ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Резня? — Коффин старался понять невозможное. — Но ведь никакой резни не может быть, даже если слова Купера верны. Люди всегда могут бежать на корабли в гавани.

— Если у них будет время и если маори их не отрежут от моря, — мрачно заметил Халуорси.

Сэмюэл вернулся бегом с пистолетами Коффина.

— Хорошо, Сэмюэл. А теперь проверь мою лошадь.

Слуга кивнул и исчез за лестницей.

— Я не могу в это поверить. Договор был составлен тщательно и по закону. Я сам лично могу поручиться за половину вождей, которые поставили под ним свои имена.

Халуорси презрительно фыркнул.

— А как насчет другой половины? Мы с тобой спорили на эту тему много раз, Роберт. Ты не знаешь маори. И ты заблуждаешься, если думаешь наоборот. Это только тешит твое тщеславие.

Коффин рассердился, и Мак-Кейд поспешил вмешаться.

— Может статься так, что те, кто атакуют Корорареку, не подписывали этот проклятый договор. Мы не можем ничего говорить наверняка, пока не попадем туда сами.

— Да покарает небо тех арики, которые подписали договор для того, чтобы тут же его нарушить, — решительно пробормотал Коффин. В памяти всплыло загадочное послание, побудившее его продать свою собственность в Корорареке несколько месяцев назад.

Мак-Кейд положил руку на плечо Коффину.

— Пойдем, Роберт. Если этот Купер не прав, я собственноручно сверну ему шею. Но если он прав хотя бы наполовину, то нам нельзя терять ни минуты!

Глава 4

— Мама, я боюсь.

Мэри Киннегад крепче обняла свою дочь, сидя с ней вместе на металлической кровати.

— Я тоже, дитя мое.

— Не волнуйтесь, мама, Сэлли, все будет хорошо.

Юный Флинн Киннегад держал заряженный пистолет обеими руками. Он с трудом смог поднять его от пола, а когда наконец поднял, то нацелил его прямо на входную дверь.

До сих пор пожар, бушевавший в Корорареке, обходил их стороной. Но Мэри была убеждена, что это только вопрос времени, пока маори найдут маленький дом на склоне холма. Местные лавиной спустились с холмов, крича и дико жестикулируя. Не было никаких переговоров и ультиматумов. Было ясно, что они собираются разрушить все до основания. На этот раз огонь, осветивший город, пришел не из котлов китобойных кораблей, а из самих домов.

Она знала, что чуть ли не в первый раз в жизни ей повезло, и она была не на работе в таверне, когда напали маори. Она смотрела, как Флинн решительно целится в дверь, и гадала, будет ли старый пистолет стрелять.

В окно она могла видеть, что огнем было охвачено уже больше половины города. Атака приостановилась, когда маори вломились в таверны, начиная с самых крупных, таких как «Пятерка и барабан» или «Разбитый якорь». Теперь они буйствовали на руинах и их вопли и боевые кличи смешивались со звоном бьющихся зеркал и бутылок, пока они угощались городскими ликерными запасами. На этот раз они не хотели довольствоваться дешевым вином и разбавленным ромом, которые обычно доставались им после продажи льна и зерна.

Зарево взрыва разлилось по небу. Желтый столб огня, взметнувшийся словно из ада, осветил низкие облака. Сэлли еще крепче прижалась к материнской груди, а Флинн, вздрогнув от страшного звука, все же не выронил свой пистолет.

Они придут через дверь, она это знала. Она закрыла глаза, укачивая на руках всхлипывающую Сэлли. Молитва никогда не была частью ее жизни, но сейчас она пыталась молиться. Мясной нож, который она взяла с кухни, холодно касался ее бедра. Если возникнет необходимость, она убьет им себя и дочь.

Раздался стук в дверь, осторожный, но настойчивый. Дрожь почувствовалась в голосе Флинна, когда он поднял пистолет чуть выше и сказал:

— Стойте там или я буду стрелять! Я правда буду!

Стук повторился. Мальчик закрыл глаза, отвернул голову слегка в сторону и нажал на спусковой курок двумя пальцами.

Громовое «бум» сотрясло комнату. Отдача повалила одиннадцатилетнего мальчика на пол, а приклад ударил его в нос, откуда немедленно потекла кровь. Стук снаружи прекратился. Через мгновение Мэри осмелилась дышать снова.

Затем она услышала треск ломаемого дерева и дверь была вышиблена. Она закричала и уткнулась лицом в волосы Сэлли.

Высокая фигура стояла в сломанном дверном проеме, очерчиваясь силуэтом на фоне зарева пылающего города. Его глаза были дикими, а лицо измазано кровью из двух параллельных ножевых ран на щеке. Зазубренная боевая дубинка маори разорвала его рубашку и плечо. Когда он, шатаясь, вошел в комнату, Мэри поднялась с кровати.

— Шон Коннот! Я не верю своим глазам! Он пытался улыбнуться, но его лицо его перекосилось и он схватился за бок. Крови там не было.

— Дубинка, — пробормотал он. — Эти ублюдки сильны и проворны. Но тот, что шарахнул меня, никого больше не потревожит этой ночью, — он слегка махнул старой абордажной саблей, которую сжимал в одной руке. Она была красной от острия до половины. — Как ты тут с малышами, Мэри?

— Не так уж плохо. Правда, когда ты стал колотить в нашу дверь, я подумала, что это конец.

— Это было почти что так. Выстрел прошел в дюйме от меня. Ты всегда умела позаботиться о себе.

— Это была не я. Это мой мальчик, — она указала на Флинна, который поднимался на ноги, и кровь текла у него по лицу.

Она осторожно усадила Сэлли рядом и оторвала кусок простыни.

— Вот так, малыш, — она прижала комок ткани к его носу и запрокинула ему голову. Он понимающе кивнул и положил свою руку на тампон.

Тем временем Коннот ходил от окна к двери и обратно.

— Мы должны отсюда уйти. Они разоряют каждое здание, прежде чем поджечь.

— Уйти? Но куда, Шон? Маори повсюду.

— Эх, не думал я, что в стране так много варваров, и, кажется, все они собрались здесь в эту ночь.

— Но где же остальные мужчины? Почему они не сражаются с ними?

— Мужчины, — Коннот фыркнул. — В Корорареке нет мужчин, Мэри. Одна рыбная наживка! Они были горазды убивать китов, а как сражаться, так у них оказалась кишка тонка. Некоторые охраняют свои дома, те, кто не слишком пьян для этого.

— Ну-ка, дай мне посмотреть, — она отняла ткань от лица Флинна и велела ему наклониться вперед. Кровотечение почти прекратилось.

Коннот говорил без перерыва.

— Несколько парней с американского корабля пытались было сражаться, но когда они увидели маори, бегущих на них и махающих кровавыми дубинками, вращая глазами и высовывая языки, большинство из них разбежалось. Вместо сражения все побежали в лес, как перепуганные кролики, позволяя маори красть их имущество и поджигать их дома.

— Но это их не спасет, — сказала она ему. — Местные будут охотиться на них.

— Может и нет, Мэри. Я видел, что они не обращают внимания на горожан, пробегая мимо них и направляясь вместо этого в магазины и пивные. Кажется, они больше настроены грабить, чем убивать. Они, конечно, прирежут тебя, если ты встанешь у них на пути, но если ты пойдешь своей дорогой, они побегут своей. Возможно они и шли сюда, планируя убивать каждого, но я думаю, что их планы изменились. Я думаю, что те, кто пришли последними, опасаются, что пришедшие первыми заберут все ценное раньше них.

Удовлетворенный виденным снаружи, он взял ее руку.

— Пойдем. Китобойные суда ждут у пристани. Там легко защищаться. Мы выйдем в море, а там и ты, и малыши будут в безопасности.

Она помогла Сэлли слезть с кровати. Флинну не требовалось брать ее за руку, он держался поближе к Конноту. Она остановилась, чтобы в последний раз взглянуть на дом, но Коннот уже подталкивал ее к разбитому дверному проему.

— Нет времени, Мэри. Оставь все. Возможно, они минуют это маленькое строение, и ты сможешь вернуться за своими вещами, когда все уже будет кончено.

— Нет, — сказала она вдруг с неожиданной решимостью, — я никогда больше не вернусь в этот дом. Я уже давно должна была оставить его.

Маленькая ручка Сэлли лежала в ее правой руке, левой она взяла за руку Флинна и, глядя в его серьезные голубые глаза, она наклонилась к нему.

38
{"b":"9060","o":1}