A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
60

По легкому, небрежному тону Эла она сразу догадалась, что он звонит не зря.

– Провела ужасный день, таскалась по больницам, наблюдала, как люди сдают кровь. И все из-за тебя. Какого черта ты дал мне такое задание, Эл? Ты же знаешь, я не выношу вида крови.

– Что, ленч не пошел в горло, радость моя? Ну ничего, не переживай, сегодня вечером я угощаю тебя обедом.

– Спасибо… А где?

– Как насчет «Тайфуна»? Встретимся там в половине восьмого?

– Только не опаздывай. Эл засмеялся.

– Ни за что. Если ты не опоздаешь. Марла хлопнула трубку под звук его смеха.

«Тайфун» представлял собой небольшое оригинальное заведение, встроенное во второй этаж старого ангара в аэропорту Санта-Моники. Окна выходили прямо на посадочную полосу. Основное развлечение посетителей ресторана состояло в лицезрении маленьких «сессна» и роскошных частных самолетов, высаживавших рок-звезд, бизнесменов, иногда киноактеров. Солнце отсвечивало золотым и красным, искрилось на волнах не очень далекого Тихого океана. Мартини здесь подавали прекрасного качества, а еда была эклектическим смешением блюд всего побережья Тихого океана, включая таиландские соусы кэрри, хрустящую рыбу, зажаренную целиком в восточных пряных соусах, острую, пряную сингапурскую лапшу, ребрышки по-американски плюс целый раздел в меню под общим заголовком «насекомые». Правда, Жиро еще ни разу не видел, чтобы кто-нибудь заказал саранчу или кузнечика.

Марла намеренно опаздывала. Жиро это предвидел. Сейчас он сменил уже вторую стойку бара. Сидел, потягивая ледяное пиво «Асахи», самое любимое после «Сэмюэля Адамса» – полная противоположность ему по вкусу. Это легкое, словно хрустящее, а то тягучее, как сироп.

Головы повернулись в сторону дверей, как обычно, когда входила Марла. Белокурые волосы стянуты назад в низкий пучок у основания изящной шеи, в стиле испанского фламенко; вокруг овального лица колышутся тонкие нежные завитки, на глазах маленькие круглые темные очки в черепаховой оправе. Марла часто жаловалась на то, что солнечный свет в «Тайфуне» падает так, что это раздражает ей глаза, пока солнце не сядет. Длинная черная юбка, мягкая белая льняная блуза с закатанными рукавами и блестящие черные туфли без каблука довершали наряд. Эл подумал, что сегодня она выглядит как классная балерина.

Как всегда, Марла демонстративно обвила руками его шею и звучно поцеловала в губы.

– Истосковалась по тебе, – пробормотала она, глядя ему прямо в глаза сквозь затемненные стекла очков.

– Я тоже по тебе соскучился, радость.

Эл снял ее руки со своей шеи. На них смотрели, кое-кто ухмылялся, не скрываясь.

Они сели за столик у окна. Эл заказал для нее мартини с водкой, себе – еще «Асахи». Марла посмотрела в окно на небольшой продолговатый самолет.

– Когда мы сможем позволить себе такой же, вместо того чтобы летать через Атланту?

– Думаю, когда ты научишься работать не хуже меня. Она от души вздохнула.

– Сегодня отвратительный день. И я ничего не нашла.

– Кажется, я могу тебе объяснить, почему ты ничего не нашла.

Серо-зеленые глаза удивленно распахнулись.

– Ты что, намеренно послал меня ловить журавля в небе?! Знал, что я ничего не найду? А я-то целый день болталась по больницам. От меня до сих пор пахнет лизолом, даже после душа…

– Марла, Марла, дай же мне рассказать.

Пока она потягивала мартини с водкой, Эл рассказал ей о Джимми и Бонни Виктор, о том, что там произошло, и о маленькой собачке по кличке Клайд.

– Бонни и Клайд… – изумленно протянула Марла.

– Точно, радость моя. Плохая девочка и мальчик тридцатых годов.

– Думаешь, Лори Мартин – это Бонни?

– Именно.

– Но почему же она сменила имя? Ведь Лори же не убила мужа. Говорят, даже пыталась спасти его, вытащить из горящего трейлера.

– Почему она сменила имя, не знаю, но уверен: хотела что-то скрыть.

– Но все ее документы… социальное страхование, водительские права, кредитные карточки… все это на имя Лори Мартин.

– К сожалению, в наше время такие вещи делаются без особого труда. Едешь в центр города, потом по Алварадо-стрит, где тебе предложат все, что угодно, от поддельного вида на жительство до поддельных водительских прав и удостоверения о социальном страховании. Только плати деньги, и, кстати, не очень большие.

Марла нахмурилась.

– Эл… а что, если тело так и не найдут?

– Тогда Стива Малларда в конце концов отпустят. Но у меня такое ощущение, что эта вроде Лори – или Бонни – хитра и коварна и всегда заметает за собой следы, даже если непосредственной опасности нет. Это ее вторая натура. Почему бы тебе еще раз не проверить банки хранения крови, теперь уже на Бонни Виктор? Конечно, это один шанс из ста, но, с другой стороны, никогда нельзя знать ничего наверняка.

– А зачем бы ей сдавать кровь? С какой стати? Эл пожал плечами.

– Увидев, как погиб муж, она, возможно, решила, что кровь может ей когда-нибудь понадобиться. Не исключено, что у нее уже когда-нибудь возникала такая необходимость. Почему люди сдают кровь?

– Да, именно по этой причине.

За едой Эл рассказал Марле о Панама-Сити, о мотеле и барах, где занимался поисками.

– Тебе там совсем не понравилось бы, радость моя.

– Ну да, ты же меня хорошо знаешь.

Она встала и направилась в дамскую комнату. Ожидая ее, Эл следил за самолетом, грациозно опустившимся на посадочную полосу. А что, если Марла права? Когда он сможет позволить и себе такой же…

Глава 22

Около шести утра раздался телефонный звонок. Марла сонно застонала и обвила Эла своими длинными стройными ногами, чтобы он не смог двинуться.

– Пусть звонит. Еще так рано.

– Радость моя, люди не встают с постели в такую рань, чтобы позвонить мне, если у них нет на то причин.

Он вырвался, взял трубку. Услышал голос Бена Листера.

– Жиро, тело нашли.

– Где?

– В глубине каньона, дальше от того места, где искали до сих пор. Собаки учуяли. Поднять ее наверх будет нелегко. К тому же столько времени прошло… да еще после дождей… кто знает, в каком она виде.

– Еду туда. По дороге свяжусь с Булвортом и перезвоню тебе.

Эл начал одеваться. Марла вскочила с постели, схватила его за руку.

– Постой-постой! Что случилось?

– Тело нашли, в каньоне. Я еду туда.

– Я с тобой.

Она быстро натянула нижнее белье, вчерашнюю черную юбку и его теплую серую фланелевую рубашку. За окном барабанил дождь. Марла застонала. Да… отдаленный каньон под проливным дождем… лучше ничего не придумаешь.

В считанные минуты они снова оказались в аэропорту Санта-Моники. Только на этот раз не в «Тайфуне», а в четырехместной чартерной «сессне». Эл все организовал по радиотелефону из машины. Самолет взмыл в небо и взял курс на Сан-Диего и Лагуну.

Дождь лил стеной. На фоне тумана спасатели в шлемах и высоких сапогах казались водолазами. Со времени исчезновения Лори Мартин прошло несколько недель. Тело наверняка сильно разложилось, и это добавит им трудностей.

– Они теперь будут соскребать его по кусочкам до конца своей жизни, – проворчал Булворт, расхаживая по краю каньона, как командир перед началом боевых действий.

Марла поморщилась, стараясь не думать о том, что он сейчас сказал. Собаки сделали свое дело и теперь отдыхают в тепле грузовика. Если бы она могла присоединиться к ним…

– Идут! – крикнул Булворт.

Следователь по уголовным делам подвел грузовичок ближе к обрыву, готовясь принять останки для вскрытия. Криминалисты-фотографы защелкали фото– и кинокамерами. Сейчас Лори Мартин начнет свою новую карьеру кинозвезды.

Запах разлагающейся человеческой плоти разнесся в воздухе, несмотря на то что тело поднимали в пластиковом мешке. В желудке у Марлы все сжалось. Она стиснула зубы. Только бы не стошнило у всех на глазах. Такого позора ей не пережить. Опозорит и себя, и Эла, да еще в присутствии Булворта и этой крутой Пауэрс и всех этих храбрых ребят со стальными нервами и железными желудками. Жиро никогда больше не позволит ей работать вместе с ним.

23
{"b":"906","o":1}