ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь местные маори уже лучше знали Коффина, и заключать сделки стало легче. Он привез с собой Сэмюэла наблюдать и хозяйствовать за него. Старик был не очень крепким, но обладал острым умом и вполне справился с порученными обязанностями. Коффин знал, что благодаря Сэмюэлю местные не обманут его, хотя и были готовы к этому в любую минуту. Таков бизнес.

Операция по покупке земли прошла даже проще, чем он ожидал. В этой части Северного Острова жило всего несколько пакеа, поэтому маори имели много земли на продажу. Холмы Коффин посчитал не очень пригодными для устройства фермы. Они принадлежали племени, но те отдали участок ему.

Партнеры скрепили сделку, выкурив по трубке из полированного дерева. По качеству табак оказался таким же, как импортируемый из Америки.

Глава 11

Роза Халл остановилась на полпути в холл. Ее отец опять напился. Она знала это наверняка, даже не видя его. Ей не требовалось смотреть. Было достаточно услышать грохот падающих вещей, бессвязную, нечленораздельную речь и некоторые слова, которые он использовал только, когда терял контроль над собой.

Если девочка не станет соблюдать осторожность, отец увидит ее, и убежать из дома не удастся. Миссис Пертви, ее гувернантка, спала неподалеку от балкона на втором этаже, поэтому Роза не могла воспользоваться тем выходом. Окна первого этажа были всегда заперты от возможных воров. Единственной дверью, которую девочка могла открыть, была парадная. Чтобы добраться до нее, нужно было пройти через холл, откуда вела дверь в гостиную. Именно в ней находился отец, швыряющий вещи и выкрикивающий грязные слова.

Существовало только одно, что делало отца Розы хуже, чем вдребезги пьяного, но только для тех, кто видел его напившимся. С друзьями он употреблял спиртные напитки свободно, но осмотрительно. О том, что он напивается дома до потери сознания, знали только дочь и прислуга. Халла не волновали сплетни. Те же никогда не соблазнялись испытать характер хозяина, шепчась о его слабостях.

Роза прижалась спиной к стене и ждала. Ей захотелось вернуться обратно к себе в комнату и лечь в постель, но только на секунду. Она не хотела спать и окончательно решила выбраться ночью из дома. Джоби и Эдвард должны ждать ее. Девочка знала, что вечно ждать они не станут.

Джоби был сыном вязальщика сетей, а Эдвард его лучшим другом. Никто не знал, кто у Эдварда родители, но мальчик всегда неплохо одевался и имел в карманах несколько монет. Он отказывался показать Джоби и Розе свой дом. Девочка подозревала, что у него просто нет дома, но ни она, ни Джоби никогда не настаивали.

Роза была одета в мальчишескую одежду, которую так любил ее отец и которая соответствовала ее целям. Девочка не вызывала подозрений, когда бегала с друзьями по гавани. Тяжелая кепка надвигалась на самый лоб. Роза чувствовала себя в полной безопасности. На улице было сыро и ходило много разговоров о надвигающемся дожде. Такая мерзкая погода в Окленде была характерной для этого времени года. Не лучшие условия для ночной прогулки одиннадцатилетней девочки.

Розу несколько раз ловили, но она стала только решительнее в стремлении убежать. Миссис Пертви читала ей нотации об опасностях, которые подстерегали девочку. Любой мужчина мог поймать ее, отвести в полицию или того хуже. Гувернантка особое внимание уделяла «другим мужчинам», не обычным, как они людям, белым христианам, а китайцам и малайцам, превратившим Окленд неизвестно во что. Они больше всего любили, убеждала подопечную миссис Пертви, поймать симпатичную маленькую девочку-колонистку и продать ее в рабство в какой-нибудь ужасный гарем султана.

Роза очень быстро поняла, что миссис Пертви получает удовольствие от своих уроков. В результате девочка перестала относиться к ее нотациям серьезно.

Она знала, как убежать, куда спрятаться. В такой одежде и в надвинутой на лоб кепке ее никто не мог отличить от мальчика. Обнаружив, что Роза девочка, Джоби и Эдвард разозлились, но вскоре приняли ее в свою компанию, когда узнали, какая она смелая и отчаянная. Розу не интересовали девчачьи глупости, с которыми приставала к ней миссис Пертви. Насколько увлекательнее пробраться в портовый кабачок послушать рассказы о пиратах и охоте на китов! Гувернантка пожаловалась Тобиасу Халлу.

— Позволяете дочери бегать куда она хочет. Если ее убьют, это будет ее собственная вина.

Впоследствии миссис Пертви больше никогда не повторяла этого.

Отец вообще не обращал на Розу внимания, кроме тех моментов, когда она кричала, если он бил ее. Тогда миссис Пертви и остальная прислуга разбегались по своим комнатам, запирали двери и не выходили, пока рыдания не стихали. Девочка винила их. Все они боялись ее отца.

Миссис Пертви, по крайней мере, соблюдала нейтралитет, не вставая ни на сторону Тобиаса Халла, ни на сторону оскорбленной дочери. Ее работой было учить, давать наставления. Она выполняла свои обязанности и не более того. Роза считала, что гувернантка не любила ее. Она не понимала, что сердце миссис Пертви очень часто дрожало за подопечную, но женщина боялась проявлять какие-либо эмоции, которые могли помешать работе. Они могли бы побудить ее однажды заступиться за девочку, а это могло стоить ей места. Но Роза еще не приобрела достаточно мудрости, чтобы понять это, и видела перед собой только холодную женщину, пристававшую каждый день со своими уроками.

Девочка продолжала прислушиваться, неподвижно стоя на мягком ковре, проделавшим путь сюда прямо из Персии и доставшимся ее отцу очень дешево. Дом выглядел безупречным. Не потому что Халл был очень привередливым человеком, а потому что имел возможность поддерживать порядок, поражавший его случайных гостей. Каждое утро группа маори и колонистов появлялись, словно по мановению волшебной палочки, чтобы подмести, вытереть, отполировать похожее на просторную пещеру помещение, исчезнуть ко времени ланча, а завтра с точностью часов возникнуть в доме снова.

Кроме миссис Пертви у Халла работала представительная кухарка мисс Турнье. Она имела свою комнату и очень часто разговаривала сама с собой. Хозяин находил это странным, но особенно нервничала правильная миссис Пертви, Роза же оставалась к привычке кухарке совершенно равнодушной.

Левая нога девочке зачесалась, и она потерла ее правой. Нужно бежать как можно скорее. Джоби и Эдвард скоро устанут и уйдут без нее, вполне естественно предположив, что третий член их компании не смог сегодня получить свободу.

У шестого причала пришвартовался новый корабль, заполненный грузом из обеих Америк. Даже не стоило говорить, что в нем может оказаться и какие истории станут рассказывать моряки. Приключение! Этого так не хватало в смешной и скучной жизни сверстниц Розы. Девочек ее возраста, казалось, одолевала мания шитья, кулинарии, воздушных платьев и украшений. Они только начинали обращать внимание на старших мальчиков, хихикали и шепотом обсуждали, какой из них самый симпатичный, самый сильный или самый воспитанный.

Роза ничем подобным не интересовалась. У нее уже были два приятеля: Джоби и Эдвард. Друзья, которые относились к ней как к равной. Она доказала свою ценность во многих приключениях, и мальчики давно перестали обсуждать, брать ли ее на самые рискованные операции. Иногда они даже прислушивались к ее мнению, понимая, что есть области, в которых она мудрее их. Ни тот, ни другой еще не были достаточно взрослыми, чтобы принимать указания девочки.

Отец Розы перестал кричать и теперь заплакал. Хороший знак. Обычно после слез он отключался. Девочка посмотрела на большие часы в дальнем конце холла. Время еще есть. Нужно ждать.

Из гостиной доносилось бормотание. Единственным другим звуком в доме было тиканье дедушкиных часов. Миссис Пертви, вероятно, скрывалась в своей комнате, делая вид, что ничего не слышит. Мисс Турнье, очевидно, что-нибудь бормотала во сне.

— Флора, — простонал отец. Роза знала, что так звали ее мать, женщину, которая умерла при ее рождении. Еще она знала, что отец обвинял ее в смерти своей жены. Это всегда казалось девочке странным, поскольку ее тогда даже почти не существовало. Как она могла что-то сделать? Роза жалела, что ее мать умерла, не меньше отца. Все другие дети имели и отца и мать. Мать одной девочки ее возраста, Клары Филлинг, умерла, когда дочери было шесть лет, но девочка знала ее ласку по крайней мере несколько лет. Она знала, что это такое, у нее остались добрые воспоминания.

48
{"b":"9060","o":1}