ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что, мистер Хармон много курил в то время?

– Еще как. Один Бог знает, как он не заработал раклегких. Наверное, виски помогло. Бутылка хорошего виски отпугнет любую болезнь, я так считаю.

– Ну и конечно, встал вопрос о завещании вашего отца?

– Ха! – Бо поднялся с кресла, подошел к окну, заложил руки за спину. Долго смотрел на обновленный пейзаж за окном, словно Наполеон на Эльбе, взирающий через моря на далекую Францию, страну своей мечты. – Папаша оставил ей все… свой бизнес, дом, «кадиллак» и все свои деньги.

– Разумеется, вы попытались оспорить завещание.

– Еще бы! Все адвокаты Лоретты навалились на нее, как… Говорили, что проведут повторное расследование обстоятельств гибели отца и ее прошлого тоже, если только она не отступится. Напугали Бонни до смерти. Как бы там ни было, им удалось с ней договориться. Избавились от этой стервы.

Жиро откашлялся, прежде чем задать следующий, весьма деликатный, вопрос.

– И сколько же в конце концов получила миссис Хармон, сэр?

Бо резко обернулся с горькой улыбкой на лице.

– Двести тысяч долларов. – Он рассмеялся, откинув голову. – Бери – или как хочешь, сказали ей. И она взяла. На следующее утро смылась из города с денежками. Никакого чека не хотела, только наличными. Такие, как она, никогда чеков не берут.

С этим Жиро не мог не согласиться. – И с тех пор вы никогда больше о ней не слышали? Больше она не являлась требовать денег?

Бо покачал головой:

– Нет, ничего, до вашего появления. И меня даже не интересует, что с ней случилось. Не желаю знать. И не хочу, чтобы наше имя опять трепали.

Эл знал, что этого он обещать не может. Поблагодарил Хармона за помощь и распрощался. Проходя вслед за дворецким мимо белой комнаты, он заметил, что дверь чуть приоткрыта. Разглядел маскообразное лицо Лоретты Хармон, повернувшееся в его сторону.

Когда массивные двери дома захлопнулись за ним, Эл вздохнул с облегчением. Да, Бо и Лоретта Хармон стоят друг друга.

Глава 26

Марле казалось, что она где-то далеко-далеко, в жутком сне, который все повторяется и повторяется, бесконечно прокручивается в голове. В ее бедной больной голове…

В этом сне она видела бублик, лежащий на полу кухни Вики Маллард… Значит, она еще на земле, среди живых. Вряд ли в раю есть такие бублики.

Затуманенный взгляд остановился на человеке в черном свитере. Он склонился над Вики. Нет, этого не может быть, у нее, наверное, галлюцинации. От ужаса по позвоночнику пробежали мурашки. Марла лежала неподвижно, боясь даже дышать.

Внезапно дверь распахнулась, в кухню вбежали двое полицейских с пистолетами. В считанные секунды повалили Стива Малларда на пол, прямо в кровь, надели на него наручники.

Слезы потекли по распухшему, в синяках и ссадинах, лицу Марлы. Это тоже во сне? Слезы радости? Облегчения? Боли? Тоски?

Над ней склонился полицейский с добродушным выражением лица.

– Потерпи, голубушка. «Скорая помощь» сейчас приедет, и мы в момент доставим тебя в больницу. Немножко потерпи.

Через несколько минут вбежали врачи. Засуетились вокруг Вики. «Так, должно быть, суетились ангелы, унося ее душу на небо», – подумала Марла. Врачи положили Вики на носилки. Из ран все еще струилась кровь, стекала на пол.

Потом сон растворился в полной темноте.

Очнулась Марла на больничной койке. Рядом сидел Жиро и держал ее за руку. Лицо его выражало столько тревоги и нежности, что ради одного этого стоило подвергнуться такому риску. Она улыбнулась, превозмогая боль.

– Ну, привет, радость моя.

Голос совсем не ее… Хрип какой-то. Вот что получается, когда тебя душат… почти задушили. При этом ужасном воспоминании глаза Марлы широко раскрылись от ужаса, дыхание перехватило, она непроизвольно сжала руку Жиро.

– И тебе привет, радость моя.

Он осторожно отвел прядки светлых волос от избитого лица. Взгляд его задержался на ее горле, покрытом синяками, на раках с запекшейся кровью. Каким-то чудом Марле удалось увернуться в сторону и упасть на бок. Удар бутылкой скользнул мимо. Иначе она сейчас лежала бы не здесь.

При взгляде на нее Жиро испытал то же чувство, что и после гибели брата. Отомстить! Разделаться с мерзавцем!

– Соседка услышала твои крики и позвонила в полицию. – «Едва успела, – подумал он, – иначе Марлу бы не спасти». Горло его сжалось. – Мне следовало это предвидеть. Нельзя было позволять тебе вмешиваться в это дело.

Она сжала его ладонь обеими руками.

– Но я же справилась? – проговорила она хриплым шепотом. – Марла Квитович, частный детектив, поймала Стива Малларда на месте преступления. Разве не так?

Эл кивнул, хотя внутри у него все дрожало. Он едва не потерял ее. Если бы он не позволил Марле помогать ему в этом деле, Вики Маллард позвонила бы ему, Жиро, и тогда он поехал бы разговаривать с ней.

– Ты молодец, Марла. Я тебя повышаю в должности. Теперь ты равноправный партнер. И конечно, одну я тебя теперь за дверь не выпущу.

Она ответила кривой улыбкой,» которая Тотчас же сменилась гримасой боли.

– О Господи! А что с Вики? Она…

Марла не могла заставить себя произнести слово «умерла».

– Она в коме. Он душил ее, у нее ножевые раны. Нож пропорол артерию и легкое. Хирург говорит, прошел мимо сердца на сотую долю дюйма.

Марла перевела дыхание.

– Повезло.

«Не известно», – подумал Жиро. При таких ранах никто не скажет наверняка, в каком состоянии окажется Вики, когда выйдет из комы. Если вообще выйдет. Как и ее муж, она теперь играет не на жизнь, а на смерть. «Все или ничего».

Лекарство начало действовать. Марла задремала. Эл сидел рядом и держал ее руку. Ему хотелось поднять Марлу, прижать к себе, обцеловать ее всю и никого к ней не подпускать. Да он убьет каждого, кто не так на нее посмотрит! Он сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Нет, так нельзя. Местью ничего не добьешься. Марла жива. Она будет жить. Останется, может быть, несколько шрамов, но с этим легко справится хороший специалист по пластической хирургии. А вот что ему делать с собой? Как справиться с яростью, прожигающей его насквозь?

В конце концов Эл оставил Марлу спать, вышел из палаты и направился по больничным коридорам искать кофейный автомат. Бросил монету в щель, подставил картонную чашку. Наблюдал за тем, как она наполняется кипящей бурой жидкостью под условным названием «эспрессо». Думал о Стиве Малларде. О том, как повернулись события. Почему же все-таки он это сделал? Может, Вики узнала правду о нем и Лори? Может, узнала о том, что Стив убил Лори?

В общем, головоломка еще не разрешена.

Глава 27

Стива Малларда увезли в тюрьму «Твин тауэрс» («Двойная башня»), ультрасовременную крепость в центре Лос-Анджелеса, – вероятно, для того, по мнению Жиро, чтобы заключенный мог через узкие щели окон наблюдать за более удачливыми согражданами, спешащими по своим делам по шумным улицам внизу. Странное все-таки выбрали место для тюрьмы, удивлялся он и сейчас, сопровождал Бена Листера на свидание с клиентом. На расстоянии минуты ходьбы – «Макдоналдс», в пяти минутах – Музыкальный театр, в десяти минутах – Чайнатаун и его потрясающий ресторан «Мон Ки» с морскими блюдами. Вероятно, по мнению представителей правосудия, это должно придавать еще большую остроту обвинительному приговору – преступник знает, что все удовольствия буквально под рукой, но вместе с тем недоступны.

Стива арестовала полиция Лос-Анджелеса по обвинению в покушении на жену. Как отметила Марла, его поймали с поличным. Сейчас для встречи с адвокатом Стива доставили в наручниках в специально отведенное для этого помещение.

Жиро изо всех сил старался сохранить нейтральное отношение к этому человеку, едва не убившему Марлу. Он должен оставаться беспристрастным, такая у него работа, и если бы Марла не оказалась замешана, Эл так к этому и относился бы. Теперь же ему приходилось делать над собой неимоверное усилие, чтобы сохранять нейтралитет. Подсознание, конечно, все еще бушевало, однако сейчас по крайней мере Элу удавалось сдерживать себя.

29
{"b":"906","o":1}