ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тяжело дыша, Эндрю слез со спины потерявшего сознание похитителя. Он взял из его безвольных пальцев охотничий нож и стал разрезать путы Валери. Когда он освободил ее руки, она вынула кляп, а он продолжал разрезать веревки, связавшие ее лодыжки.

— Что происходит? Кто эти люди? Почему они напали на меня?

— Хотелось бы мне что-нибудь тебе на это ответить, любимая, — Эндрю выпрямился. — С тобой все в порядке?

— Просто испугалась. Они не пытались ранить меня. — У противоположной стены человек со сломанной челюстью начал стонать. — Я хотела уже ложиться в постель, когда взорвалась Таравера. Кто-то постучал в дверь и сказал, что всем нужно покинуть гостиницу. Когда я открыла, эти люди набросились на меня. Они даже не сказали ни слова. — Она задрожала, показав на джутовый мешок. — Думаю, они собирались засунуть меня туда. Но зачем? — она покачала головой с удивлением и недоверием. Я никого из них не узнаю.

— Я тоже, но теперь у нас нет на это времени. Нам нужно убираться отсюда.

— Нет, — она взяла его за руку, удерживая. — Это лучшее место, чтобы остаться, Эндрю. Гостиница — самая крепкая постройка в Те Вайроа.

Он колебался.

— Отец настаивал на том, чтобы мы ехали в Роторуа. Я не уверен, что он прав, но когда он говорит так категорично, обычно лучше бывает последовать его совету. Пойдем.

Но она стояла на месте, сжимая у шеи воротник ночной сорочки.

— Я не могу идти в этом.

— Тогда надень плащ.

Она кивнула, достала из шкафа одежду и вышла за ним из комнаты. Он не мог перестать думать о том, как она красива, даже при тусклом свете гостиницы и в тяжелом плаще, окутавшем ее с ног до головы.

Спускаясь по лестнице, они чуть не упали, когда еще один толчок потряс здание. Они нырнули в толпу на передней веранде, не обращая внимания на комментарии людей толпившихся вокруг них.

Лошадь Эндрю убежала. Сорвалась или украдена, теперь было все равно. Он свирепо оглядывался вокруг, вытирая глаза, запорошенные пеплом.

— Сюда!

Гостиничные конюшни находились за углом. Он повел Валери этой дорогой, полутаща, полунеся ее. Конюшни укрывали ездовых лошадей и экипажи, служившие, чтобы отвозить туристов к озеру и лодочной пристани. Легко подняв Валери, он усадил ее на козлы.

— Что ты делаешь? — она крепко сжимала пальто.

— Вот этих мы возьмем. — Он подбежал к первым яслям и вывел оттуда двух испуганных лошадей. Они вставали на дыбы и взрывали копытами землю, но все-таки позволили взнуздать себя.

— Эндрю, мы не можем так поступить. Это… Ее последние слова были заглушены ужасающим взрывом. Эндрю Коффин и не посмотрел в том направлении. Он запрягал лошадей с фанатичной целеустремленностью.

Потом он вскочил на сидение рядом с ней, громко крикнул и стал понукать лошадей. Лошади заколебались, потом сорвались с места. Неистовым рывком экипаж выехал из конюшен. Эндрю предусмотрительно надел шоры на морды обеих лошадей.

— Эндрю! — прокричала Валери. — Это кража!

— Я не краду, я беру взаймы. Мы приведем их обратно.

Никто не видел, как экипаж отъехал от конюшни и бешено понесся по дороге ведущей на Роторуа. Шоры помогали лошадям сосредоточиться на беге. Было удачно и то что, они скакали прочь от молний и грохота.

Камни и вулканический пепел дождем падали на крышу экипажа. Навес, защищавший возницу от обычного дождя, теперь защищал двух отчаянных беглецов. У лошадей не было такой защиты, но продолжающий падать пепел заставлял их нестись галопом все быстрее и быстрее.

Они приближались к гребню самого высокого холма, когда Валери случайно обернулась и закричала на языке маори. Натягивая поводья, Эндрю тоже оглянулся. Ему в глаза ударил такой яркий свет, что они заболели. Он наполнил все озеро целиком.

С ревом и грохотом, которого они не забудут до конца своей жизни, вся правая сторона горы Таравера откололась, словно отрубленная гигантским топором. В земле образовалась трещина длиной в двенадцать миль, бегущая от горы вдоль дальнего берега озера. Земля затряслась под экипажем, и ужаснувшиеся лошади каким-то непостижимым образом еще ускорили свой бег. По всей длине бесконечно громадной расщелины начала фонтанировать магма.

— Это конец мира! — простонала Валери.

— Нет, только этой его части!

Эндрю снова повернулся к дороге и закричал на лошадей в панике, пытаясь придать им уверенность, которой не чувствовал сам.

Таравера и городок Те Вайроа остались в нескольких милях позади них, когда что-то стало плескать на крышу экипажа. Это был мокрый, шлепающий звук, совсем не похожий на сухой стук от падающей пемзы. Валери протянула руку и в изумлении уставилась на то, что в ней оказалось. Она показала Эндрю.

— Грязь. Унгва.

Несмотря на его совершенное владение языком, это было слово, ему не известное. Она постаралась объяснить.

— Иногда ее выбрасывает из гейзеров. Но на Таравере нет гейзеров.

— Но ведь никто не знал, что Таравера — вулкан, — он мрачно подхлестнул уставших лошадей.

Они проехали еще пол мили, когда впервые услышали этот звук. Сначала это был тихий свист. Он быстро становился громче. Коффин подумал о том, чтобы придержать лошадей.

— Что за черт?

— Ветер, — прошептала Валери, — но какой-то неправильный. Я никогда не слышала такого звука у ветра.

Он привстал и попытался проникнуть взглядом сквозь мглу, но не увидел ничего, кроме падающей грязи и пепла.

— Думаю, нам стоит найти какое-нибудь убежище.

— Но твой отец сказал, что мы должны ехать в Роторуа.

— Я не думаю, что отец предчувствовал что-либо подобное. Кроме того, лошади почти выбились из сил.

Он прищурил глаза; ему показалось, что посреди кукурузного поля по обеим сторонам от дороги виднеется квадратная хибара. Найдя место, где свалилась ограда, он погнал туда лошадей.

Это был амбар, прочно сколоченный из сосновых бревен. Лошадям тоже позволили войти внутрь, чтобы укрыться от грязи и пепла. Снаружи все нарастал злобный ветер.

Он попытался решить, какая из стен крепче, привязал рядом лошадей. Потом он и Валери вышли, чтобы посмотреть, что делается снаружи.

Когда они стояли, вглядываясь в ночь, до него наконец дошло, что было таким странным в этом ветре. Ему доводилось испытать на себе множество бурь, но никогда не было ничего подобного.

— Он мчится к вулкану, — прошептал он. — К озеру и Таравере.

Он обнял ее обеими руками и прижал к себе.

Только он сделал это, как вдруг на них обрушился порыв ветра, подобный удару молота. Валери закричала, когда ударил ураган. Стена рухнула, бревна и доски разлетелись в стороны, придавив их к земле. Потрясенные, они ползли, пока не наткнулись на какую-то преграду, защитившую их от ветра.

Выбившиеся из сил, измученные, они уснули, пока вокруг них бесновалась буря.

Глава 10

Эндрю Коффин открыл глаза. Когда они постепенно привыкли к слабому освещению, он разглядел столбы и доски, валявшиеся повсюду.

Он сел и увидел, что они подползли к кормушке. Прочные стены выдержали, хотя свирепый шторм повалил большую часть амбара.

Валери лежала рядом с ним, свернувшись калачиком в своем плаще. Он потянулся и потряс ее за плечо.

— Вал! Валери, просыпайся.

Она устало зевнула, перевернулась и потерла глаза. Ее тонкое лицо было грязным от пепла.

— Эндрю, что это?

— Разве ты не слышишь? Все кончилось. В самом деле, ужасный ветер стих, хотя грязь и пепел продолжали падать на то, что осталось от крыши.

— Ты в порядке? Она медленно села.

— Думаю, да. Хороший был ветер. Все дьяволы собрались, чтобы всосать воздух под землю.

— Это действительно был настоящий ад.

Он кое-как встал на подгибающиеся ноги. Каждый мускул, каждая кость в теле болели. Он вгляделся сквозь сумерки туда, где привязал лошадей. Они все еще были там, дрожа и нервно потея. Он стал терпеливо говорить с ними, гладить, пока они не успокоились достаточно, чтобы их можно было запрягать в экипаж.

133
{"b":"9060","o":1}