ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Погода, — пробормотал он задумчиво. — С нами на судне был колдун. Старик маори по имени Туото. Я взял его на борт, а он взамен обещал устроить нам тихую погоду и спокойное плавание.

— Настоящий маорийский колдун?! Жаль, я его не видела.

— Что ты болтаешь, Мэри? Какой там колдун? Колдунов на свете не бывает. Просто поднаторевший в обмане людей фокусник, ничего больше. Старик. Надо же ему как-то на хлеб зарабатывать?

А про себя он подумал: «Фокусник-то, фокусник, а как же так получилось в самом деле, что нас совсем не коснулась буря? Не могла не коснуться по всем расчетам, а вот, поди ж ты…»

Ему было трудно спокойно думать о чем-нибудь постороннем, потому что Мэри лежала на нем, ласкала его руками, ртом, даже своими яркими длинными волосами.

Где-то в потайных закоулках его сознания начала оформляться другая мысль. Мысль-предупреждение, которая мешала ему отдаться страсти.

Но в конце концов страсть одержала верх.

«Дьяволица! — думал он, чувствуя, что перестает уже что-либо соображать. — Эта женщина настоящая дьяволица! От кончиков своих ярких волос до подкрашенных ногтей на соблазнительных ножках. Она зажала у себя в кулаке мою бедную душу».

Впрочем, в эти минуты он ощущал неистовое желание отдать этой дьяволице свою душу навсегда.

Глава 8

Прежде чем солнце окончательно село за горизонт, обозначив тем самым наступление в Корорареке и заливе ночи, из района Пляжа стали доноситься звуки резко усилившегося кутежа.

Обнаженный Коффин лежал на медной кровати, а Мэри Киннегад пристроилась сбоку от него. Он долго и неподвижно смотрел в потолок. Наконец она нетерпеливо вздохнула и, перевернувшись набок и подперев голову рукой, взглянула на него.

— Ты молчалив, как море в штиль, Роберт. Это на тебя не похоже. Расскажи мне о Южном Острове. Говорят, там горы высотой с Альпы, которые обрушиваются страшными пропастями прямо в море. Старики маори, которые захаживают в город, рассказывали, будто на Южном Острове, высоко в горах, живут разные чудовища. Некоторые из них похожи на петухов величиной с жирафов.

— Что? — переспросил он, выходя из состояния задумчивости. Картинка, нарисованная его подругой, невольно пробудила в нем одно воспоминание. Гигантское перо, воткнутое в волосы колдуна Туото, еще тогда привлекло его внимание. Теперь оно совершенно ясно всплыло в памяти.

— Это моа. Маори истребили их много веков назад. Только кости кое-где остались.

Но перо Туото выглядело таким свежим… Чепуха какая-то!

— Маори так же привыкли врать, — сказал он, глянув на нее искоса, — как и вести между собой войны. Не стоит верить сказкам, которые они рассказывают каждому встречному и поперечному.

— Да я и не верю особенно-то… Просто, у них это очень красиво получается. Ну, расскажи же мне, Роберт, — прошептала она, придвигаясь к нему ближе, — какой он, этот Южный Остров?

Он поправил у себя под головой подушку.

— Он красивый… Очень сильно изрезан и… Словом, совсем не похож на Северный.

— Совсем-совсем?

— Совсем-совсем. И вообще не похож ни на один из ближних островов. Там очень холодно, Мэри. Холоднее, чем ты можешь себе вообразить. Холоднее, чем в Ирландии. Если перевернуть Англию с ног на голову, а снизу приклеить Шотландию, то это будет очень напоминать Новую Зеландию. Южный Остров не просто холодный, но еще и влажный. Там папоротники высотой с деревья. Целые леса папоротников. И горы, и ущелья… Ты и представить себе не можешь такую изрезанность рельефа. Гавани очень удобные, хорошие. Любое судно можно подвести к самому берегу и поставить под ледяной козырек. Очень красиво, но жить негде. Ровной земли не хватит даже на то, чтобы посадить капусту. Лично мне больше по душе наши теплые края.

— Мог этого и не говорить! — засмеялась она.

Хватит!

«Хватит!» — пронзительно и возмущенно заорал внутри него какой-то страшный голос. «Говори ей сейчас же! Говори быстрее! Быстрее, иначе потом будет уже поздно. Пока она сама обо всем не узнала в первой же пивной от какого-нибудь говорливого клерка Лэнгстона или от очередной девки Перкинса! Пока она не прибежала к тебе домой и не постучалась в дверь!»

— Мэри, я предупредил тебя в самом начале о том, что нам нужно поговорить. Возникла… проблема. Она невинно взглянула на него.

— Если ты опять хочешь завести свою старую песню об учебе Флинна, то я обещаю тебе, что отдам его в самое ближайшее время в лучшую миссионерскую школу и сама буду следить за тем, чтобы он делал уроки.

Коффин как-то странно, — как ей показалось, — взглянул на нее. Потом отрицательно покачал головой.

— Нет, я не об учебе Флинна. На этот раз не об учебе. Тут другое…

Теперь он уже от нее не отворачивался. Ему было дико трудно, но он смотрел ей прямо в глаза. Желание сменилось решительностью в его взгляде. Он глубоко вздохнул и ринулся в бой:

— Два дня назад из Лондона сюда приехала моя жена с сыном.

Он ждал взрывной реакции, но она даже не пошевелилась в первую минуту. Так и продолжала лежать на боку, как до этого. Неподвижная и молчаливая. Ее будто парализовало. Прошла минута, прежде чем она смогла пошевелиться. Мэри села на постели и задумчиво взглянула на него. Ее гибкое тело четко очерчивалось на фоне темной передней спинки кровати.

Она молчаливо и внимательно смотрела на него. Как будто ожидала продолжения.

Скоро стало ясно, что она не собирается прерывать паузу, поэтому он заговорил вновь:

— Я хочу, чтобы ты знала одну вещь: я не посылал за ними. Пойми, не посылал. Они приехали сюда неожиданно, не испрашивая на этот приезд моего согласия.

— Вот как? Отлично, — наконец подала голос Мэри. В ней уже не было теплоты, только резкость и отрывистость. — Раз они сделали это без твоего разрешения, тебе ничто не мешает отослать их обратно.

— Я не могу этого сделать, Мэри. Они приехали навсегда. Моя жена хочет жить здесь. Сын болен, и врачи говорили, что здешний климат может пойти ему на пользу.

— Оставь мальчишку, а от нее избавься.

— Она не уедет, а я не могу заставить ее сделать это. В любом случае ничего из этого не получится, так как она уже продала свой фамильный особняк в Лондоне.

— Мне-то какое дело до ее паршивых проблем?! — вскричала Мэри, будучи уже не в состоянии таить свои чувства под маской спокойствия. — Я плевала на нее, на ее жизнь, которая была, и на жизнь, которая будет!! ! Что же касается проданного дома, то ты вполне в состоянии купить ей новый!

— Ничего из этого не выйдет, Мэри. Это волевая, упорная женщина. Она не захочет вернуться назад. — Он попытался придать своему голосу большую бодрость, чтобы успокоить ее: — Не сердись же, милая. Нам ничто не мешает жить так, как и прежде. Я буду и впредь обеспечивать тебя, Флинна и Сэлли. Здесь не Лондон. Здесь мужчина имеет право жить с женой и любовницей. В этом нет греха.

— Ах вот ты как, Роберт Коффин! О грехе заговорил? Какое у тебя есть на это право?! Ты и в церковь-то ходишь только тогда, когда начинаются проблемы с твоим бизнесом! Что ты можешь знать о грехе?!

— Я верую в Бога, — возразил он, уязвленный тем, что она говорит с ним таким тоном.

— А я верю в любовь! — крикнула она в ответ. — Я люблю только одного человека, как это и принято среди людей. И этим человеком являешься ты, Роберт Коффин! Я не собираюсь делить тебя с другой! Если только… — Улыбка, которая разлилась по ее лицу, была определенно зловещей. — Да ты прав, пусть будет и жена, и любовница! Разведись с этой сучкой, женись на мне, а она пусть побудет в роли любовницы!

— Мэри, этот союз был заключен много лет назад. Я был, в сущности, еще ребенком, когда женился на ней, но что сделано — то сделано. Я не могу изменить прошлое. А если это попытаешься сделать ты, то только разрушишь счастливое будущее.

— Счастливое?! Для кого оно будет счастливым?! Она соскочила с кровати и стала нервно расхаживать возле нее взад-вперед, размахивая руками, сверкая яркими волосами и совершенно позабыв о своей наготе. В другое время Коффин очень возбудился бы от этого зрелища, но не сейчас. Возбуждение, которое было, иссякло и сменилось тревогой и желанием сделать все так, чтобы дело уладилось между ними миром. Внутри него также потихоньку закипал гнев. Он был еще очень слабым, но с каждой минутой рос. Молодой капитан не привык, чтобы с ним так разговаривали.

20
{"b":"9060","o":1}