ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее голос прозвучал удивленно.

— Не может. Мы ведь уже об этом говорили. По законам пакеа он не может помешать свадьбе.

— Я говорю не о законе. Есть и другие возможности. Нелегальные, но эффективные.

Ее лицо выражало непонимание. В конце концов она сказала:

— Я не думаю, что даже Опотики может зайти так далеко. Но ты обеспокоил меня, Роберт. — Она выглянула в холл. — Как ты думаешь, с Эндрю все будет в порядке?

— Эндрю может сам о себе позаботиться, хотя я думаю, что он еще не совсем к этому готов. Как давно он знаком с этой девушкой? Несколько дней, недель?

— Как давно, — мягко спросила она, — ты знал меня, когда решил, что хочешь иметь меня рядом?

— Я решил это, как только увидел тебя. Но это было другое. Ты сама другая.

— Не совсем, Роберт, — она отошла от него. — Так много надо сделать. Я должна начать немедленно.

— Куда торопиться? — саркастически осведомился Коффин. — Приглашения будут идти через всю страну. Успеешь еще.

— К твоим друзьям — да, Роберт. Все мои друзья живут здесь рядом. Если ты хочешь, чтобы твои друзья присутствовали, ты и позаботься об их приглашении. Я же сделаю все остальное, — она запечатлела поцелуй у него на губах и убежала вглубь дома, крикнув ему на бегу: — Я пришлю кого-нибудь, чтобы убрали лимонад.

Коффин поглядел за занавеску. Хорошо, подумал он прохладно, делай все что хочешь, у меня же есть свои дела.

Глава 5

— Что ты делаешь, Роберт?

Коффин остановился в воротах и оглянулся. Мерита стояла на крыльце, вытирая большую чашу. Она всегда оставляла слуг без работы, чистила и мыла сама. Хозяйке такого большого дома не пристало выполнять такую работу, но Мерита настаивала. Просиживание без дела дни напролет сводило ее с ума. Вместе со слугами она принимала участие в ежедневной уборке дома, делая одна больше работы, чем двое из них вместе взятые.

— Сегодня утром собирается группа, на посадочной площадке, чтобы ехать осматривать Террасы. Я собирался поехать с ними.

Мерита была озадачена. В тоне ее мужа не было ничего необычного, но она все же удивилась.

— Но ведь ты видел террасы уже много раз, Роберт. Мы оба видели.

Он пожал плечами.

— Я ведь не сказал, что точно пойду туда. Я могу и передумать, — он помедлил. — Хочешь, поедем вместе?

— Нет, мне надо много дел переделать здесь. Ты же знаешь, Эндрю и Валери приезжают сегодня из Охине-муту.

Разумеется, он об этом знал. Это была еще одна причина, по которой он собирался в эту поездку нынче утром.

Он помахал ей рукой и ободряюще улыбнулся, прежде чем исчезнуть за воротами на дороге, ведущей в Те Вейроа.

Он ехал медленно, ему было нужно время, для того, чтобы подумать. Это должно было быть сделано очень осторожно. Он уже устроил все так, чтобы Валери остановилась в «Террейсиз-Отель». Несмотря на то, что ее присутствие в доме Коффина не повлекло бы за собой никаких возражений со стороны ее маорийской родни, это породило бы ненужные сплетни среди местных пакеа. Незамужняя женщина не должна проводить ночи в доме своего жениха. Ему возражали. Но разве он не согласился присутствовать на свадьбе? Может, и он попросит о небольшом одолжении. Наконец они сдались, и Мерита тоже. Жениха и невесту разделяли всего несколько миль, да и то на какую-то пару дней.

Он последним прибыл к месту посадки в лодку. Если бы он задержался дома еще на десять минут, он бы и вовсе опоздал.

Туристы стояли, взволнованно переговариваясь, мужчины в походных костюмах, женщины в длинных платьях. Все они ждали, пока лодка причалит. В ней находилось полторы дюжины гребцов маори и гид София. Она улыбнулась ему, видя его приближение. Они виделись друг с другом в Те Вейроа много раз, но стали друзьями только после того, как Коффин узнал, что она родилась в особом для него месте, в Корорареке. Этот факт вызывал у него слишком много воспоминаний, чтобы игнорировать ее. Несмотря на то, что она была всего лишь маленькой девочкой, когда Хоне Хеке сжег город китобоев дотла, этого было достаточно, чтобы между ними установились дружеские отношения.

София была привлекательной маорийкой, и имела репутацию лучшего гида на озере. Ее солидный дом был одной из самых больших маорийских построек в поселении. Она тепло его приветствовала.

— Мистер Коффин, я не ожидала увидеть вас этим утром. Вы пришли встретиться с кем-то?

— Напротив, я хочу поехать вместе с вами, — он посмотрел мимо нее. — Я думаю, у вас на борту найдется место?

— Для вас всегда найдется место, мистер Коффин, — она кивнула ожидавшим европейцам. — С вами поедет еще и восьмой, но я думаю, что поместятся все.

— Спасибо.

Коффин присоединился к остальным. Двое мужчин подвинулись, освобождая для него место на одной из скамеек. Он коротко перекинулся несколькими словами с остальными пассажирами, не упоминая своего имени.

Все маори знали его. И местные тоже. Но они большей частью говорили между собой.

Наконец Коффин остановил свое внимание на крупном человеке, которому на вид было около сорока с лишним. Его волосы и борода были огненно-рыжими. Один раз он встретился с ним глазами. Затем Коффин кивнул ему незаметно. Когда гребцы приготовились отчаливать, Коффин переместился на нос лодки. Другой человек сел поближе к корме. Они умышленно не замечали друг друга. Человек изучал одну из гребцов-женщин, а Коффин бесцельно разглядывал окружавшие их горы. Другие туристы вокруг него непрерывно восторгались красотой пейзажа: темно-синим озером, лесистыми холмами над ним и широким серым силуэтом Горы Таравера на дальнем берегу.

После обычного довольно долгого путешествия стали наконец видны Розовые Террасы. Гребцы причалили, и София повела свою группу по извилистому пути к замечательным термальным образованиям, где теплая вода каскадами вздымалась над бледно-розовыми известковыми ступенями, ниспадая с высоты пяти футов на покрытый паром берег внизу.

Коффин остался в лодке, ожидая пока остальные вернутся и слушая разговоры гребцов. После обычного интервала туристы вернулись и заняли свои места, взволнованно обмениваясь впечатлениями от увиденного.

Белые Террасы были еще более зрелищны. Бесконечная цепь травертиновых водоемов, постепенно спускавшихся к берегу озера. Коффин слышал, как многие посетители называли это место одним из чудес света.

Некоторые водоемы имели идеальные размеры и температуру для купания, они просто были созданы для этого. Мужские и женские купальни располагались на разных концах террас. В этот день купающихся не было.

Переливаясь через снежно-белые травертиновые запруды, вода сверкала, похожая на расплавленное стекло. Туристы были потрясены. Они разбрелись в разных направлениях, в то время как София носилась между ними, как заботливая наседка, предупреждая о местах, где земля была слишком хрупкой, чтобы выдержать человеческий вес.

Теперь, когда группа рассредоточилась, Коффин пересел поближе к краю террасы, на которой стоял высокий рыжий человек. Вода испарялась и кипела позади них, устремляясь вниз из булькающих гейзеров через верхнюю запруду.

— Халифакс? — бородач кивнул, не оборачиваясь. Со стороны могло показаться, что он поглощен созерцанием террас.

— А вы, должно быть, мистер Коффин, так я понял, — Коффин кивнул в ответ, а человек проворчал: — Я знал, что это не может быть никто другой, — он усмехнулся. — Сначала я подумал, что вы переоделись священником, но ведь вам это не к чему. Вы — важная персона.

— Видели вы девушку?

Человек, называвший себя Халифаксом, кивнул во второй раз довольно посмеиваясь.

— Я узнал ее в отеле. Маленькая штучка, довольно симпатичная для туземки. Здесь народ легко смешивается с черными. В Сиднее такое не часто увидишь.

— Здесь не Сидней, и маори — это не то, что ваши аборигены.

Халифакс сплюнул в ближайший чистый бассейн.

— Маори, черные — они все для меня едины, Глаза Коффина сузились и голос стал резким.

124
{"b":"9060","o":1}