ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С пирса исчезла последняя связка рангоутного дерева. Нагруженные стволами каури шлюпки и плоты заполонили собой весь залив и издали очень походили на медленно расползающихся тараканов.

Прежде чем навесить на сейф тяжелый амбарный замок, Коффин еще раз тщательно проверил все его содержимое. Дело определения конечной суммарной цифры он, как всегда, переложил на своего помощника.

— Сколько всего мы загребли, господин Голдмэн? Лицо Элиаса радостно светилось. Он торжествующе передал боссу лист бумаги, на котором был изображен длинный столбик цифр. В другой руке у него был закрытый гроссбух. Он глазами указал Коффину на последнюю цифру-итог, под которой была подведена черта.

Коффин нашел ее взглядом и присвистнул.

— Я примерно так и думал. Незабываемый сегодня день, Элиас!

— Воистину незабываемый!

— Ну, вы тут заканчивайте, а что до меня, то я должен нанести визит господину Лэнгстону в его лавке. Хочу, знаете ли, сделать «Дом Коффина» попросторнее.

Специальностью Лэнгстона было строительство. Впрочем, основные работы люди выполняли на кораблях, а не в городе.

«Скоро все изменится», — подумал Коффин.

— Как вам угодно, сэр, — проговорил Голдмэн, Он скатал бумагу в рулон, сунул его в гроссбух. — Мы с вами сегодня еще увидимся?

— Боюсь, что нет, Элиас, — ответил Коффин. — Вы и сами справитесь теперь.

— Очень хорошо, сэр.

Голдмэн тоскливо посмотрел вслед своему боссу, который быстрым шагом направился в город.

Голдмэн прекрасно знал, что было еще рано делать «Дом Коффина» «просторнее», несмотря на их сегодняшнюю богатую выручку. Он прекрасно знал это, равно как и то, что в планы Коффина на самом деле сегодня не входила встреча с господином Лэнгстоном. У Голдмэна и Коффина были, если посмотреть со стороны, исключительно деловые отношения. Но Элиас любил своего босса, просто как человека. Ему было жалко смотреть на то, как Коффин мучается в душе.

Вдруг он что-то вспомнил и, бросившись к краю пирса и размахивая рукой, крикнул:

— Господин Коффин! Господин Коффин! Сэр! Сегодня торги льна, не забудьте!

Теперь у них было достаточно наличных, чтобы закупить у маори приличный запас льна. Конечно, если Коффин в этом заинтересован.

Не оборачиваясь, Коффин махнул рукой и дал тем самым понять, что услышал своего помощника. Голдмэн удовлетворился этим. Значил, босс доверяет ему все сделать самому. Отлично!

Голдмэн кликнул Мэрхама, попросил его собрать матросов и идти за ним в «Дом Коффина».

Коффина очень тревожило то, что, несмотря на все успехи, он никак не мог убедить себя, что все идет хорошо. Все было слишком уж хорошо, подозрительно хорошо и это настораживало… Он сообщит Мэри Киннегад о приезде семьи, объяснит ситуацию и жизнь потечет, как прежде, чуть изменившись внешне, но оставшись такой же в сути своей. Это как смена правящей партии в Парламенте. Шуму много, а толку…

Однако, все его более или менее стройные мысли и полуосознанные заготовки фраз перемешались в голове в сплошную безнадежную кашу, как только он стал подниматься по ступенькам крыльца маленького домика, спрятавшегося за главной торговой улицей Корорареки. Судьба не подарила ему ни одной лишней минуты на то, чтобы взять себя в руки, собраться с мыслями и все же хоть немного подготовиться: не успел он дотронуться до ручки двери, как та распахнулась и ему на шею бросилась неугомонная «ирландка Мэри».

— Роберт! Ох, Роберт, а я-то все сижу и гадаю, когда ты появишься! Только сегодня утром я узнала о том, что «Решительный» стоит в гавани.

Обхватив его руками за шею, она подтянула вверх свои стройные ноги и сцепила их замком у него на пояснице. Не готовый к этому порывистому выражению теплых чувств Коффин едва не упал назад вместе со своей подругой.

— Ах ты, негодник такой! Ты почему пришел ко мне только сейчас?! Почему я должна сидеть тут в одиночестве, с ума сходить, гадать: где ты, что ты?! — зловеще сверкая глазами, спросила она. — Где тебя дьявол носил?!

— У нас было очень тяжелое плавание, — с ходу стал выдумывать Коффин. — В гавань входили ночью, перенервничали. — Он очень надеялся на то, что его голос звучит уверенно. — Да и потом мне не хотелось тебя лишний раз беспокоить.

Последняя фраза выглядела особенно неуклюже, он не хотел ее говорить, но близость Мэри вскружила ему голову и он окончательно перестал владеть собой.

— Ах, вы посмотрите на него! Ему, видите ли, не хотелось меня беспокоить! — рассмеялась она, откинув голову назад, отчего ярким огнем полыхнул пламень ее ярко-каштановых волос. — Черт возьми, Роберт Коффин, ты меня все-таки порой изумляешь!

Он мягко поставил ее на ноги. Она была почти того же роста, что и он. Ее зеленые глаза сверкали, как светлячки, в сумеречной прихожей. Лицо все так и светилось счастливой улыбкой.

— Нужно было долго возиться с грузом. Сортировка, оценка, укладка в штабели. А сегодня весь день были торги. Это надо было видеть! Какой-то кошмар! — восклицал он не очень убедительно. — Я обязан был там присутствовать. Голдмэн один не справился бы, его бы затоптали клиенты.

— Я что-то слышала о сегодняшней продаже, но никогда не поверю, что для того, чтобы спихнуть с рук несколько бревен, нужно столько времени. Все, надеюсь, прошло нормально?

— Нормально.

— Мне так примерно и говорили. Весь город сейчас только и болтает о том, что сегодняшние торги сделали тебя богатым, как Крез. Куда мне, бедной честной женщине, тягаться с таким крутым бизнесменом? Чем я могу тебя соблазнить, повелитель?

Она схватила его за руку и потащила в комнату. Одной рукой она придерживала подол юбки, чтобы он не подметал грязный дощатый пол.

— Как дети? — спросил он, чувствуя, что не способен оторвать от нее влюбленных глаз.

Она закрыла двери и повернулась к нему.

— А, эта неугомонная парочка! Флинн утащил свою сестренку на холмы искать птичьи яйца.

— И ты разрешаешь им вот так свободно шататься по городу?

Она с удивлением взглянула на него.

— Слушай, я что-то плохо стала понимать тебя, Роберт. Тебя что, ветер какой-то продул во время плавания? С какой мне стати волноваться за них? Маори не имеют привычки красть детей пакеа, а моряков, слава Богу, интересуют только те девчонки, которым перевалило хотя бы за двенадцать. Так что мои детки находятся в полной безопасности. Во всяком случае им сейчас гораздо веселей, чем их матери.

С этими словами она бесцеремонно толкнула его на медную широкую кровать, которая вся заскрипела под тяжестью его тела.

— Мэри, — пробормотал он, чувствуя тепло ее тела через одежду. — Нам надо поговорить.

— О, мы о многом с тобой поболтаем, любовь моя, — проговорила она и, приложив палец к его губам, добавила: — Только чуть позже. Позже мы поболтаем с тобой, о чем только ты захочешь. Я так давно была с тобой, Роберт, в последний раз, что уже забыла эту радость. Знаешь, как тяжело одной?

— Это в нашем-то городе, где на улицах шатаются сотни морячков?

— Никто из этих паршивцев даже ни в какое сравнение не идет с моим Робертом! Ты же прекрасно знаешь, что на свете есть только один гроб, в который я согласны лечь добровольно! Он попытался увернуться от ее поцелуев, чтобы сказать:

— Когда-нибудь ты точно подведешь нас обоих к порогу смерти. Вот тогда твой юмор будет особенно уместен.

— Лежи смирно, и я счастлива буду умереть на тебе! — вскричала она, ловко расстегивая пуговицы на его сорочке.

— Мне говорили, что в мое отсутствие у вас здесь совсем худо было с погодой, — чтобы как-то отвлечься, торопливо проговорил Коффин.

— Да, в самом деле, — подтвердила она, не прерывая, однако, процесса раздевания.

— Два дня у нас лютовал дикий шторм. Такие огромные волны накатывались с залива, что я боялась, как бы наш городишко не унесло куда-нибудь вглубь острова. Даже маори куда-то все попрятались. Кстати, я очень удивилась, что эта буря не затронула тебя. — Она кокетливо улыбнулась. — Впрочем, хорошо, что с тобой произошло это маленькое чудо.

19
{"b":"9060","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Только не разбивай сердце
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
За гранью. Капитан поневоле
Рабы Microsoft
Резидент
Девушки сирени
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Найди точку опоры, переверни свой мир
Успокой меня