ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я приеду, Жиро. Ты уверен, что с вами обоими все в порядке? Хорошо, прекрасно, великолепно. Я еду. И все-таки почему ты не рассказал мне все это раньше, подонок? Не мое дело, говоришь? Нечего-нечего мне тут толковать о конфиденциальности по отношению к клиенту. Чепуха! Ты прекрасно знал, что это полицейское дело. Может быть, мы уже поймали бы ее. Нет, я вовсе не обвиняю тебя в смерти Лоретты Хармон. Если кто и мог бы найти Лори Мартин, так только ты, Жиро, это я готов признать. Да, хорошо, до встречи. Как только он отключил телефон, Пауэрс вскочила.

– Что случилось?

Она выкрикнула это так громко своим бухающим голосом, что все головы обернулись в их сторону. Булворт почувствовал, как кровь горячей волной прилила к щекам. Черт побери, никак он не может избавиться от этой детской привычки! На губах Пауэрс появилась усмешка: она поняла.

– Что, я для вас слишком шумная, босс? Прошу прощения, такая уж у меня открытая натура, – сказала она еще громче. На них снова обернулись.

Булворт поднялся и одним глотком допил пиво.

– Упаковывай вещи, Пауэрс, мы отправляемся в аэропорт.

– Но я думала, мы ведем расследование здесь… А куда мы едем?

– В Техас.

Он уже направлялся к выходу. Если бы у кого-то и возник вопрос, чем этот человек зарабатывает себе на жизнь, сейчас ни у кого не осталось бы никаких сомнений. Булворт выглядел типичным, идеальным полицейским из фильма.

– В Техас?!

– Именно, Пауэрс. В то самоё место, откуда Взялись твои ботинки. Там ты будешь чувствовать себя как дома.

Глава 49

Жиро, Булворт и Пауэрс обедали с Бо Хармоном в ресторане «Стейки Бенбоя» в Фэлкон-Сити в Техасе. В том самом ресторане, где Бонни Виктор когда-то, как выразился Бо, «охмурила» его отца. Глядя на полных пожилых официанток, затянутых в облегающие черные платья, Жиро ничуть не удивлялся тому, что рыжеволосая яркая Бонни приворожила старика.

Они уже выразили Бо Хармону соболезнование по поводу трагической кончины жены и собирались остаться до завтра, чтобы присутствовать на похоронах. Булворт твердо верил в теорию о том, что убийцы, как правило, приходят на похороны своих жертв, желая увидеть результаты своей работы. Детективы из местного полицейского отделения, в штатском, будут наблюдать за всеми приезжими и примут меры, если что-то пойдет не так, как обычно. Церемония похорон будет записываться на видеопленку, чтобы потом можно было внимательно рассмотреть лицо каждого из присутствующих.

– Лоретта ведь урожденная Ларсон, поэтому для здешних мест это большое событие. – Бо налегал на еду с завидным аппетитом для убитого горем супруга. – «Нефть Ларсонов»… вы, конечно, знаете…

Булворт кивнул, искоса бросив взгляд на Жиро.

– Разумеется. Кто не знает «Нефть Ларсонов»? Жиро понял, что означал взгляд Булворта. Унаследует ли Боларсоновские нефтяные деньги? То есть причастен ли он к смерти Лоретты?

– Да, это будут похороны на весь Техас, – проговорил Бо, прежде чем положить в рот очередной большой кусок стейка. – Каждый, кто хоть что-нибудь значит в этом «Штате одинокой звезды», сочтет своим долгом посетить их.

Эл снова перехватил взгляд Булворта и едва заметно покачал головой. Нет, у Бо Хармона не хватило бы мозгов на такое. Два письма-бомбы, одно из которых убило его жену, другое едва не стоило жизни Марле и ему, Жиро. И все для того, чтобы подставить Бонни? Вряд ли. А кроме того, если ему что-то и обломится от состояния Лоретты, бедняга это наверняка заслужил. Ему нелегко пришлось.

Жиро подцепил на вилку кольцо жареного лука – самого вкусного, какой ему когда-либо приходилось пробовать.

– Что вы теперь думаете делать, Бо?

– Когда шум утихнет, выставлю большой дом на продажу. Наверное, уеду из Сан-Антонио, от всего этого… Вы понимаете, о чем я? Может, попытаюсь осесть в Далласе. Это довольно оживленный город, там я смогу отвлечься от тяжелых воспоминаний… вы понимаете, что я хочу сказать?

Да, Жиро, кажется, его понимал. Лоретта и у него самого оставила неприятные воспоминания. Можно себе представить, что вытерпел Бо.

– Итак, расскажите нам о Бонни Хармон, – неожиданно предложила Пауэрс. – Должно быть, та еще штучка, если сумела окрутить вашего отца.

– Это точно. И очень симпатичная. Вы меня понимаете…

Все трое дружно кивнули. Кажется, теперь они достаточно узнали Бо Хармона и прекрасно понимали все, что он хотел сказать. Не было нужды каждый раз задавать этот вопрос.

– Высокая, худощавая, но с хорошей… с хорошими… – Он взглянул на Пауэрс и изобразил в воздухе женский силуэт с большой грудью.

– Титьками, – подсказала Пауэрс.

Булворт едва не подавился бифштексом. Жиро подозвал официанта. Похоже, они зря теряют здесь время. Этот приезд в Фэлкон-Сити и беседа с Бо Хармоном ничего нового им не дадут.

По лицу Бо расползлась широкая ухмылка.

– Да… И уж она любила показывать их. Здесь все на нее заглядывались. Парни помоложе Босса. Но Бонни знала, что у него есть деньги. Я-то с первого взгляда догадался, что ей нужно.

– Вы, наверное, и сами пытались подкатиться к ней, Бо? – поинтересовался Жиро.

Этот вопрос застал Бо Хармона врасплох. Ухмылка на его лице стала еще шире.

– Да знаете… она вроде так на меня смотрела… такие взгляды, знаете…

– Постельные, – со знанием дела уточнила Пауэрс, захватив кусочек жареного мяса с тарелки Булворта; со своей порцией она уже расправилась.

Булворт гневно воззрился на нее, но не из-за мяса.

– Уж в этом Бонни толк знала. Да, сэр, девочка, скажу вам, что надо. Ну и мой старик на это клюнул. Старый дурак… А потом он кончился и оставил ей все деньги. Но этого я не допустил.

Бо пустился в подробный рассказ о том, как важные шишки – адвокаты Лоретты – припугнули Бонни и фактически изгнали ее из города с двумястами тысячами долларов в кошельке.

Пауэрс присвистнула.

– Это же куча денег!

– Да. Но все-таки намного меньше, чем она получила бы по завещанию. Поэтому я и подумал, что именно Бонни прислала письмо-бомбу. Только, по-моему, она хотела убить меня, а не Лоретту. – Бо положил в рот очередной огромный кусок мяса, задумчиво прожевал. – Я убил ее собаку.

Жиро навострил уши.

– Убили Клайда?

– Переехал его на подъездной дорожке. Вы бы видели, как она на меня набросилась. Я думал, убьет на месте. Клянусь вам, я никогда ни у кого такого взгляда не видел. Злобный, как… Тогда-то я и убедился, что я прав: это она убила Босса. А теперь попыталась убить меня, в отместку за Клайда.

– Око за око, – торжественно проговорила Пауэрс, приканчивая порцию Булворта. Тот сдался и придвинул к ней свою тарелку.

Зазвонил телефон Жиро. Он извинился и вышел в холл.

– На помощь! Меня похитили и заперли в родительском доме. Грозят посещением тридцатишестилетнего неженатого дантиста-протезиста.

Марла… Он снова оставил ее в больнице приходить в себя после шока.

– Мама сказала, что если я еще хоть раз попытаюсь увидеться с тобой, она собственноручно убьет тебя. Я пыталась убедить ее в том, что убийством эту проблему не решить, но она меня не слушает. Что мне делать, Жиро?

– Успокой ее. А я пошлю ей дюжину роз.

– Три дюжины. Розовых «осиан», она обожает их.

– Идет, три дюжины, – вздохнул Эл.

– Ты должен признать, Жиро, что после свиданий с тобой я почти регулярно попадаю в больницу.

– Верно, но такова любовь, крошка. Плохое идет рука об руку с хорошим.

– Так, может, уже пришло время для хорошего? Мне надоело регулярно оказываться в отделении «скорой помощи» в «Кедрах». Когда будет передышка, Жиро?

– Как только мы покончим с этим делом, радость моя, обещаю. Но не говори, что я тебя не предупреждал об опасностях нашей профессии.

– Угу. И все равно я предпочитаю опасных мужчин.

– Исправь это на «опасного мужчину», и я примчусь домой завтра вечером, первым же рейсом после похорон.

– Ура! Постараюсь улизнуть от мамы и дантиста-протезиста. Встретимся у меня?

49
{"b":"906","o":1}