ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот беда, – улыбнулся он, – и поцеловать-то некуда.

– Поспорим?

Марла сексуально улыбнулась, насколько может быть сексуальной улыбка при разорванной губе и синяках на лице.

– Хочешь сока?

– Нет, спасибо. А вот чего я хочу – так это поскорее забрать тебя отсюда домой.

– В целости и сохранности, – поддразнила она его.

– Держу пари, твой отец это сказал. Марла отпила сока через соломинку.

– Ты с ними разминулся. Они с мамой только что ушли. Не могу сказать, что они теперь пылают к тебе любовью.

– Ни теперь, ни когда бы то ни было. Его мрачный тон вызвал у нее улыбку.

– Ну так что со Стивом?

– Он заявляет, что не делал этого. Утверждает, будто ему позвонил какой-то тип и сказал, что его жена в опасности. Когда Стив приехал домой, жена лежала на полу, истекая кровью. Он зажал артерию. Медики утверждают, что Стив спас ей жизнь.

Марла в недоумении наморщила лоб.

– То есть ты хочешь сказать, что сначала он пытался убить Вики, а потом, увидев полицейских, сделал вид, будто спасает ее?

– Похоже, что так. Она покачала головой.

– Это он, Эл. Я же видела его…

– С ножом в руке?

– Да, черт возьми, Жиро! А откуда же у меня эти раны? Я смотрела прямо ему в глаза.

Он вздохнул.

– Да, конечно, ты права.

– Вики все еще в реанимации. Так и не вышла из комы.

– Я знаю.

Жиро звонил в больницу рано утром, справлялся о Марле и Вики.

– Ну, а что в Фэлкон-Сити, в Техасе?

Эл рассказал ей о разговоре с мисс Арден, о встрече с настоящей Лори Мартин и о посещении сына Босса Хармона.

– Так что, как видишь, моя радость, мисс Бонни Хойт-Виктор-Хармон получила-таки наследство, и не одно. Полагаю, она убила Джимми Виктора и забрала его машину, потом убила старого Босса Хармона и взяла его деньги. Кроме того, украла карточку социального страхования настоящей Лори Мартин из ее сумочки, оставленной в дамской комнате. А после смерти Босса Хармона объявилась в Лос-Анджелесе с двумястами тысячами в кармане, с новой машиной, новым гардеробом, новой прической и цветом волос и под новым именем… Лори Мартин.

– И судя по всему, с новой жертвой на примете под именем Джон Макивер. Да, наша Лори та еще девочка. Как по-твоему, не мог кто-нибудь вычислить ее, разгадать, что она такое?

– Ты имеешь в виду Стива? – Жиро задумался. – Нет, не похоже…

– Знаешь, что я думаю? Нам надо побольше узнать о самой первой Бонни. О Бонни Хойт. Кто она такая, откуда родом, какое у нее прошлое – в общем, все до той поры, когда она начала убивать мужчин из-за их имущества.

– Ты совершенно права, радость моя. Туда я и отправляюсь. В Гейнсвилл, штат Флорида. Рейс в четыре часа дня.

– Ты хочешь сказать, что даже не дождешься, пока я выйду отсюда?!

Глаза Марлы вспыхнули гневом.

– То есть после всего, что ты для меня сделала? Извини, радость моя, но надо ковать железо, пока горячо… и пока я точно знаю, что ты в надежном месте.

– В целости и сохранности, – с горечью добавила она.

– Умница.

Эл покрыл поцелуями все места, где не было синяков.

Глава 28

Гейнсвилл – университетский городок – оказался по размерам чуть меньше, чем Сан-Антонио. По дороге из аэропорта Жиро прочитал, что его население составляет около восьмидесяти пяти тысяч. Однако в сентябре, с началом учебного года, оно, вероятно, значительно увеличивается. Из-за близости Мексиканского залива с одной стороны и Атлантического океана – с другой здесь было неимоверно душно и влажно.

В телефонном справочнике фамилия Хойт не значилась. Однако адресная служба штата дала Элу адрес. Направляясь туда в арендованном «линкольне» от Херца – со скидкой, как постоянному клиенгу, – он осматривал местность, где выросла Бонни.

Нет, это вам не убогая площадка для парковки трейлера. Это вполне респектабельный район недорогих скромных домов, с небольшими гаражами на одну машину, и живут здесь, по всей видимости, люди невысокого достатка. Некоторые, довольно старые, машины стояли прямо на улице. Аккуратные, ухоженные лужайки, несколько высоких сосен, дающих приятную тень.

Дом номер 977 по Уиндворд-роуд ничем не отличался от остальных. Такого же грязновато-белого цвета, с бумажными шторами для защиты от жары и проволочными заграждениями, отделявшими его от соседей по обе стороны. Единственное отличие составляли детские «ходунки» перед входной дверью и детский манеж под навесом на боковом дворе.

Эл еще раз проверил адрес. Не ошибся ли он? Насколько можно судить, Хойты слишком стары для того, чтобы иметь младенцев. Если только Бонни не заимела своих и не оставила их бабушке с дедушкой на воспитание.

Дверь открыли сразу же, как только Эл позвонил. На пороге, вопросительно глядя на него, стояла девушка лет двадцати с небольшим. Уже с порога чувствовался запах младенцев. «По крайней мере это намного лучше, чем запах котов», – подумал Жиро.

– Извините, я ищу мистера и миссис Хойт. Бернарда и Барбару Хойт. Как я понял, они жили здесь.

– Да, жили когда-то. – Молодая женщина переложила двухлетнего младенца на другую руку, откинула с лица влажные пряди черных волос. Сверкнула белозубой улыбкой. – Мы здесь живем уже пять лет. Моя пятилетняя дочь родилась здесь, так что она у нас уроженка округа Алачуа, и все остальные тоже. Все четверо, – рассмеялась она.

– А не знаете ли вы случайно, куда переехали мистер и миссис Хойт?

– Нет. Перед тем как мы купили этот дом, он долго пустовал. Не многим хотелось переезжать в старый район. Но мы себе ничего другого позволить не могли, тем более собирались рожать детей. И знаете, нам здесь нравится. Все жильцы старые, давнишние, хорошо присматривают за детьми и много не берут, и на них уж точно можно положиться. Не то что на студенток. – Она снова рассмеялась. – Да я и себя помню в этом возрасте. Никакого чувства ответственности.

– Уж это точно, – с готовностью согласился Эл. Она, судя по всему, любит поговорить, а от таких болтушек непременно что-нибудь да выведаешь.

– Вот как, например, Крамеры, здесь по соседству. Живут в этом районе с тех самых пор, как построили эти дома. По-моему, они говорили, что заплатили за свой дом что-то около двух тысяч. Можете себе представить!

– В таком случае Крамеры наверняка знали Хойтов. Молодая женщина удивленно вскинула на Эла глаза.

– Да, наверное. Может, вам стоит спросить их, куда переехали Хойты? Они вам все расскажут. Это очень милые люди.

Жиро поблагодарил, прошел десять шагов по дорожке с потрескавшимся асфальтом и еще пять шагов до передней двери дома Крамеров. Здесь не было никаких детских «ходунков». Начищенная до блеска дверная ручка, сверкающие чистотой окна и снежно-белые венецианские шторы. Миссис Крамер поддерживает свой дом в идеальном порядке. Почти всю верхнюю ступеньку крыльца занимал большой горшок с красной геранью. Жиро позвонил в дверь. Он уже ощущал себя коммивояжером, переходящим от дома к дому. Интересно, сколько здесь осталось из тех, что когда-то побоялись бы открыть дверь незнакомому человеку?.. Старый мистер Крамер к таким, судя по всему, не относится. Жиро услышал, как он возится с замками и запорами. Переднюю дверь, как видно, не часто открывают, больше пользуются задним выходом из кухни.

На пороге показался маленький пожилой человек и удивленно поднял глаза на Жиро.

– Простите за беспокойство… Я разыскиваю мистера и миссис Хойт… Бернарда и Барбару Хойт. Я знаю, что они жили по соседству.

– Верно. – Мистер Крамер поправил очки с толстыми стеклами, пригладил редкие волосы, разметанные ветром и сейчас напоминавшие «сладкую вату». – Значит, вы знали Берни?

– Вообще-то нет. Я просто знаю о нем. На самом деле, мистер Крамер, меня интересует их дочь. – Эл достал фотографию Лори и показал Крамеру. – Она пропала без вести. Мне поручили разыскать ее.

– Пропала без вести, говорите? Ха… не скажу, что меня это очень удивляет.

Крамер внимательно рассматривал фотографию, держа ее у самых глаз.

31
{"b":"906","o":1}