A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
60

Мисс Гвинет Арден жила в небольшом доме с коричневой кровлей и огромным эвкалиптовым деревом во дворе. По облупившейся коре дерева ползла вереница черных пауков. «Интересно, знает ли о них мисс Арден?» – подумал Жиро, стоя на обветшалом крыльце и нажимая на кнопку звонка. Вряд ли есть на свете хоть одна женщина, которая любит пауков, а уж эти – черные самки – ни в одном доме не нужны.

Эл вытер пот с шеи. Теперь понятно, почему ковбои носят шейные платки. Это не только дань ковбойскоймоде – это удерживает пот, не дает ему стекать под рубашку.

Дверь за пыльным стеклом, кажется, открыта, но разглядеть ничего невозможно, кроме стенки, примерно на расстоянии четырех футов. Похоже, это самый маленький холл, какой он когда-либо видел. На стене висела старомодная картина, изображавшая Иисуса в терновом венце. Да, мисс Арден сразу дает посетителям понять, чего им ждать… Эл еще раз нажал на кнопку звонка. Потом толкнул стеклянную дверь и заглянул в холл. Запахло плесенью и ладаном. Жиро даже чихнул. Мимо промчался небольшой черный кот, выскочил за дверь.

– Здравствуйте! – громко произнес Жиро.

– Входите-входите, – ответил низкий женский голос. – Если это опять вы, Джексон Миллер, оставьте продукты на кухне и передайте матушке, что я с ней встречусь вечером в бинго-холле.

Он, конечно, не Джексон Миллер, но что поделать… Жиро вошел. Слева от крошечного холла в четыре квадратных фута помещалась кухня. Раковина доверху заполнена грязной посудой, на столе и стойке пустые пакеты, банки из-под колы, кошачьи миски и прочее в таком же духе. Коробку с кошачьим калом на полу давно пора вычистить. Линолеум, прослуживший, наверное, не одно десятилетие, протерся до основания, до неразличимого бурого цвета.

Справа располагалась гостиная. Мисс Арден сидела в большом кресле перед телевизором, включенным на полную мощность. По-видимому, показывали какой-то захватывающий эпизод из «Дней нашей жизни», потому что она даже не повернула голову, чтобы посмотреть, оставил ли Джексон Миллер продукты на кухне и кто там вообще у нее в холле. На стене над камином висела еще одна большая картина с изображением Христа. Перед иконой Мадонны горело с полдюжины свечей. Запах ладана и кошачьих испражнений бил в ноздри. Но наверное, со временем можно привыкнуть ко всему.

Жиро видел только затылок мисс Арден.

– Простите, мэм, мисс Арден, – попытался он перекричать телевизор. – Мне нужно кое о чем поговорить с вами.

– Что?

Она так и не оторвала взгляда от экрана. Жиро подошел ближе, так, чтобы она увидела его.

– Простите, мисс Арден, я пришел поговорить о вашей машине.

?Кенщина оказалась неимоверно толстой, в чем-то оранжево-голубом, с волосами цвета воронова крыла, выкрашенными собственноручно, да еще с голубым обручем на голове. На кончике маленького носа торчали очки в пластмассовой оправе. На толстых ногах голубые пушистые тапочки. Губы покрашены оранжевой помадой, под цвет платья. Хотя при ее вкусе она могла бы покрасить их и голубым.

– Подождите минутку. – Мисс Арден нетерпеливо махнула пухлой рукой. – Вы что, не видите – я смотрю фильм.

Эл ждал, стараясь не дышать слишком глубоко. Этих запахов, в сочетании с жарой, ни один желудок не выдержит. Прошло пять минут. Наконец на экране появились завершающие титры.

Гвинет Арден выпрямилась. Оглянулась через плечо.

– Кто вы такой и что вам нужно?

Острые глаза за стеклами очков впились в него.

Эл не осуждал ее за такие манеры. В конце концов, неизвестно откуда в ее гостиной появился незнакомый человек. Внезапно он подумал, что находится на неизвестной территории. Что, если у нее под рукой окажется пистолет? Эл быстро заговорил:

– Извините, что побеспокоил, мэм. Я хотел поговорить о вашей машине… «ройял-бьюик» восьмидесятого года выпуска.

– Я и сама знаю, какая у меня машина. А почему она интересует вас?

– Мы пытаемся найти ее прежнего владельца, мисс Арден. Не скажете ли, у кого вы ее купили?

– Как это «у кого»? У фирмы Хармонов. Они занимались продажей автомобилей. Купила ее шесть или семь лет назад.

Мисс Арден уже снова переключала каналы телевизора. Жиро старался сохранять спокойствие. В конце концов, она не обязана отвечать на его вопросы.

– Это те, что на главной улице? Вроде бы там фирма Марстонов.

Прежде чем снова отвернуться к телевизору, она обкинула его быстрым взглядом.

– Вы, видно, не здешний?

– Нет, мэм.

– Иначе вы знали бы, что Хармоны покончили с этим бизнесом несколько лет назад.

Черт! Теперь уже ничего не проверишь. А мисс Арден, как видно, больше нечего сказать. Она уже настроилась на очередной сериал. Эл поблагодарил ее и попрощался, но мисс Арден, кажется, даже не услышала.

Он вышел на улицу, сделал глубокий вдох, стряхнул с себя пыль. Элу казалось, что запахи этого дома прилипли к нему, к его одежде. Четыре или пять черных пауков сидели на дереве не шевелясь. Проходя мимо, Жиро поежился от ощущения, что эти ядовитые твари провожают его глазами.

Эл сел в машину. Ну и что дальше? Кажется, он зашел в тупик. Рейсов из Сан-Антонио не будет до завтрашнего утра. Жара стоит дьявольская, вокруг в пределах видимости ни одного бара. Так и до галлюцинаций недолго дойти. Скоро ему начнет мерещиться бутылка «Сэмюэля Адамса», с ледяными каплями, стекающими по замерзшим стенкам. Ну, а пока придется обойтись стаканом колы из автомата на станции «Шеврон».

Он выпил его залпом. Потом еще один. Купил пакет картофельных чипсов. Мрачно усмехнулся: ленч в стиле «Техас». Ел чипсы, сидя в перегревшейся машине, и размышлял о том, что делать дальше. Нужно принять душ и поспать, тогда, может быть, и расплавленные мозги лучше заработают.

Конечно же, мотель назывался «Синяя птица» и, конечно же, очень напоминал дом мисс Арден, только побольше, и пахло здесь не котами, а обыкновенной тухлятиной. В холле неумолчно гудела электронная мухоловка. По телевизору передавали скачки. Некоторое время Эл заинтересованно смотрел на экран. Каштановая кобыла неожиданно вырвалась из задних рядов и, как ракета, рванулась к финишу.

– Молодец, кобылка! – одобрительно вырвалось у него.

– Это точно. Владельцы – местные, семья Хармон. С виду она никудышная, но скакать умеет, тут уж ничего не скажешь. Я сам на ней заработал несколько баксов. На нее можно положиться.

– Спасибо за подсказку. Я эту кобылку запомню. Жиро заплатил тридцать пять долларов и взял ключ отшестого номера. На самом деле он не так любил делать ставки, как наблюдать за лошадьми, смотреть на них, мчащихся во весь дух, так, что пена летит. Скаковая лошадь – прекрасноесоздание, а не машина для выигрышей. Это лишь побочный эффект, хотя и весьма полезный.

Когда-нибудь, когда он разбогатеет, обязательно купит себе пару таких, просто для удовольствия. От одной мысли об этом губы Эла раздвинулись в улыбке. Он открыл дверь номера. Да… у него столько же шансов приобрести скаковую лошадь, сколько и купить себе маленький личный самолет, о котором говорила Марла. И тем не менее она права. Будь у него свой личный самолет, он бы давно уже смотался отсюда, вместо того чтобы торчать в этом неприглядном шестом номере, с этим протертым до черноты коричневым ковром, раскрашенным «под лоскут» покрывалом на кровати и загаженной сигаретами раковиной в ванной комнате. Слава Богу, из душа, хоть и исцарапанного, льется холодная вода. Эл простоял под струей не меньше десяти минут, насухо вытерся и снова почувствовал себя человеком. Прошел в комнату, откинул покрывало и одеяло на кровати. Еще раз слава Богу, простыни, кажется, чистые. Он улегся голым на кровати и обдумал ситуацию. Хармоны… Второй раз за сегодняшний день всплывает эта фамилия. В прошлом – автомобильные дилеры, теперь – владельцы скаковой лошади. Должно быть, в свое время заработали немало.

Эл открыл ящик тумбочки, стоявшей у кровати. Достал телефонный справочник. X… X… X… Харли, Харпер, Хэролд… Хармона нет… Черт!

Он лег на спину, заложил руки за голову, наморщил лоб. «Бьюик» находится в этом городе. Бонни, должно быть, тут побывала. Ключ к разгадке наверняка где-то здесь.

26
{"b":"906","o":1}