ЛитМир - Электронная Библиотека

Говоря откровенно, он не совсем понимал, что происходит. Но и не слишком над-этим задумывался. Ему не совсем нравилось, как развиваются события, но что он мог с этим поделать? К тому же это ему немного льстило.

Но сегодня Септембер зашел за ним в местную библиотеку — очаровательное место, где он посиживал, разглядывая редкие иллюстрации в книгах. Он немедленно поднялся, увидев выражение лица своего друга. Они направились в ту часть замка, где Этан бывал редко.

— Что случилось, Сква? Почему у вас такая кислая мина?

— Гуннар как-то сказал, что не может представить наших мстителей, долго сидящими без дела. Он оказался прав. Они и не сидели. Они работали, как проклятые, круглые сутки.

— Да? Над чем? — приятели повернули за угол и начали подниматься по лестнице. — Еще одна катапульта?

— Ох-хо-хо. Гуннар говорит, что им потребуются месяцы, чтобы восстановить нечто подобное. Я видел эту штуку, я теперь я ему верю. Нет, такое впечатление, что этот Саганак приготовил нам другой сюрприз, и нам чертовски повезло, что мы обнаружили это. Хотя в любом случае, я не знаю, что нам делать.

Этан был очень огорчен пессимизмом великана. Тогда — во время битвы — он был самой уверенностью в океане хаоса. Сейчас его слова звучали более обескураженно, чем когда-либо.

— Откуда вы узнали об этом «сюрпризе»? — наконец спросил Этан.

— Колдовской телескоп, — раздался короткий ответ.

Они еще раз повернули за угол, и оказались перед апартаментами старого ученого-волшебника.

Его комната не изменилась с тех пор, как Этан однажды посетил ее, и все так же воняла. Гуннар ждал их, лицо его было таким же мрачным, как у

Септембера. Как у Вильямса.

Этан почти не видел школьного учителя с тех пор, как началось сражение. Они проходили мимо друг друга по коридорам и случайно встречались за трапезой. Но чем лучше они узнавали язык и людей Уоннома, тем слабее становилась необходимость держаться рядом с себе подобными.

Этан предполагал, что учитель находится в литейной, помогая транским ремесленникам в жизненно важном для них деле изготовления арбалетов и стрел к ним. Он был слегка удивлен, увидев его здесь.

— Похоже, что они почти закончили, друг Сква, — сказал Гуннар встревоженным тоном. Он выглядел смирившимся. — Взгляни, сэр Этан.

Этан уселся за грубый, причудливо украшенный телескоп и посмотрел правым глазом в объектив.

— Его регулируют маленькой ручкой справа, — сказал Септембер.

— Спасибо.

Этан слегка повернул ручку, и изображение стало гораздо более четким и рельефным. Чуть-чуть, правда, осталось неясным, но из-за грубо обработанных линз. Учитывая материалы, которые софолдцы использовали для полировки, телескоп следовало признать замечательным достижением.

Далеко, среди прочно стоящего на якоре дикарского флота было расчищено большое пространство. Значительная активность наблюдалась вокруг одинокого огромного, низкого плота. Множество больших бревен были связаны между собой поперечными балками, так что получилось огромная открытая палуба на гигантских каменных полозьях.

— Мы обнаружили это только сегодня утром, — сказал Септембер.

Ээр-Меезах заговорил из тени:

— Мне повезло, что я разглядел этих паразитов, иначе нас бы никто не предупредил.

— Для чего эта штука? — спросил Этан, не отрывая глаза от телескопа.

— Это проще простого, юноша, — ответил Септембер. — Посмотрите налево, на груду камней, которую они собрали. Может быть, вас следует немного подвинуть телескоп.

Этан так и сделал. Да, слева толпа кочевников сгружала на лед с плотов огромные валуны. Некоторые камни были такими громадными, что потребовалось связать по паре плотов, чтобы их доставить.

— Вижу, — сказал Этан.

— Они строят чертовски здоровый плот, — объяснил великан. — Больше, чем любой, который доводилось видеть Гуннару или любому здешнему жителю.

Его размер и конструкция не позволят ему маневрировать, но это не имеет значения.

Губы Септембера сжались, выступающий подбородок еще больше выдвинулся.

— Они нагрузят его до краев камнями и валунами в сотни тонн весом, поставят пару чудовищных парусов и пустят по ветру. С подходящим ветром и хорошим стартом эта штуковина разовьет приличную скорость, а? Недурной получится таран, я так понимаю.

— Он может пробить брешь в стене? — спокойно спросил Этан.

— Боюсь, что так оно и будет, друг Этан, — ответил Гуннар. — Они собрали довольно много камней, но приносят все больше и больше. Я думаю, что они прорежут стену, как масло.

Этан поднял голову от телескопа.

— Разве нельзя держать наготове сети и цепи?

— Другой такой цепи, как Великая Цепь, охраняющая ворота гавани, нет,

— горестно отозвался Гуннар. — Они будут пробираться за этим чудовищем.

Конечно, мы попытаемся задержать их сетями, но это будет очень трудно.

Ведь мы не представляем себе размера пробоины, не знаем легко ли будет заделать такую дыру? Успеем ли ее заделать прежде, чем орда нападет на нас? К тому же нам придется оборонять и другие части стены, чтобы они не прорвались в каком-нибудь слабом месте. Если они прорвутся в гавань, с нами будет покончено. Мы будем вынуждены сдать им город.

Рыцарь выглядел ужасно удрученным. Настроение Этана тоже было не из лучших.

После некоторого молчания заговорил Вильямс.

— Наверное, лучше сказать им сейчас.

— Но нам удалось это лишь на таком маленьком пространстве, — отозвался маг. — И все-таки, я должен с тобой согласиться: это может помочь.

— О чем это вы? — резко спросил Гуннар.

— Великий колдун Вильямс показал мне много разных вещей, — сказал

Ээр-Меезах, не обратив внимания на недостаток почтительности в словах

Гуннара. — Арбалеты, которыми вооружены твои стрелки, юноша, натолкнули нас на одну мысль. У нас есть кое-что еще, и оно может пригодиться.

— Но я до сих пор не знаю, как с ним обращаться! — сказал Вильямс почти умоляюще. — У нас не хватает ни возможностей, ни времени, ничего!

— Ну, ладно, — вздохнул Септембер, — дайте нам хотя бы посмотреть на ваше изобретение.

Глава 10

Многие горожане работали в две и в три смены, день и ночь, но в ту ночь активность Уоннома была еще выше. Если бы шпионам Саганака удалось заглянуть за стену гавани, они несомненно были бы озадачены деятельностью, которая наполняла береговую линию и близлежащий лед. Масляные лампы и факелы проливали осторожный свет на поле действия.

Они были бы еще более озадачены, если бы заметили странные действия в горных ущельях, на заброшенных участках сельской местности и старого города и у больших костров, которые освещали главную площадь.

В главной части главного замка софолдский военный совет вел разгоряченную дискуссию.

— Говорю вам, это слишком опасно! — воскликнул один из знати. Он ударил кулаком по толстому столу. — Слишком ново, слишком странно. Это не для нас.

— Чепуха! — возразил Малмевин Ээр-Меезах, сидевший рядом с ландграфом.

— Наши арбалеты не менее новы и странны для вас, — парировал Гуннар.

— Нет. Они похожи на наши собственные большие луки. Но это… это работа Того, Кто Темен!

— Я совсем не такой темный, — сказал Ээр-Меезах.

— Не будь легкомысленным, старик, — фыркнул дворянин. — На меня-то не подействует твоя ученая чепуха.

— Еще как подействует, добрый сэр, — заметил Гуннар, — если завтра мы не успеем приготовиться и таран пробьет стену гавани!

— Может ли он действительно разрушить великую стену? — с недоверием спросил один из рыцарей.

— Ты не видел его, Сулетджа, — сказал генерал Балавер торжественно. -

Он пробьет стену. Если только не подойдет к нему под слишком острым углом, но я думаю, что на это мало шансов. Хотя, — он задумался, — если он будет запущен неверно, то понадобится тысяча людей, чтобы исправить его курс.

— Если ваше изобретение не сработает так, как вы описали, — сказал старый мэр одного из небольших городков, — мы все провалимся к центру мира.

44
{"b":"9059","o":1}