ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— На нас обоих, точнее.

— Что ты ему говоришь о наших отношениях?

— То, что ты «подставной» дядя. Друг из Роторуа. Как отец Спенсер или «тетя» Леола.

Флинн кивнул.

— Сколько ему сейчас уже? Кажется, восемь?

— Все девять, — поправила она его.

— По-моему, ему в конце концов все же придется как-то объяснить мои визиты к тебе. Выдавать меня за «друга» — это недостаточно для парня его возраста. Он уже слишком взрослый для таких игр.

— Когда-нибудь я ему, конечно, все расскажу, но не сейчас.

— Оставляю это на твою ответственность, — сказал он, притянув ее к себе за плечи. — Мерита, я хочу отвезти тебя в одно место.

— Сейчас? Но я не могу. Через неделю приедет Роберт.

— Неделя! Куча времени! Я хочу взять тебя с собой всего на пару-тройку дней.

Она внимательно взглянула на него, прищурив глаза.

— Ты хочешь увезти меня с Тараверы? Для чего? А что мне делать с Эндрю?

— Отошли его к Спенсерам, как ты всегда делаешь, когда я остаюсь у тебя на ночь. Или в какую-нибудь семью его друзей. Я хочу кое-что показать тебе. Для нас обоих это очень важно.

— Опять сюрприз? Я люблю сюрпризы! Сегодня какой-то день сюрпризов! Милый Флинн, вот за это-то я тебя и люблю! Никогда не знаешь, что ты выкинешь в следующую минуту. — Она завела руки за спину, чтобы развязать передник. — Я поеду с тобой! Эндрю поживет пока у Трапнеллов. Он давно дружит с их сыновьями. И вообще эта семья для него — второй дом.

— Отлично. У меня в городке небольшое дело. Я пока съезжу, а потом сразу же вернусь за тобой. Мы поедем в моем экипаже.

— Что же за сюрприз ты мне приготовил? Что мне надеть? — возбужденно спросила она.

— Надень что-нибудь удобное для поездки.

— Ладно, — сказала она и уже стала было поворачиваться, чтобы идти в комнату, как вдруг остановилась и резко обернулась к нему. — Подожди-ка… — Она бросила взгляд в окно на экипаж, который стоял за калиткой. — Ты сказал, что это твое?! Это твой собственный экипаж?!

— Мой собственный, верно. Равно как и те четыре лошади, что запряжены в него. И кучер. Все это, дорогая Мерита, принадлежит мне. Ты, кажется, меня не совсем поняла… Я же говорю: в том речном изгибе было очень много золота!

— О… я начинаю верить в твой рассказ… Он повернулся и стал открывать дверь.

— Приготовься сама и приготовь парня. Через час я заеду за тобой.

— Куда мы поедем? В Роторуа? Куда?

— Увидишь.

Поездка заняла больше времени, чем она предполагала. Последние полчаса они ехали где-то вблизи океана. Шум прибоя, как и всегда, воодушевлял ее и наполнял внутренним восторгом.

Ведь именно с помощью океана маори добрались до Аотеароа в Длинных Каноэ со своей загадочной прародины, которая называлась в преданиях Райатеа. Океан для маори был связующей нитью с их прошлым, с их предками.

Сначала они ехали вдоль берега реки Кайтуна, затем перебрались на противоположную сторону и дальше поехали на север. Когда они проезжали в тени горы Маунгануи, Флинн придвинулся к ней ближе и взял ее под локоть.

— Почти на месте, — сказал он, положив другую руку ей на колено.

Когда она почувствовала, как его рука стала забираться к ней под юбку, она зашипела:

— Прекрати! Не здесь же этим заниматься!

— Почему бы и не здесь? — озорным голосом спросил он и кивнул в сторону кучера. — Он смотрит исключительно на дорогу. Кроме того, от колес такой шум, что он все равно ничего не услышит.

— Если ты для этого вез меня все это время по тряской дороге, то считай, что твой сюрприз не удался. Это я видела и раньше.

— Ты хочешь сказать, что тебя не стоило везти все это время по тряской дороге из-за любви?

Она прикрыла глаза, улыбнулась на него и полушепотом проговорила:

— Ты в самом деле хочешь, чтобы я ответила тебе на этот вопрос?

Он убрал свою руку и тоже улыбнулся.

— Ладно. Я привез тебя сюда для того, чтобы показать кое-что посущественнее.

Он выглянул за окно и крикнул кучеру, чтобы тот остановил лошадей.

Экипаж замедлил ход и наконец замер на месте. В первый раз за последние несколько часов. Флинн первым соскочил на землю, обошел экипаж кругом, открыл дверцу со стороны Мериты и помог ей выйти.

То, что она увидела перед собой, просто потрясло ее. Она не могла первую минуту не то что говорить, но даже пошевельнуться.

Это было одно из самых красивых мест, которые ей только доводилось видеть в жизни. Слева поднималась в небо махина горы Маунгануи. Справа в южном направлении тянулся девственный пляж, уходивший в спокойные воды моря.

Прямо перед ней, на великолепной песчаной равнине, ограниченной со всех сторон скалами, подмытыми за сотни лет морскими волнами, стояло нечто, что, казалось, было снято с верхушки свадебного пирога. Столько было башенок, куполов, резных украшений на ярком белом крыльце, что создавалось впечатление, что все это — произведение рук умелого кондитера с богатой фантазией.

— Какой восхитительный дом!..

— Тебе нравится?

— Нравится?! Кому же не понравится такое чудо? Просто сказка какая-то! Я такое видела только в книжках для детей-пакеа!

Он обнял ее за плечи.

— Хочешь взглянуть на него изнутри?

— А как же хозяин? Он разрешит?

— Еще как разрешит. Это мой хороший друг. На дорожке, которая вела к дому, их поджидали двое пожилых маори. Мужчина и женщина. Оба вежливо поклонились.

— Это Напуто и Анане, — представил их Флинн. — Твои слуги.

Мерита нахмурилась, перевела растерянный взгляд со стариков на Флинна, который широко улыбался ей.

— Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что это мои слуги? — Она вновь повернулась к дому. — А где хозяин?

— Здесь. Перед тобой. Впрочем, нет… Это твой дом, Мерита. Правда, твой. Я построил его для тебя.

Она еще раз взглянула зачарованным взглядом на сооружение, подобного которому еще не знал юг Тихого океана. Она сделала пару неуверенных шагов навстречу ослепительно-белому роскошному крыльцу. Но вдруг, словно спохватившись, развернулась и подбежала к нему. В ее голосе он безошибочно уловил боль и тревогу.

— Я не могу, Флинн!

— Почему не можешь? Это твое. Только твое. Если ты смущена, то можно сделать так, что об этом доме никто не узнает. — Он вновь обнял ее за плечи и понизил голос: — Мерита, этот дом может стать нашим домом. Твоим и моим. И Эндрю, конечно.

Когда она подняла на него взгляд, в ее глазах было столько боли, что он даже отшатнулся.

— Флинн, он так… так красив… Это самый красивый дом, какой мне только приходилось видеть в жизни! Самый роскошный подарок, который мне когда-либо дарили… Но я не могу жить здесь! Ты же знаешь. Я должна остаться в доме на Таравере.

— Но почему?! — воскликнул он, подавляя поднимавшееся в нем негодование. — Пусть досточтимый Роберт Коффин найдет себе другую экономку!

— Нет, Флинн, ты не понимаешь… Это невозможно.

— Тогда позволь мне самому нанять девушку, которая будет делать за тебя всю необходимую работу в то время, как Коффин и его жена будут отсутствовать. Когда они будут приезжать на озеро, ты будешь там, а все остальное время мы будем жить здесь. Вместе…

— Флинн, как же тебе объяснить? Я не могу. Он раздраженно отвернулся от нее.

— Не верю в это, Мерита. Не верю в то, что ты не можешь. Ты забываешь о том, как хорошо я тебя знаю. Ты можешь делать все, что захочешь, если поставишь себе такую цель. Если бы ты захотела покинуть навсегда дом на Таравере, ты бы просто собрала свои вещи и ушла оттуда! — Он вновь обернулся к ней. — Не говори мне только, что ты не можешь! В ее глазах блеснули слезы.

— Я знаю, что могу это сделать, Флинн. Я могу сделать это моим телом, но не сердцем. Не заставляй меня продолжать, Флинн. Нам обоим будет больно!

— Нет, отчего же не продолжать? Ты уж скажи все до конца, черт возьми! Скажи, Мерита, ты не имеешь права скрывать от меня эту правду!

— Хорошо… Я не могу, потому что не хочу. Наступила тишина, если не считать мягкого шелеста мелких волн, накатывавших на прекрасный пляж. Старики маори стояли около крыльца все так же неподвижно, словно истуканы, вытесанные из камня.

109
{"b":"9060","o":1}