ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На следующей неделе он должен будет отправиться на ежемесячную инспекцию своих удаленных от побережья владений. А это означало, что он проведет от недели до десяти дней «на даче». От недели до десяти дней в обществе Мериты, которую, казалось, никак не брали годы.

К тому времени, как он с Элиасом зашел в лучший городской ресторан, настроение у него уже окончательно поднялось.

Глава 7

— Эндрю! Кыш оттуда, маленький апуто!

При звуке материнского голоса мальчик перестал копаться в огороде и обернулся к Мерите.

— Ну, мам…

— Что это ты там делаешь?

— Ловлю ящериц…

— Отлично! Делай это где угодно, только не в моих овощах!

Она не повышала голос на сына и только укоризненно качала головой. Она его слишком любила, чтобы по-настоящему и долго сердиться. К тому же среди маори это не было принято.

— Посмотри на себя, грязнуля! Чтоб через пять минут был чистый!

— Хорошо, мам.

Видя, что мать не сердится, он улыбнулся ей и, разбежавшись, перемахнул через невысокий заборчик, поставленный вокруг огорода от воришек-цыплят.

Глядя ему вслед, она с улыбкой думала о том, что он будет очень высоким, когда вырастет. Вон какие ноги уже сейчас, а что будет потом? Вытянется, пожалуй, выше отца.

Она вытерла руки о передник и уже повернулась, чтобы войти обратно в дом, как вдруг ее внимание привлек какой-то звук. Кто-то приближался к дому по дороге, повторяющей изгибы берега озера. В этом не было ничего удивительного. За невысокими кремниевыми образованиями, получившими название Розовых и Белых Террас и тянувшимися по ту сторону Тараверы, в последнее время раскинулось многолюдное поселение.

По звуку она догадалась, что это очень хороший экипаж, хотя и не туристический. Она вбежала на крыльцо, чтобы закрыть дверь и тем самым не дать пыли из-под колес ворваться в дом. Потом она заметила и сам экипаж, который явно замедлял свой ход. Какой-нибудь богатый турист-пакеа, выехавший на осмотр местных природных достопримечательностей, или путник, желающий узнать у нее дорогу…

Да, экипаж остановился прямо перед калиткой. Из него показался высокий джентльмен в великолепном костюме и высокой шляпе. И только когда он отворил калитку, вошел внутрь двора и поднял голову, она узнала его. Ее лицо вытянулось от изумления, а путник зашагал к ней быстрой, знакомой походкой.

— Флинн?! Господи, Флинн!

Она сделала шаг навстречу ему, но вовремя остереглась и остановилась. Дом на озере стоял особняком, но все же и здесь нужно вести себя так сказать «в рамках». Мало ли чего? В любую минуту по дороге может кто-нибудь пройти или проехать. Это может быть даже отец Спенсер. Лучше, чтобы никто — даже кучер экипажа, — не видел, что экономка этого дома страстно обнимается с красивым визитером.

Она огляделась вокруг, но Эндрю нигде не было видно. Очевидно, счищает со своей одежды огородную землю, как ему и было сказано.

Флинн остановился прямо перед ней в двух шагах.

— Здравствуй, Мерита.

— Заходи в дом.

Еще не успев как следует затворить за собой дверь, он развернул ее к себе лицом и крепко прижал к своей груди. Она вдохнула незнакомые тонкие запахи, исходящие от его нового костюма. Кожу ее лица ласкал нежный шелк и полотняная ткань. Наконец, она смогла отклониться назад и еще раз, не веря своим глазам, оглядеть его.

— Боже, где ты достал такой роскошный костюм?!

— Он тебе нравится?

Его лицо расплылось в широкой улыбке. Он стал медленно поворачиваться перед ней, как манекенщик. Хитро подмигнув ей, он лихо сдвинул шляпу на лоб, как настоящий денди. Одну ногу он произвольно и элегантно упер носком в пол и оперся обеими руками о легкую трость, в набалдашник которой были вкраплены аметист и бриллиант.

— Это просто какое-то чудо! Он великолепен, но я тебя никогда не видела таким разодетым! С каких это пор ты стал позволять себе такие богатые наряды?

Он, все еще улыбаясь, горделиво выпрямил перед ней спину.

— Как ты думаешь, Мерита, где я провожу время помимо отдыха с тобой?

— Да как-то не думала об этом… Ты всегда говорил мне, что идешь на работу. В Роторуа, как я думала. Или в Таупо?.. Он отрицательно покачал головой.

— Я там работал в то время, когда только начал к тебе ходить. Потом в Отаго нашли золото. Ты когда-нибудь бывала на Южном Острове?

Она всплеснула руками. Ей было уже тридцать шесть, но она все еще умела изумляться и радоваться, как маленькая девочка.

— Нет, никогда, но я так хотела бы побывать там! Старые вожди часто рассказывали об этом.

— Придет день и я свожу тебя туда. Я провел очень много времени на Южном Острове, Мерита. Поначалу я был совсем один, но меня это как раз устраивало. В таком деле чем меньше людей, тем лучше.

— Ну?

— Потом я познакомился с несколькими молодыми ребятами. Они знали о том, как нужно мыть золото, еще меньше, чем я. Но мы приглядывали за опытными старателями и учились у них. И работали, работали, работали! В Отаго очень холодно, Мерита! Ты даже представить себе не можешь, как там холодно. Но это не останавливало нас. Чем больше мы работали, тем больше приобретали опыта. Мы рисковали тогда, когда никто не хотел рисковать.

— Рассказывай дальше!

— Однажды мы решили попробовать намыть золото вверх по речке. Там, где никто до нас не пробовал. Старые старатели подняли нас на смех. Они говорили, что раз золота нет ниже по реке, значит, его и подавно не может быть выше. И знаешь, что мы отыскали?

Она отрицательно покачала головой, совсем как маленький ребенок. Глаза ее были широко раскрыты. Она вся была захвачена увлекательным рассказом Флинна. А тот тем временем продолжал:

— Выше по реке мы вдруг обнаружили резкий изгиб, в которой в течение сильно замедлялось. В середине этого изгиба были крупные песчаные наносы, а в песке было столько золота, Мерита, что его даже не нужно было вымывать!.. Песок можно было просеивать сквозь пальцы рук и между ними застревали самородки! В течение миллиона лет, наверно, это золото вымывалось из горы, неслось по течению, а когда река делала поворот и течение замедлялось, золото вместе с песком оседало на дно и там накапливалось сотни и сотни лет! Там было достаточно золота для того, чтобы даже у самых богатых людей мира при виде его затряслись руки!

Прихлопнув в ладоши, Мерита умоляющим взглядом попросила его довести рассказ до конца.

— Мы осторожно собрали первую порцию золота и смешали его с пиритом, чтобы ввести в заблуждение излишне любопытных. Затем один из нас отправился с этим золотом в Новый Южный Уэльс и положил его там в банк. А остальные продолжали работать. Мы все делали очень осторожно и потихоньку. Уже три раза наше золото отправлялось в Новый Южный Уэльс, но до сих пор никто из старателей ни о чем не пронюхал! Над нами до сего дня продолжают смеяться, а нам остается только прикусывать губы, чтобы не улыбнуться.

— И вы разбогатели?

— Чарли Байглоу забрал свою долю и вернулся в Америку. Он планирует подкупить в Вирджинии землицы и основать фермерское хозяйство. Хо Тик сейчас уже, наверно, в Гонконге. Он может теперь жить как настоящий мандарин! А я… Я все еще здесь, как видишь. Остался.

— Ты никогда прежде на это даже не намекал, Флинн. А я и не догадывалась о чем-нибудь таком… Ты вел себя, как обычно… И одежда всегда была простая…

— Мне было трудно молчать, Мерита. Так же трудно, как и работать в южных снегах. Но я ждал того дня, когда смогу преподнести тебе сюрприз.

— И ты его преподнес!

Какой-то неясный звук заставил ее обернуться. Флинн тоже глянул ей за спину. Хлопнула дверь заднего крыльца, и по ступенькам застучали чьи-то быстрые шажки. Детские.

— Как мальчик?

— Растет, словно папоротник, — с гордостью в голосе проговорила она. — Он очень похож на своего отца.

— Да… На своего отца… — задумчиво повторил Флинн, глядя куда-то в пустоту. Потом он очнулся и весело глянул на нее, сказав: — По-моему, он похож на тебя.

108
{"b":"9060","o":1}