A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
60

– Ну наконец-то я тебя проняла, Жиро.

– Вот, значит, как… Муж и сестра с ребенком? Да, жить становится все интереснее.

– А вот это сама Лори Мартин.

Она торжествующе взмахнула фотографией. Эл с интересом всматривался в нее.

– Жизнь Лори номер два. А мне, кажется, удалось краем глаза взглянуть на ее жизнь номер три.

Эл протянул ей большой коричневый конверт, в котором оказался увеличенный снимок маленькой черной собачки, сидящей на капоте машины.

– Я его увеличил. Замечаешь что-нибудь интересное? Марла покачала головой.

– Симпатичная собачка.

– Так вот, эта симпатичная собачка сидит на капоте машины «ройял-бьюик» выпуска тысяча девятьсот восьмидесятого года. Если бы ты была более наблюдательным частным детективом, то заметила бы на ней номерной знак Флориды. Номер отчетливо виден.

– Флорида?

Марла тут же вспомнила квартиру Лори с ее пастельным убранством, типичным для Флориды.

– Теперь ты догадалась, откуда нам надо начинать расследование, радость моя?

– Всегда мечтала увидеть Южный берег.

Глава 20

Эл смотрел на беспрерывно меняющуюся панораму за окном своего офиса. Изящные калифорнийские девушки на роликовых коньках – длинные светлые волосы развеваются на ветру, стройные загорелые ноги ритмично движутся, на головах наушники. Безжалостно разрушают свои барабанные перепонки. Бородатый парень на красном «Дукатти-916» – самом быстроходном мотоцикле на всей планете – остановился у светофора, ожидая, пока пожилая женщина в развевающемся белом платье с розовыми лентами и огромной шляпе с розами под цвет, на высоких каблуках-шпильках перейдет дорогу. Две дорого одетые блондинки – похоже, что в Беверли-Хиллз все без исключения женщины – блондинки, – в изящных костюмах, сшитых на заказ, с пакетами, на которых красовались ярлыки знаменитых модельеров, подошли к ожидавшему их черному лимузину с шофером. В кафе напротив группа пестро одетых молодых людей, потягивая ледяные напитки, раскладывали окружающий их мир на части и снова собирали – так, как им больше нравилось, А может, просто сплетничали про отсутствующих «друзей». Сплетни и пересуды движут миром, особенно здесь, в Голливуде. Если бы не сплетни, сколько людей остались бы без работы.

По Сансет безостановочно двигались машины. Прохаживалась проститутка в красных высоких, до бедер, сапогах. Прыгали детишки с бритыми головами, в мешковатых штанах, таких длинных, что они пузырями спускались на кроссовки, как у Чарли Чаплина. Трудящиеся несли к себе в офисы пакеты с ленчем. Тинэйджеры в вечном поиске «настоящей жизни», и нескончаемая демонстрация прохожих, стремящихся… бог знает куда.

Эл отвернулся от окна. Снова взглянул на только что полученную информацию по поводу машины с номерным знаком Флориды. Во Флориде машина поменяла нескольких владельцев, имена которых ни о чем ему не говорили. Был и еще один владелец, из Техаса, тоже незнакомый. Его, по-видимому, следует сразу же исключить из поисков. Интересующий нас автомобиль носит номерной знак Флориды. Эл усмехнулся, представив себе лицо Марлы. Панама-Сити – это вам не Майами-Бич и не Южный берег.

Зазвонил телефон. Он схватил трубку.

– Это Бен Листер. Я только что разговаривал с вашим другом детективом Булвортом.

– Мы с ним друзья, только когда не работаем над одним и тем же делом. В данном случае он не делится со мной никакой информацией.

– А вот со мной поделился. Кровь, найденная на сиденье машины, принадлежит не Стиву Малларду.

Эл присвистнул. Все его небритое лицо расплылось в довольной улыбке. Марла не держит в своей квартире бритвенные принадлежности, а именно там он сегодня провел ночь, после великолепного и невероятно дорогого обеда в отеле «Бель-Эйр», где они наблюдали за плавающими лебедями и поглощали деликатесы по цене не меньше десяти баксов за каждый проглоченный кусочек. Марла заявила, что он у нее в долгу за хорошую работу по Джону Макиверу. Эл согласился довольно легко. Время от времени женщину надо ублажать, дать насладиться тем, чем ей хочется. Господи, и как же она наслаждалась! От всей души! И до чего хорошо выглядела… А потом они наслаждались друг другом.

Однако он отвлекся.

– Есть какие-нибудь соображения по поводу того, чья это кровь?

– Никаких. И нельзя выяснить, принадлежит ли она самой Лори, потому что тела нет. Пока. – Листер всегда добавлял это «пока», так как не сомневался, что тело вот-вот найдут. – Они все еще продолжают поиски. В эту самую минуту.

Эл рассмеялся.

– И все же против нашего клиента нет никаких конкретных улик, только косвенные доказательства виновности.

– Но ведь других подозреваемых нет.

– Верно. Придется мне поискать их.

– Дерзайте, приятель. Только обязательно дайте мне знать, как пойдут дела.

– Конечно. И спасибо за хорошую новость, Листер. Я это очень ценю.

Жиро взглянул на часы – Марла их презирала не меньше, чем его «корвет», – и набрал номер ее радиотелефона в машине. Она ответила сразу же. Голос ее доносился сквозь шум транспорта.

– Привет, радость моя.

Наверняка она не сняла трубку, только включила микрофон.

– Привет. Говори громче, у меня тут шум.

– Подними стекла и возьми трубку.

– Что?

Эл в отчаянии провел рукой по густым темным волосам.

– Радость моя, я говорю: подними стекла, тогда ты услышишь меня. У тебя же практически звуконепроницаемые стекла, правда?

– Да уж, получше, чем в твоем старом «корвете». – Она, по-видимому, подняла стекла и сняла трубку. Теперь голос ее слышался ясно и отчетливо. – В чем дело, радость моя?

– Кровь в машине не от Стива.

– Ура! Значит, теперь он свободен?

– Не думаю. Возможно, это кровь Лори, но проверить невозможно.

– Потому что не с чем сравнить.

– Марла, иногда ты проявляешь такую сообразительность, что даже не верится.

– Послушай, ты, паршивец, я ведь еще только учусь на частного детектива. А ты в этом бизнесе уже пятнадцать лет. Оставь меня в покое, понял?

– Ладно-ладно. Теперь слушай. Я еду во Флориду. Эл даже поморщился от громкого визга тормозов в трубке.

– Что-что?!

– В час тридцать я вылетаю в Атланту.

– А как же Майами?

– Эта машина не из Майами. Она из Панама-Сити.

– Ммм… не совсем то, о чем я мечтала…

Эл усмехнулся.

– Нет, конечно, если ты хочешь лететь со мной…

– Н-н-нет… Пожалуй, я отпущу вас одного, босс. Надеюсь, вы там без меня справитесь?

– Сделаю все возможное.

– Я буду тосковать по тебе, Жиро, – замурлыкала она. – Буду лежать на своей пустой большой кровати и думать о тебе… вспоминать прошлую ночь…

– Вот-вот, вспоминай, радость моя. Очень скоро я снова окажусь в твоей кровати.

– Обещаешь?

– Вообще-то я не из тех, кто когда-нибудь что-нибудь обещает. Но я игрок. Думаю, шансы примерно десять к одному.

– Принимаю, – рассмеялась Марла. – И будь осторожен, Жиро. Не попади там в какую-нибудь передрягу без меня.

Он пообещал быть осторожным. Положил трубку, взял сумку, запер дверь офиса – с табличкой словно из кинофильмов сороковых годов. Перешел на другую сторону улицы, в кафе, где сидела молодежь. Заказал двойной эспрессо. Надо же человеку хоть чем-нибудь компенсировать упадок сил от невозможности выкурить сигарету.

Панама-Сити, маленький приморский городок с низкими домами, выглядел каким-то плоским и приземленным. Солнце нещадно палило с ярко-голубого безоблачного неба, прожигая насквозь. Эл почувствовал, что поджаривается сквозь майку. Нет, ему здесь тоже не нравилось. Можно представить себе, что сказала бы Марла.

Ночь он провел в захудалом мотеле, которого предпочел бы никогда не видеть, а сейчас ехал на взятой напрокат машине, без которой тоже предпочел бы обойтись. Отвратительного ярко-синего цвета, руль болтается, тормоза барахлят… И вообще Эл тосковал по своему красному «корвету».

Ко всему прочему в мотеле полно щелей, через которые проникают москиты, двери скрипят и дребезжат на горячем ветру, а яркая неоновая вывеска вспыхивает красными и зелеными огнями всю ночь, и плохонькие шторы на окне пропускают свет. В общем, ничего хорошего.

21
{"b":"906","o":1}