ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, успокоил он себя. Желание видеть его в нескольких мирах еще не является обвинением. Церковь и Содружество варьировали основные принципы от системы к системе. Они вынуждены были поступать так. Монолитный закон сделал бы человеческое Содружество недееспособным. Поэтому за одни и те же действия на одной планете могли приговорить к смерти, а на другой объявить героем.

Слуга сказал Этану, что утром Вильямса посетил не кто иной, как сам великий маг. И они куда-то исчезли обмениваться знаниями и забавными историями.

Дю Кане оставались в своей комнате. Что касается Уолтера, ему позволили выйти в сопровождении стражника.

Таким образом, Этан мог в одиночестве обследовать город и замок.

Несколько дней относительной свободы от официальных обедов дали ему время осмотреть Уонном более подробно. Во многом он напоминал маленькие земные городки. Особенно те, которые сохранили как исторические памятники.

Этан немного знал о них из справочников, но не в результате поездок.

Сам он не мог позволить себе попутешествовать по родному миру. А компания не находила необходимости посылать его в разные страны.

Когда-нибудь, может быть…

Но было здесь и много отличий, разумеется.

Например, ни одного фонтана, так часто украшающего человеческие дворы и улицы. И это вполне понятно, поскольку здесь для этого требовался бы постоянный нагрев воды.

Зато большинство крыш было украшено фантастической резьбой по льду, выполненной в основном молодыми транами.

Местные жители были грубоваты, но дружелюбны. На второй день они преодолели свою настороженность в отношении гостей и стали вести себя более приветливо. Поползли слухи, что люди не просто гости, но и фавориты ландграфа. А тот, кто любит фаворитов ландграфа, сам является его фаворитом — универсальный принцип, подумал Этан.

Дети здесь были озорными и неожиданно восторженными. Меховые комочки катались, скакали рядом с ним, куда бы он ни пошел, и путались под ногами.

Такая странность, что у него нет ни когтей, ни крыльев, удивляла и восхищала их. Без сомнения, они смотрели на Этана, как на новый вид дружелюбного уродца, смешного гнома, предназначенного для того, чтобы развлекать их.

Он представил их лежащими на улицах, истекающими кровью, пронзенными пиками, и решил, что на месте Гуннара боролся бы за возможность сопротивления врагу, как только научился бы выражать свое мнение достаточно убедительно и веско.

А так ли это, мой милый торговец? Ты уверен, что не посчитал бы более безопасным купить себе еще два или три года спокойствия, хорошего бизнеса?

А? Уверен ли ты в своем решении?

Эта мысль обеспокоила Этана, и он отбросил ее, так и не найдя никакого ответа. Конечно, трудно избавиться от привычки откупаться от неприятностей. Но это в конце концов приводило к безволию и деградации.

Убежденный пацифист, он поразился тому, как эти несколько дней на задворках мира повлияли на его комфортное представление о Вселенной. Хотя не была ли коммерческая политика некоторых крупных компаний такой же кровожадной и безжалостной? Не пустили ля последыши Саганака свои корни в шикарных офисах и не являлись ли жестокие выходки дикаря просто разновидностью коммерческих махинаций?

К концу первой недели Этану уже немного наскучил Уонном. Даже пролив с его подвижной жизнью — паромы и грузовые транспорты — потеряли свою притягательность. Душой и сердцем он был предан крупным городам. Пока Этан торговал, и торговал хорошо, в примитивных мирах, его действиями руководила только мысль об ожидающей его цивилизованной жизни и привычном механизированном комфорте. Его душа не была душой бродяги.

Ни один из капитанов, ни один из членов их экипажей, с которыми разговаривал Этан, никогда не слышал ни об острове Арзудун ни о «Медной обезьяне». Никогда они не доходили до «Места, где горит земля».

Был прекрасный солнечный день — то есть столбик термометра находился на приличном расстоянии от отрицательной температуры, и некоторые траны ходили без курток. И не приходилось ежиться на ветру, стоя на одном месте.

В зале Этан встретил Колетту. Когда она наконец призналась, что ее скука превосходит его, он предложил ей осмотреть остров.

Гуннар занял у Этана несколько минут, оторвав его от тщательных приготовлений к прогулке, и дал несколько советов. Некоторые части острова были более доступны людям, чем транам, некоторые наоборот.

Захватив с собой еду, они двинулись в путь.

К седловине между двумя горами вел крутой подъем. Но оттуда открывался вид, который Колетта, используя одно из своих восторженных прилагательных, охарактеризовала как «волшебный».

Сверху были видны острые скалы, с двух сторон формировавшие собой самые высокие точки острова Софолд. На востоке можно было разглядеть почти прижавшиеся друг к другу городские крыши, за ними пролив — со своим постоянным движением и дюжинами разноцветных парусов, а дальше, позади высоких стен, тянулся бесконечный лед.

Такая картина не была для Этана и Колетты неожиданной. Гораздо больше удивил и доставил удовольствие вид, открывающийся в другом направлении.

Дующий точно с запада ветер резко ударил по ним, когда они завершили свое последнее восхождение. Внизу раскинулась широкая, просторная долина.

Тут и там виднелись фермы и небольшие группки каменных домиков. Стада

«волов» и транских овец виднелись на дальних полях. Площади, засеянные местным заменителем пшеницы, ярко-красными пятнами полыхали на солнце.

Дальше, насколько хватало взгляда, Этан увидел зеленый простор, веером развернувшийся до горизонта и напоминающий хвост какой-то огромной райской птицы. Слева примерно через километр льда он разглядел еще один такой же зеленый веер.

Их гид, молодой тран по имени Киерло, объяснил, что это такое.

— Это, благородные чужеземцы, растет великая пика-педан на полях размерами в несколько Софолдов. Громоед ходит туда объедать молодые побеги.

— Я так много слышал об этом громоеде, — сказал Этан, когда они шли по широкой тропе через гребень. — Мне бы хотелось взглянуть на него.

Юноша засмеялся.

— Никто не подходит близко к громоеду, господин.

— Он такой злой?

— Нет, сэр, не злой. Но он может быть очень возбужденным, как некоторые к'найты.

Этан знал, кто такие к'найты. Маленькие животные вроде крыс. Он находил их неприятными на вид, но те пользовались успехом и любовью среди детей Уоннома. Они были ласковыми, несмотря на свой отталкивающий вид, и имели привычку разражаться противным визгом при малейшей тревоге. Дети считали их выходки забавными.

Транята были более благородными и сдержанными в своих проделках, чем земные человеческие дети. В компании к'найтов дети землян за два дня искапризничались бы, издергались до омерзения. А здешний климат делает ребят более спокойными, решил Этан.

— Я бы хотел осмотреть литейный завод, — вдруг сказал он. Ему пришло в голову, что они должны познакомиться поближе с основным источником силы и богатства Уоннома.

— Да, господин.

Юноша свернул на узенькую тропинку, которую Этан наверняка прошел бы.

За наклонившейся скалой появились горы, из вершин которых струился дым.

Литейный завод располагался в маленькой долине. На первый взгляд он казался крошечным. Но подойдя ближе, Этан увидел, что большею частью завод уходит в скалу и работает в пещерах, чтобы использовать тепло, поднимающееся из глубины планеты.

С гребня горы Этан увидел, что несколько скал были конусами вулканов.

Большинство из них давно потухли или дремали, но некоторые выбрасывали в небо черные облака дыма. Все кратеры клонились к западу и оставались невидимыми со стороны города.

Как выяснилось, уонномские плавка и металлообработка представляли собой странную смесь примитивной технологии и удивительных достижений в познании свойств металлов. Например ковка и закалка клинков или наконечников пик.

Руководитель литейного завода в Уонноме назначался военными советниками. Гостей встретил Джеймс Малваккен, заместитель директора.

31
{"b":"9059","o":1}