ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Коффин задумчиво посмотрел вверх.

— «Редлайн Компани» въезжают туда тоже, не так ли?

— Да, именно «Редлайн», сэр. Напомню вам, что мы до сих пор не в состоянии разузнать, кто финансирует их. Этого никто не может разузнать. Идет много разговоров о тайных слияниях и подкупах, но за книгами «Редлайн» внимательно наблюдают. А тем временем они продолжают развиваться, и главным образом на нашей территории, не обращая внимания на свои реальные коммерческие перспективы. Одним словом мы больше не будем единственными в этой части веллингтонского рынка.

— Этот поворот будет неприятным, но не фатальным, — сказал Коффин. — Мы справимся с грабительскими ценами «Редлайн», как это уже делали раньше. Временами я думаю, что подобные люди заинтересованы в хорошей схватке больше, чем в собственном бизнесе. Что-нибудь еще?

— Нет, сэр, если только вы не измените решение и не дождетесь «Коринфийца».

— Не волнуйся насчет Скаггса. Он будет здесь не сегодня завтра. Всегда существует возможность задержки, но ни один из прибывших трансокеанских кораблей не сообщает об опасной погоде. Скаггс с трудом может связать два слова, но в жилах у него соленая вода вместо крови. Он скоро будет здесь.

Вдруг выражение Коффина смягчилось.

— Кристофер мог бы быть таким же капитаном. Он стал бы им, если бы у него был шанс. Теперь… — он вздохнул и посмотрел вверх.

— Я знаю, сэр, — Голдмэн вежливо отвел глаза. Коффин постарался вернуть себе хорошее настроение.

— Что сделано, то сделано, а мы продолжаем жить, верно. Элиас?

— Очень верно, сэр. Я, может быть, не увижу вас утром, так что желаю вам приятного путешествия. Передайте от меня привет Мерите.

— Хорошо, передам. Я выеду до рассвета. Чем старше я становлюсь, тем дороже для меня становятся дни в Таравере. И я не хочу потерять понапрасну ни одного из них.

— Я понимаю, сэр. Вам не нужно беспокоиться насчет бизнеса.

— Я знаю, Элиас, — последовала длинная пауза. — Я наверно никогда не добьюсь от тебя, чтобы ты называл меня Робертом, а?

— Боюсь, что нет, сэр. Это звучит неправильно и непривычно для меня. Кроме того, это снизит тот эффект, который оно на меня произвело, когда я пришел к вам наниматься.

Коффин засмеялся, снял свое пальто и шляпу с резной вешалки и направился к выходу.

— Ты знаешь меня, Элиас. Я упрямый. Точнее не скажешь, подумал Голдмэн.

Глава 2

Эндрю Коффин старался держаться подальше от дорог. Обычно это была не проблема, с тех пор как для своих конных прогулок он стал выбирать места, где можно было встретить одни лишь следы животных. Ему нравилось прокладывать себе путь через кусты где-нибудь позади озера Ротомахана или вдоль извилистого берега реки Таравера.

Несколько раз он взбирался на саму гору. Эти экспедиции служили источником волнений для его друзей-маори. Они говорили ему, что Таравера — это дом чертей, демонов и всевозможных монстров, не говоря уже о раздражительных предках. Эндрю только смеялся и звал их туземцами, что приводило их в ярость, до тех пор пока они не обнаружили, что он смеется с ними, а не над ними. Тогда они смеялись тоже.

Сегодня, однако, он вынужден был ехать по более оживленному пути. Его матери нужны были некоторые продукты, имевшиеся только в Роторуа, и он согласился совершить путешествие в десять миль, чтобы достать их для нее. Все же он держался вблизи лесов столько, сколько это было возможно, хотя это существенно замедляло путь.

Он выехал рано, еще до того, как поднялся его отец, и остановился позавтракать в отеле «Мак-Рэ». Он старался не заводить себе любимых мест. В следующий раз остановится поесть в другом туристском отеле, в «Террейсис». Никогда не знаешь, кого встретишь или с кем познакомишься там. Благодаря своему смешанному происхождению он вызывал заинтересованность множества туристов, посещавших их область. В особенности он нравился европейским женщинам. Будучи вежливым и благодарным юношей, он более, чем охотно удовлетворял любопытство наиболее молодых и хорошеньких из них.

Его многочисленные завоевания были упрощены благодаря тому, что последние «проблемы» с маори были улажены несколько лет назад. Настоящие сражения прекратились еще раньше, так что он больше не страдал от случайных позорных выяснений его личности патрулирующими солдатами. По существу он никогда не имел подобных проблем. Фамилия его надежно защищала. Всей стране было известно, кто такой Коффин.

Завидя вдалеке облако пыли, он забрался подальше за деревья, глядя, как экипаж с туристами, громыхая, проехал по дороге. Он был до отказа набит любителями экзотических видов, направлявшимися взглянуть на Розовую и Белую Терассы, на дальний берег озера Таравера. Восьмым чудом света звали люди красивые кварцевые образования. Для Эндрю, который вырос на берегу озера и часто плавал мимо террас на каноэ вместе со своими друзьями маори, это место не представлялось каким-то особым.

Его мнение не разделяли владельцы двух больших, современных отелей, построенных в Те Вейроа специально для европейских туристов. Также не разделялось оно теми местными маори, которые оставили свои фермерские дела для того, чтобы сопровождать посетителей к этим природным чудесам. Семьи, владевшие землей, на которой располагались террасы, имели более четырех тысяч фунтов в год в качестве туристической пошлины.

Он усмехнулся иронически. Когда-то пакеа не интересовали эти насыщенные паром, негостеприимные и неплодородные земли. Земельные спекулянты ранних лет, должно быть, в гробах перевернулись, узнав, что упустили возможность приобрести их. Они бы пришли в раздражение, увидав, как маори получают прибыль со своих достопримечательностей.

Когда экипаж проезжал мимо, он постарался разглядеть, нет ли внутри хорошеньких молодых женщин, но было слишком много пыли. Когда она начала рассеиваться, он выехал обратно на дорогу и продолжил свой путь в Роторуа. Он не испытывал недостатка в женском обществе. Для европейских женщин тот факт, что он был наполовину маори представлялся экзотическим и волнующим в то время, как местных девушек маори привлекало то, что он был наполовину пакеа. Но те, кто думал, что его смешанная наследственность сделала его носителем худших черт обеих половин, воспринимал все в корне неправильно, он это знал.

Не само смешение рас делало его привлекательным. Причина была в том, что он взял лучшее из этих рас. У своей матери он взял чувственность, черные волосы и тонкие черты, которые сочетались с отцовским ростом, силой и темно-синими глазами. Это было поразительное сочетание, и как только он достаточно повзрослел, чтобы осознать это, он начал использовать это свое преимущество везде, где только возможно.

Школа причиняла ему неудобства. Он был слишком нетерпелив для того, чтобы сидеть и учиться. Слишком дикий, как выражались его преподаватели. Только настойчивость матери заставляла его выдерживать долгие часы, потраченные на изучение текстов. Это, и еще явная любовь его отца к прекрасным книгам, которые заполняли полки библиотеки.

— У меня не было много времени на то, чтобы читать, когда я был в твоем возрасте, — часто говорил ему человек, которого он многие годы знал, как дядю Роберта. — Не совершай той же ошибки.

Хотя он был уже близко к Охине-муту, маорийской части Роторуа, ехать было трудно из-за тумана. Поселение располагалось на большой горячей равнине, граничащей с озером Роторуа, имевшим семь миль в ширину. Он знал, что жить здесь было все равно, что на куске тоста, плавающем в кухонной кастрюле на плите.

Аналогия была более, чем прямой. За сотни лет маори приспособили эту землю, похожую на Царство Теней, для своих нужд. Проходя мимо одного из домов, он видел, как женщина поставила горшок, наполненный куриным мясом, в испускающий пар бассейн на заднем дворе своего дома. Через некоторое время оно будет готово к употреблению, сваренное таким образом.

Но эти же бассейны, в которых иногда готовили ужин, с такой же легкостью сварили немало маори и случайных, неосторожных пакеа.

118
{"b":"9060","o":1}