ЛитМир - Электронная Библиотека

Каждый раз, поворачивая на юг, «Сландескри» набирал добрых шестьдесят километров в час или около того, пока не поворачивал на запад, против ветра.

Этан оглянулся и осмотрел палубу: нет ли на ней Септембера. Но великан, по-видимому, спустился в каюту, чтобы ненадолго спрятаться от ветра. Этан решил сделать то же самое.

Он уже подходил к люку, когда услышал крики и гиканья, доносившиеся с неба. Этан посмотрел вверх.

Там, взгромоздившись, как на насест, в плетеную наблюдательную корзину на верхушке грот-мачты, сидел Сква Септембер, сжимая ногами открытый всем ветрам шест, размахивая руками и блея, как волосатый осел.

Этан прирос к палубе, затаив дыхание и каждую минуту ожидая, что объятия великана разожмутся и его унесет ураганом, как последний осенний лист. Наконец Септембер утомился и полез вниз.

Добравшись до палубы, он подошел к Этану. Крошечные льдинки покрывали его защитные очки. Он смахнул их перчаткой. Он тяжело дышал.

— Ах, что там за вид, старина, что там за вид! Как циркулирует кровь!

Не хотите попробовать?

— Вам следовало бы знать, что я не отношусь к типу безрассудных исследователей, Сква.

— Ладно, дружище, ладно, — вздохнул тот. — Вы относитесь к типу беспомощных столичных жителей. Стыдно. Это потрясающее чувство.

— Не сомневаюсь, но я порядочно замерз и здесь, не подвергая себя смертельной опасности. Я предпочитаю палубу. И даже еще больше предпочитаю свою каюту.

Он отвернулся и открыл люк. И с удивлением уставился на знакомую фигуру, загородившую ему вход.

— Доброе утро, сэр Этан, — кокетливо сказала Эльфа Курдаг-Влата. -

Внизу действительно не так холодно.

— Эльфа, — сказал он, запнувшись. — Вот это да! Как же ты смогла уговорить отца отпустить тебя в путешествие?

Она вылезла из люка и встала на палубе.

— А я его и не спрашивала. Я пряталась на борту до тех пор, пока не решила, что вы уже вряд ли захотите поменять курс и вернуться. Ведь не захотите, не правда ли?

— Ты не предупредила отца? Как же, черт возьми, ты пробралась на борт?

— Матросы взяли ящик и погрузили его вместе с другими. Только ящик не был пуст, — она кокетливо улыбнулась. — Там была я.

Гуннар поднялся на палубу и узнал Эльфу. Это ошарашило его даже еще больше, чем Этана.

— Эльфа!

— Наблюдательность руководителей экспедиции меня просто поражает. Вы второй, сэр Гуннар, кто сразу же меня узнал.

— Что, — настойчиво продолжал Этан, — скажет ландграф, когда узнает, что ты пропала?

Она задумалась.

— Я полагаю, он будет в ярости. Он будет бушевать, проклинать, угрожать и ломать вещи и перевернет Уонном вверх тормашками. Но в конце концов он найдет мою записку…

— Записку?

— …и узнает, что я удрала с вами. Вот уж тогда он действительно взбесится.

Этан повернулся к Септемберу.

— Что нам с ней делать, Сква?

— Что ж, мы могли бы повернуть назад, — задумчиво произнес он, открыто восхищаясь Эльфой. — С ветром, который будет нас подгонять, это займет не так уж много времени. Но мне бы чертовски не хотелось тратить время и преодолевать пространство, которое мы успели пройти, только для того, чтобы вернуть эту юную беглянку своему папаше. И на всякие взаимные обвинения, объяснения и тому подобное, — на все это мы потеряем еще какое-то время. Нет, скажите стюарду, что за столом у нас прибавится один едок, и продолжим наше веселое путешествие. У нас ведь несомненно найдется свободное местечко… а, Гуннар?

— Что? — отозвался изумленный рыцарь. Он неуверенно посмотрел на великана.

Они находились за тысячу километров от Уоннома. Все это время они мчались с огромной скоростью по льду, который скользил под металлическими полозьями и исчезал за кормой. Они шли по чужому льду, который никогда раньше не пересекали ни люди Гуннара, ни матросы Та-ходинга.

Последние сотни километров они проскочили мимо нескольких островов.

Все они были необитаемы. Это отсутствие жизни подействовало на каждого.

— Пустая земля, — тихо произнес подавленный Гуннар.

— Да, — согласился Та-ходинг. — Ясно, что здесь не будет никакой торговли. Однако некоторые острова, мимо которых мы проехали, выглядят гостеприимно.

— Может быть, это из-за вулкана, — сказал Септембер. — Ведь эти острова расположены от него на таком расстоянии, что их периодически накрывает пеплом и пемзой.

— Даже если так, — заметил Этан, — возможность учреждения нескольких торговых центров могла… — он остановился, услышав крик с грот-мачты, который заставил транов не то что похолодеть, но — оледенеть, сравняться с сотнями метров замерзшей воды под ними.

— Гутторбины! На северо-востоке!

Гуннар, Та-ходинг и дюжина матросов и солдат бросились к перилам.

— Что происходит? — крикнула Колетта, высунувшись из люка. Гуннар толкнул Этана, чтобы тот ответил.

— Спускайтесь вниз, леди дю Кане!

Это прозвучало без какого-либо оттенка вежливости, — как приказ.

Колетта рассердилась.

— Минутку… — начала она раздраженно.

Но на этот раз заговорил Септембер — угрожающе и без юмора:

— Делайте, что вам говорят, мисс дю Кане.

Она заколебалась, неуверенно глядя на него. Наконец, что-то бормоча, она исчезла с палубы.

— Я вижу их, — буркнул великан, прикрывая глаза рукой.

— Я тоже, — не отстал Этан.

Далеко на северо-востоке показалось небольшое облако крохотных коричневых пятнышек. Облако мошкары достигло размеров мухи, превратившись в массу темных силуэтов в форме буквы "Т".

— Мы можем удрать от них? — спросил Септембер.

Ответ Гуннара был суров.

— Нет, мой друг. Может быть, с ветром позади нас… но у них все равно будет угол для маневра. Ясно, что они нас заметили. Может, нам придется драться, хотя всегда остается шанс, что мы их не заинтересуем.

С другой стороны палубы раздался раздраженный рев. Этан узнал голос генерала Балавера.

— Драконы, сэр! — крикнул Гуннар.

— Близко? — гаркнул генерал, берясь за меч.

— В пяти, может быть, в шести куджатах, и приближаются.

Балавер выругался, подошел к переднему люку и крикнул в него. Почти сразу же из него полезли солдаты, как из потревоженного муравейника. Тем временем генерал поспешил присоединиться к ним на корме.

— Нам ничего не остается, кроме как драться с ними, — заключил

Гуннар, беспокойно глядя вверх. — Мы поставим лучников в середине группой, а копьеносцев по бортам.

Этан смотрел, как увеличиваются размеры стаи.

— Насколько они умны?

— Не особенно, — ответил Гуннар. — Они охотятся с помощью зрения, слуха и обоняния, а не мозгов.

— У меня есть одна мыслишка, — начал Септембер. — Мы можем попытаться сделать вот что…

На борту «Сландескри» никто не двигался. Каждый старался вжаться в перила или импровизированные баррикады из ящиков и бочонков. Ни одного из самых смелых штурманов нельзя было убедить оставаться у руля во время нападения драконов, и ни Гуннар, ни Балавер не стали бы никого заставлять.

Так что управление было связано с нижней каютой сложной системой веревок.

Стая продолжала уверенно приближаться к большому кораблю.

— Наверно, не меньше сотни, — возбужденно прошептал Септембер. -

Уродливые дьяволы, правда, приятель?

С носа корабля раздался гнусавый голос генерала Балавера после резкого звука натянутой тетивы.

— Эй вы, там! Не раскидывайте стрелы понапрасну, идиоты!

Гутторбины не нападали. Вожак в последний момент свернул и начал кружить над плотом. «Сландескри» продолжал рассекать воздух, на палубе ничто не двигалось, пока визжащие чудовища носились вокруг мачт.

Широкие кожаные крылья, похожие на крылья летучих мышей, были прикреплены к заросшим шерстью обтекаемым телам, оканчивающимся раздвоенными хвостами. На каждом крыле были когти, и большие когтистые лапы свертывались кольцом, как пружины, под мягким животом. Каждая голова была кошмарной помесью крокодила и волка с длинным морщинистым рылом, оснащенным двойными рядами острых, как бритва, треугольных зубов. Огромные мозаичные глаза горели пустотой, безумной злобой.

51
{"b":"9059","o":1}