ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это возможно, — согласился рыцарь. — Возможно, у них считается уважаемой добродетелью передвигаться только пешком.

Пройдя еще немного, Фахтиг приказал подождать за обитой железом дверью. Сам он скрылся внутри и появился снова несколько мгновений спустя.

— Приор примет вас сейчас.

Они последовали за ним. Этан не знал, чего ожидать — может быть еще, одного тронного зала, как у Курдаг-Влаты. Комната, в которую они вошли, была хорошо обставлена — совсем не в спартанском духе. Один только широкий, украшенный богатой резьбой, полированный стол говорил о вкусе и достатке. Несколько кресел стояло вокруг него.

Они находились явно на одном из верхних уровней монастыря. Свет врывался в комнату через окна, расположенные на восточной и южной стенах.

Большая часть освещения была здесь естественной, что было довольно необычно для Тран-ки-ки.

Однако наиболее поразительными были стены. От пола до потолка все, они за исключением той, где находилась входная дверь, были заставлены полками, на которых ровными рядами стояли книги.

В Уонноме Этан встречал грубую, сделанную из пика-пинового сырья бумагу, но очень редко. Софолдцы, кажется, предпочитали для письма пергамент, потому что волокнистая бумага для этого плохо годилась.

Братство, по-видимому, решило проблему улучшения качества бумаги, так как книги, раскрытые на столе, были написаны не на пергаменте.

— Надо еще хорошенько подумать, прежде чем приводить сюда Вильямса или Ээр-Меезаха. Мы потом не сможем их отсюда вытащить, — шепнул Этан

Септемберу.

— Ха! — Септембер быстро окинул взглядом полки. — Интересно, они только собирают их или иногда дают себе труд прочитать что-нибудь отсюда.

Приор оказался старым траном миролюбивой наружности. Его борода гораздо длиннее, чем у Гуннара. Его грива была белоснежной, а манеры спокойными и приятными. Если его и шокировало появление Этана и

Септембера, то он был слишком учтив, чтобы показать это.

У него тоже имелся посох, который был прислонен к креслу.

— Прошу прощения, что не встаю, дабы поприветствовать вас, благородные сэры. Мне нездоровится сегодня.

— Мы опечалены, услышав это, и желаем вашей светлости выздоровления такого же скорого, как северный ветер, — мягко сказал Гуннар.

Старик слегка улыбнулся.

— Фахтиг рассказал мне о вашем чудесном корабле и о вашей просьбе остаться с нами на несколько дней. И о том, что вы спешите.

— Очень спешим, — вставил Септембер. — А как насчет этого общего голосования или что там еще…

Приор прервал его.

— Мне нет необходимости советоваться с братством по такому простому вопросу. Вы можете оставаться здесь столько, сколько вам будет угодно.

Наша пища в Эвонин-та-бан проста, но питательна. Окажите нам честь поужинать с нами и располагайте нашим гостеприимством на ночь.

Гуннар кивнул прежде, чем кто-либо из людей успел открыть рот.

Казалось, рыцарь предвидел, что пища окажется съедобной.

— Отдыхайте теперь, благородные сэры, и дайте отдохнуть мне. Сегодня вечером мы еще поговорим о ваших планах, нуждах и путешествии.

Они вышли.

— Спасибо, Фахтиг, — искренне сказал Этан, — за то, что ускорили для нас решение этого дела.

— Я с радостью принимаю вашу благодарность, но она не относится ко мне, благородный сэр. Я ничего не «ускорял». Я просто повторил приору то, что вы мне рассказали. Он принял решение в вашу пользу вполне самостоятельно.

— Вы уже разрешили нам оставаться здесь в течение сегодняшнего дня, — сказал Септембер. — А что, если бы он, не принимая во внимание это решение, приказал бы нам немедленно уезжать отсюда?

Фахтиг выглядел изумленным.

— Но он бы никогда так не поступил! Даже приор не станет отвергать решение, достигнутое ранее одним из братьев. Мы живем здесь, руководствуясь разумом и благожелательностью к остальному миру. Эта вера в рациональность друг друга есть неотъемлемая часть нашего Братства.

— Да, конечно. Но если предположить, что он… был бы резко не согласен с вашей оценкой ситуации.

— Но почему? — Фахтиг старался справиться с необычной постановкой вопроса. — Тогда лучшим было бы для меня перепроверить свои впечатления, найти в чем ошибочность их…

— У приора замечательная библиотека, — вставил Этан, чтобы сменить тему разговора.

— О, это была вовсе не библиотека приора, — Фахтига рассмешили эти слова. — Это была всего лишь комната, в которой он занимается сегодня. В монастыре есть огромное количество подобных комнат. И все они заполнены историческими, учебными и научными документами, собранными в течение нескольких тысяч лет.

— Понимаю, — пробормотал Этан. — Видите ли, с нами путешествуют двое мудрецов, по духу, кажется, близкие вашему Братству. Один из них — вашего племени, другой моего.

— В таком случае, они желанные гости здесь, — сказал Фахтиг.

— Мне хотелось бы знать, можно ли им будет побывать в ваших библиотеках? Для них это будет счастьем.

— Гости редко выражают желание получить часть наших знаний. У тех, кто останавливается здесь, более приземленные интересы — это торговцы и купцы, прибывшие, чтобы обменять свой товар.

— Я вас прекрасно понимаю, — кивнул Этан.

— Но, — продолжил Фахтиг более бодрым тоном, — если ваши спутники — настоящие ученые, то я уверен, что Братство позволит им насладиться скопленным здесь богатством. Да, полагаю, так и будет!

— Спасибо вам, Фахтиг. Я сверен, что их благодарность будет безграничной.

— Если знание распространится дальше, — сказал ученый гид торжественно, это и будет благодарностью за сохранение его от вторжения

Тьмы!

— О, несомненно, — согласился Этан.

Фахтиг проводил их вниз и сказал, что будет ждать их здесь снова за час до того, как солнце исчезнет за горами.

Гуннар подтвердил, что они принимают приглашение приора, и они отправились назад на корабль.

Тревожное лицо Та-ходинга выражало столько вопросов, что не хватило бы тысячи слов, чтобы их все сформулировать.

— Все прекрасно, капитан, сразу успокоил его Септембер. — В этом месте обосновалось сборище книжных червей. Во всем пантеоне премудрости не видать ни одного копья или лука. Нам дано разрешение использовать эту гавань так долго, сколько нам понадобится. Они не причинят нам никаких неприятностей… Да, еще одна вещь, — он сделал паузу. — Мы приглашены на ужин.

Та-ходинг многозначительно поднял глаза.

— Туда наверх?

— Конечно. Не понесут же они его нам сюда.

— Тогда, — сказал капитан, вам придется передать нашим хозяевам извинения за мое отсутствие. Я вынужден отказаться от приглашения… до тек пор, пока вы не вернетесь к нам с еще одним небесным кораблем. Прошу прощения.

Он отошел и принялся отчитывать матроса, который неправильно завязал узел.

Их сообщение вызвало разнообразную реакцию у остальных. Балавер, в частности, нашел их уединенных хозяев слишком вежливыми, чтобы им доверять. Но Гуннар напомнил ему, что все маленькие фермы и охотничьи поселения, которые они проезжали, были не вооружены и также открыты. Явно эту область не посещает Орда.

— Монастырь также предлагает нам свои услуги на ночь, — добавил он.

Этан заявил, что он лично рад появившемуся шансу поспать для разнообразия в нормальной постели.

Геллеспонт дю Кане выразил безразличие, но Колетта была тоже рада этому предложению, как и Этан. Даже если для этого придется подняться на пятьсот метров.

Как и предполагал Этан, когда два мудреца получили сведения о библиотеках, их ничто не могло удержать. Они даже настаивали на том, чтобы пойти туда немедленно, своим ходом.

Гуннар мягко возразил, что приход раньше назначенного срока может быть расценен как нарушение местного этикета. Но Этан и Септембер были с ним не согласны, ссылаясь на удивительное дружелюбие и открытое обещание помощи приором и Фахтигом. Не дожидаясь официального решения, Ээр-Меезах и

Вильямс исчезли в ближайшем люке.

— Не скоро мы увидим этик двоих, — сердито сказал Буджир.

62
{"b":"9059","o":1}