ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кого мы сегодня изображаем? Джин Харлоу?* Кстати, мне нравится эта прическа.

– Стервец!

Марла швырнула в него подушкой. Он поймал ее на лету.

– И эта ярко-красная помада особенно завлекает в сочетании с желто-зелеными глазами.

Эл увернулся от второй подушки.

– Я хотела выглядеть бедной израненной женщиной из фильмов тридцатых годов… с Джинджер Роджерс.

– Радость моя, насколько я помню, Джинджер Роджерс никогда не играла бедных израненных женщин. Она всегда танцевала до упаду с Фредом Астером.

– Ну так потанцуй со мной.

В мгновение ока Марла очутилась в его объятиях в облаке какого-то пряно-цветочного аромата. Эл знал, что в отличие от Лоретты Хармон под этими духами существует настоящая женщина со своими собственными восхитительными запахами. При одной мысли об этом его обдало жаром. Он понес ее на кровать.

– Шампанского, прежде чем я наброшусь на тебя? Цыпленка до или после?

Смеясь, она прильнула к нему всем телом, обвила его ногами, начала выдергивать майку из брюк.

– Конечно, после, дурачок.

В этот момент зазвонил телефон.

Марла подняла голову и встретилась с Элом глазами.

– Если поднимешь трубку, я тебя убью.

Она произнесла это ровным голосом. Он поверил ей.

– Твоя взяла.

Эл не пожалел о том, что на этот раз уступил ей. Какая атласная кожа… Какая упругая, пышная грудь… А соски пахнут розами и сладким вином, честное слово! В чреслах у него все пело. Он вытянулся на ее пуховой постели, позволяя Марле делать с собой все, что ей захочется. Она добиралась до таких мест на его теле, о существовании которых Эл и не подозревал. Господи, да эта женщина – просто гений! Он схватил ее на руки, пока не поздно. Положил сверху, чувствуя, как сердце разрывается и голова идет кругом от ее порывистых движений. Громко застонал, ощутив, как она содрогнулась вместе с ним.

Снова раздался телефонный звонок. Взгляды их встретились.

– Не смей, – проговорила Марла.

Эл сунул телефон под подушку, снял Марлу с себя, положил рядом.

– Ты ведь на самом деле не думала, что я возьму, правда?

Он зарылся в нее, пробовал на вкус, ласкал, мучил, дразнил с одним желанием – дать ей столько же наслаждения, сколько она дала ему. И по коротким звукам, сорвавшимся с губ Марлы, понял, что добился желаемого. Эл покрывал страстными поцелуями все ее тело, с ног до израненного рта. Любовно задержался на ее все еще распухших губах, осыпая их легкими воздушными поцелуями.

– Прекрасная, обворожительная! Марла, ты девушкамоей мечты…

Эл уже доставал из-под подушки телефон. Марла с силой стукнула его локтем по руке.

– Ты что, не можешь хотя бы из приличия подождать несколько минут, прежде чем выяснять, кто звонил? Держу пари, ты об этом думал все время, пока мы…

– Нет, я думал не об этом. Но хочу тебе напомнить: у меня есть работа, и у тебя, кстати, тоже, причем по твоему собственному настоянию, мисс Марла Квитович, ассистент частного детектива. Кажется, именно так ты теперь подписываешься?

– Ох, прекрати…

Она в раздражении топнула ногой.

Посмеиваясь, Эл набрал номер телефона своего офиса, надеясь, что там оставили сообщение на автоответчике. Сообщения не оказалось. Он отключил автоответчик, взглянул на часы. Половина второго. Черт, пропустил что-то важное…

Раздался хлопок пробки из-под шампанского. Эл прошел в комнату. Марла устанавливала большой поднос с цыпленком, спаржей и шампанским на кофейном столике. Подняла на него глаза.

– Ого, ты, я смотрю, в своем наилучшем виде!

Эл и забыл о том, что не одет. Развернулся, двинулся в спальню, через минуту вернулся, закутанный в черный махровый халат, который Марла купила специально для него. По крайней мере он надеялся, что это так. Он непроизвольно вздохнул. С Марлой ничего нельзя знать наверняка. Сейчас она точно женщина для одного-единственного мужчины. Какое счастье, что он и есть этот единственный мужчина…

Марла уже снова оделась в свой кремово-белый атлас. Только красная губная помада стерлась и тени на веках смылись, оставив серебристые подтеки на желто-зеленых синяках. Зато щеки горят румянцем и серо-зеленые глаза весело сверкают.

– Ты выглядишь восхитительно.

Эл привлек ее к себе.

– А ты все так же с телефоном в руке. Она вывернулась из его объятий.

– Шампанского?

– Почему бы нет?

Он взял из рук Марлы бокал, сел рядом с ней на диван.

– Что только я услышал в Гейнсвилле… Ее глаза широко раскрылись.

– Ой, я совсем забыла про Гейнсвилл.

– Неудивительно, при твоей-то бурной жизни. Похищение, мама, которая настаивает, чтобы ты вышла замуж за дантиста-протезиста. Какой уж тут Гейнсвилл!

– Ну хорошо, так что же случилось в Гейнсвилле?

– Похоже, наша малышка Бонни Хойт была настоящим дьяволенком. Чем только не занималась. Пьянство, наркотики…

– Секс и рок-н-ролл, – докончила за него Марла.

– Точно.

За цыпленком Эл рассказал ей о бурной юности Бонни Хойт, о том, как она в семнадцать лет сбежала из дома к моряку в Пенсаколу.

– К Джимми Виктору.

Марла доела кусок цыпленка, вытерла руки бумажным полотенцем.

– Да, скорее всего это он. Родители – приличные богобоязненные люди, не пропускавшие ни одной воскресной службы в церкви и по крохам собиравшие деньги накраткосрочную ссуду, потому что считали самым важным в жизни иметь свой собственный дом, – пытались остановить ее. Поехали следом за дочерью и погибли в автомобильной аварии по дороге в Пенсаколу.

– Ты шутишь!

– Малышка Бонни унаследовала дом и тут же продала его. Взяла деньги и была такова.

– О Господи!.. – Марла отложила цыпленка, почувствовав тошноту. Сделала глоток шампанского, глядя на Эла поверх бокала. – Ты ведь не думаешь, что…

– А ты что думаешь?

– Думаю, она убила своих родителей.

Марла снова сделала большой глоток шампанского.

– Хороша девочка, да?

– Просто поразительно, как Бонни извлекала прибыль каждый раз, когда кто-то, связанный с ней, погибал. Получила дом… ну или деньги за него… от родителей, «бьюик» от Джимми, деньги от девяностолетнего Босса Хармона. Теперь собиралась женить на себе Мак-ивера. Бонни уже прилично попользовалась его деньгами, судя по одежде с Родео-драйв и бриллиантовому перстню. Да, и еще он, наверное, дал ей немало для мифической «сестры» и ее «больного ребенка», для несуществующей «детской рождественской благотворительности». – Глаза Марлы еще больше расширились. – Наша Бонни-Лори – настоящий серийный убийца. И убивает всегда с прибылью для себя.

Эл смотрел на нее с этой своей усмешкой – приподняв уголки рта и левую бровь, – которая всегда выводила ее из себя. Но сегодня почему-то нет.

– Ты все правильно поняла, радость моя. Лори Мартин, она же Бонни Хойт-Виктор-Хармон, – очень нехорошая девочка.

Глава 30

Раздался телефонный звонок. Две пары глаз метнулись к трубке. Эл вопросительно взглянул на Марлу.

– Возьми трубку, мистер Частный Детектив.

– Сейчас половина третьего ночи, – лениво протянул он. – Как ты думаешь, кто может звонить в такое время?

– Ну так возьми трубку и сразу узнаешь.

Марла произнесла это таким тоном, будто между ними никогда не возникало проблем по этому поводу. Налила еще шампанского. Услышала вздох Эла.

– Нет… подождет до утра. Пусть все будет в рабочее время.

К этому моменту Марла уже сгорала от любопытства.

– Черт возьми, Жиро, возьми же трубку! Ты меня с ума сведешь.

Он покачал головой. Забарабанил пальцами по ручке кресла.

– О-ох… – Марла схватила трубку. – Алло? О, привет! Я в порядке, спасибо. А вы как? Вам нужен Эл? Боюсь, он сейчас не может говорить, детектив Булворт. Ну, вы понимаете, частному сыщику такого уровня нужно хорошо выспаться. Вы меня понимаете?

Она смеялась вслух. Жиро выхватил трубку у нее из рук.

– Не обращайте внимания, Булворт. Женщина просто немного обиделась…

33
{"b":"906","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2035: Ящик Пандоры
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
День, когда я начала жить
Война
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Пепел умерших звёзд
Адмирал. В открытом космосе
Шепот пепла