайней мере, я не воин.

— Это можно исправить, — спокойно отозвался Септембер. — В то время как местные жители восприняли наше появление совершенно без эмоций, Гуннар убеждает меня, будто мы произвели сенсацию. Однако их поведение любого может навести на мысль, что иноземцы падают на ник с неба чуть ли не каждый день. Гуннар хотел бы дать знать оппозиции, что мы являемся неким знамением. Знаком того, что битва будет удачной и все такое прочее… Но если мы будем скрываться в замке во время настоящей войны, боевой дух сразу упадет. Поэтому от нас ожидают, что мы смело вступим в бой и начнем пускать кровь врагу справа и слева своим таинственным оружием. Вы поняли меня, дружище?

— Воевать? — задумчиво пробормотал Этан. — Я могу держать в руках теннисную ракетку, неплохо играю в гольф, но стоять и обмениваться ударами топора с одним из этих мускулистых молодцов…

— В обмен на не столько физическую, сколько моральную поддержку, — ровным голосом продолжал Септембер, — Гуннар обещал нам любую помощь. Он позаботится, чтобы мы добрались до Арзудуна.

24
{"b":"9059","o":1}