A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
60

Эл подошел к грузовичку, поговорил с Булвортом. Потом направился по грязи к Марле.

– Что еще? – проговорила она дрогнувшим голосом.

– Не знаю как ты, а я за чашку горячего кофе. Эл повел ее к машине, взятой напрокат.

От горячего крепкого кофе желудок Марлы пришел в норму. Она облегченно вздохнула.

– Ты прекрасно держалась, радость моя. – Эл потянулся к ней, ласково похлопал по руке. – Приятного тут мало. Не следовало мне брать тебя с собой.

– Ты что! Пропустить такой полет! – Ей удалось изобразить на лице улыбку. – Ну а как наша девочка?

– Тело слишком разложилось. Трудно даже определить, кто это. Ближе к вечеру сделают вскрытие. Придется проверять данные о зубах, ДНК, сверять с кровью в машине. А тем временем…

Эл достал из кармана джинсов мобильный телефон и список станций хранения крови, добытый Марлой, набрал первый номер. Марла слушала, глотая обжигающий кофе. Наконец он отключил телефон. Встретился с ней взглядом.

– Поймал с первого захода. Бонни Виктор сдала кровь два месяца назад.

– Значит, мы можем сейчас же ее проверить!

– Нет, радость моя. Эта плазма сейчас плывет на нефтяном танкере к Гавайям.

– Значит… кто-то пытается вернуть эту кровь? – изумилась Марла.

– Точно. В эту самую минуту.

Ночь они провели в отеле «Ритц» в Лагуна-Нигель, там, где впервые увидели Лори Мартин со Стивом Мал-лардом. «Только теперь Лори представляет собой кусок разлагающейся плоти, – с содроганием думала Марла. – А Стив скрывается от семьи и полиции».

Дождь все еще лил, по стеклам стекали струи воды. Настоящий тропический ливень, порожденный ураганом «Дора», – последние остатки его яростного натиска. На гребнях волн вздымались белые барашки пены. В такой вечер человеку лучше всего в тепле, у огня, с бутылкой хорошего красного вина и вкусной едой. Все это – и кое-что еще – в изобилии предоставил им отель «Ритц».

Уютно устроившись в своем номере перед камином, закутавшись в белые махровые халаты, Марла и Эл потягивали каберне «Мондави», ели жареное мясо с чесночным картофельным пюре и ждали телефонного звонка. Вернее, жареным мясом наслаждался один Эл. Марла все еще не могла забыть о Лори-Бонни в пластиковом мешке, поэтому заставила себя проглотить лишь немного картофельного пюре. Не исключено, что теперь придется стать вегетарианкой…

Между тем Булворт нервно расхаживал по коридору полицейского отделения в Сан-Диего, глотая плохой кофе из пластмассовой чашки, и ждал результатов вскрытия, которое происходило за дверью. Ему разрешили присутствовать при вскрытии, но он знал, что нервы у него не такие крепкие, как у патологоанатомов. Тело – это одно, разложившиеся останки – совсем другое.

Но не для По Пауэрс. Она присутствовала при вскрытии, добросовестно выполняя свои обязанности и вместе с тем наслаждаясь каждой минутой, приближавшей арест Стива Малларда. Дела об убийствах представляли для нее захватывающую игру. Каждый раз, когда удавалось доказать виновность преступника, Пауэрс испытывала все тот же неослабевающий восторг. Ей казалось, что она родилась для этого. Сейчас Пауэрс, как завороженная, наблюдала за извлечением внутренностей из брюшной полости, с упоением следила за тем, как их взвешивают, как снимают остатки сгнившей плоти с костей, проверяют, анализируют и присваивают порядковые номера, как обследуют челюсти, делают снимки зубов, пломб и коронок.

И все же Пауэрс оказалась совершенно не готова к тому, что ее ждало.

Булворт позвонил в два часа ночи. Марла спала на диване, положив голову на колени Жиро. Беспокойно шевельнулась во сне. Они были на ногах с шести часов прошлого угра. Даже Эл начал ощущать утомление, похожее на то, что обычно бывает после длительного перелета в разных часовых поясах.

– Жиро, – тихо, чтобы не разбудить Марлу, отозвался Эл.

– Ну ладно, приготовься, – прозвучал в трубке мрачный голос Булворта. – Это не Лори Мартин. Это не ее труп.

– Как это можно знать без проверки крови на ДНК?

– Это труп мужчины, приятель. Белый, лет около сорока.

Эл разочарованно присвистнул. Марла моментально ожила. «Как собачонка, услышавшая свист хозяина», – подумала она. Эл положил трубку.

– Что случилось?

Эл рассказал ей. Марла непонимающе смотрела на него.

– И что теперь?

– Думаю, надо продолжать поиски. Они тем временем проверят труп на ДНК, обследуют волосы, кровь, кожу, отпечатки – если что-то еще осталось. Попытаются идентифицировать умершего. И кроме того, проверят всех, кто пропал без вести. – Эл раздраженно нахмурился. – Это займет уйму времени. А мы пока все на том же месте.

– Но есть еще плазма крови Лори-Бонни, в танкере, направляющемся на Гавайи.

Эл уже успел забыть об этом. Сейчас он просиял и поднял брови. Марле это всегда безумно нравилось. Глубоко посаженные голубые глаза встретили ее взгляд.

– Вы совершенно правы, Марла Квитович, помощник частного детектива. И еще есть такой факт, что Бонни Виктор исчезла сразу после похорон мужа. А после этого ее «бьюик» появился в городе Фэлкон-Сити, штат Техас.

– Куда ты теперь и отправишься. Мне следовало об этом догадаться.

Глава 23

Глубокая ночная тишина нависла над домом Вики Маллард. Вики напрягла слух. Сейчас она обрадовалась бы даже вечному раздражающему гулу автострады. Однако в этот час оттуда долетали только едва слышные шорохи. В Сан-Фернандо-Вэлли всё и все спали. Все, кроме нее.

Вики включила телевизор. Не потому, что хотела что-нибудь посмотреть, даже если и могла бы на чем-нибудь сосредоточиться, но в последнее время это становилось все труднее из-за личных проблем, одолевавших ее. Однако телевизор создавал хоть какой-то шумовой фон. В последнее время Вики не выносила тишины. Ей казалось, что еще одну ночь в одиночестве она попросту не выдержит.

Вики приняла душ – в третий раз за сегодняшний вечер, – надела чистую майку и махровый купальный халат с розовыми сердечками – подарок Стива ко Дню святого Валентина в прошлом году. Сердито стянула узел на поясе при воспоминании о Стиве.

После того как она получила судебное предписание, журналистским ищейкам пришлось держаться на расстоянии. Теперь по крайней мере соседи перестали предъявлять претензии. Девочки все еще у сестры и как будто живут нормально. Ходят в школу, общаются с двоюродными братьями и сестрами. Но как они изменились… Просто сердце разрывается. От бойких, жизнерадостных детей не осталось и следа. Тихие, молчаливые, замкнутые, после школьных занятий они не показывались из дома никуда. Вики навещала их каждый день и все равно страшно тосковала по ним. Ей до боли не хватало ощущения, что они рядом, в кроватях, в своих комнатах, в другом конце холла. Не хватало их шума, вопросов Тэйлор типа: «Что в этом доме найдется поесть?» Не хватало даже нытья Мелли.

Бен Листер, новый адвокат Стива, – судя по всему, человек, знающий свое дело и крутой. Так же как и Эл Жиро. Хотя сама Вики предпочла бы иметь дело с мисс Марлой Квитович. Почему-то она никак не могла полностью довериться Жиро. Не понимала Вики таких людей. Все новости она узнавала от Марлы. От нее же, услышала и о том, что в полицейском управлении Сан-Диего царит отчаяние и растерянность и что Бен Листер больше не позволяет полицейским разговаривать со Стивом. По словам Марлы, если бы у них были хоть какие-то конкретные улики против Стива, его бы давно арестовали. Это значит, что улик нет. Хотелось бы Вики обладать уверенностью Марлы Квитович.

Господи, как ей одиноко! Она спустилась вниз, зажгла свет, оглядела свою симпатичную кухню. Они и купили этот дом из-за кухни, к которой примыкала «общая семейная комната». Вики сразу влюбилась в большой камин и в раздвижные окна, выходившие на пруд с жаровней на берегу для барбекю, в светлое дерево и густо-синие стойки. Какой-то средиземноморский вид, подумалось ей тогда. Напоминает о вечно голубом небе, ярком солнце и счастливых днях. И вот к чему это все привело…

24
{"b":"906","o":1}