ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Для ферм да, но не для овец. Видите, здесь речка. И здесь, — Халл встал сбоку от губернатора, в то время как остальные сгрудились около стола, полностью загородив его.

Глава 4

Самнер застыл с поднятым топором, когда Гоулд появился перед ним.

— Простите, сэр. Кое-какое дело. Самнер осторожно опустил топор, осмотрел только на четверть срубленное дерево, затем посмотрел на свои руки.

— В чем дело?

— Даже не знаю, как сказать вам, сэр. Там к вам маори пришел.

— Маори? — Самнер стер тыльной стороной ладони пот со лба и потянулся к топору. — Чего он хочет? Ты или кто-нибудь другой можете разобраться с ним сами? Что с Филдстоном?

— Мы пытались, мистер Самнер, сэр. Он настаивает на встрече с владельцем.

Самнер вонзил топор в бревно, повернулся к лесу и закричал:

— Харкин! Пусть люди работают. Мне нужно поговорить с каким-то маори!

Ответ мастера послышался слабо, но разборчиво, хоть его перебивали звуки топоров, рубящих деревья.

Разрастающиеся города Окленд и Веллингтон требовали много строительного материала. Самнер и ему подобные были готовы обеспечить им горожан. Хозяин вырубки грустно покачал головой и последовал за Гоулдом вниз по склону к возводящемуся зданию лесопилки и маленьким домам. Не для Самнера и не для прислуги. Он любил, чтобы у него были грязные руки, любил запах свежих стружек и опилок. Едва ли удавалось порубить без перерыва один час. Обязательно какой-нибудь глупый местный приходил мешать ему.

— Никто не догадался спросить у этого нищего, что за необходимость тревожить меня? — Самнер и не пытался скрыть нетерпение и недовольство.

— Нет, сэр, — Гоулд, казалось, сам не верил в происходящее. — Этот парень стоит у ворот и требует — требует, понимаете, а не просит — позвать ему старшего. Я говорю, это невозможно, и спрашиваю, с кем он хочет поговорить вместо босса. Со мной, например. Парень смотрит на меня и качает головой. Он назвал вас по имени, мистер Самнер, сэр, поэтому я не мог сказать, будто я это вы. Похоже, парень хорошо знаком с нашими делами.

— Мы никогда не делали из этого секрета, Джек. Проклятые маори! Было бы лучше для всех, если бы Браун прислал сюда людей выгнать дикарей прочь, — Самнер и Гоулд вошли на огороженную территорию и направились к воротам. — Ладно! Скоро мы здесь окончательно обоснуемся и выгоним этих ребят.

Поскольку никто не впустил маори внутрь, он терпеливо ждал у ворот. Если это и оскорбило местного жителя, то он не подал вида. Когда Самнер и Гоулд приблизились, парень повернулся к ним.

Свежая татуировка, заметил Самнер, изучая лицо маори. С тех пор как этот нелепый Потату объявил себя королем, наблюдалось явное оживление интереса к древним обычаям. Путь разрисуют себе все, только бы не лезли на лесопилку и не приставали к рабочим, подумал Самнер.

— Чего ты хочешь? — У него не было времени на формальное приветствие дикарей, которых он не очень-то жаловал.

— Меня зовут Александр Гибсон, — ответил маори. Самнер усмехнулся. Сзади послышался сдавленный смешок Гоулда.

— Гибсон, да? А похож на местного. Выражение лица гостя не изменилось.

— Мой отец был ирландцем.

Самнер кивнул. За последнее полвека случаи смешанных браков здесь участились. Черное мясо было не по вкусу Самнеру, но он знал несколько человек, менее привередливых. Определенно, женщины маори были желанны и довольно доступны.

— Это очень интересно, друг Гибсон, но я сейчас очень занят. Если тебе нужна работа, здесь есть много чего потаскать, — Самнер обвел площадку рукой. — Это Джек Гоулд, один из моих мастеров. Он может показать тебе, с чего начать. Мы всегда можем воспользоваться крепкой чужой спиной.

— Я здесь не для того, чтобы помогать вам вырубать лес, — мягко отозвался Гибсон без тени акцента. — Я пришел остановить вас.

Самнер несколько секунд разглядывал его, затем повернулся к Гоулду и усмехнулся.

— В самом деле? Тогда, мистер Гоулд, думаю, мы можем закончить сегодня работу пораньше. Нужно бросать пилы, топоры, закрывать лесопилку, собирать веши и возвращаться в Окленд.

— Что было бы хорошо, — спокойно заметил Гибсон.

— Здорово говорит для местного, верно? — произнес Гоулд.

— Понимаете, — продолжал маори, — это не ваша земля. Два белых мужчины обменялись взглядами. Самнер снова заговорил, но на этот раз медленно, словно обращаясь к ребенку:

— Может, хочешь взглянуть на акт? Знаешь, что такое акт?

— Знаю. Это бумага, которой вы воспользовались, чтобы обманом выгнать с этой земли племя. Я знаю, как вы подпоили вождя и подсунули ему для подписи бумагу.

— Я его не поил, — Самнер опять усмехнулся. — Он сам напился. Как я заметил, ваши ребята всегда готовы заглотнуть несколько пинт.

— Это земля была приобретена обманом. Она не ваша. Следовательно, вы должны собрать свои вещи и уйти.

— Кто это говорит? — воинственно спросил Самнер. Он считал, что напрасно тратит время на дерзкого дикаря.

— Я. Мой вождь сказал так.

— Скажи своему вождю, что он обыкновенный чан с дерьмом. Это говорю я, — Самнер повернулся к своему мастеру. — У меня больше нет времени на глупости.

— Земля должна быть возвращена.

— Конечно, мы вернем ее. Как только срубим все пригодные деревья. Это не займет больше одного-двух лет. Потом вы сможете вернуться. Видишь, я разумный человек.

— Нет, — Гибсон медленно покачал головой.

— Вы должны уйти сейчас.

— А если нет?

— устало спросил Самнер.

— Тогда вас выдворят силой. Мы выдворим.

— Вы? Ну, попробуйте, — он махнул рукой в сторону офиса.

— Хватит. У меня дела.

Самнер и Гоулд отвернулись от торжественного гостя и спокойно пошли к лесопилке.

— Думаете, он серьезно, сэр? — поинтересовался Гоулд.

— Нет, но вероятность всегда остается, Пусть Харкин выставит охрану. Не хочу, чтобы кто-то вился около меня, когда я сплю. Количество налетов в этом районе незначительно. Если пятьдесят или даже сто маори попытаются согнать нас с этой земли, пускай. Это будет значить, что мы просто повздорили в будущем с еще несколькими десятками маори.

Мастер понимающе кивнул.

Заглянув в офис, Самнер вернулся к дереву, которое рубил, но закончить работу не смог. Гоулд возвращался к своим людям, когда послышался первый выстрел. Оба мужчины обернулись и посмотрели в лес.

— Интересно, куда эти ребята палят? — громко пробормотал Самнер. — Может, маори все-таки решили причинить нам неприятности?

Гоулд слегка поежился. Одно дело было боссу говорить о стрельбе дикарей, находясь под укрытием деревянных заборов и стен, и совсем другое — встретиться с ними на открытом пространстве. Гоулд остановился рядом с Самнером.

— Может, нам лучше вернуться, сэр?

Самнер покачал головой.

— Испугался? Все кончится через несколько минут или две. Эти маори стреляют неплохо для дикарей, но не в состоянии опрокинуть строй вооруженных белых людей.

В тот момент, когда он умолк, из леса выскочила дюжина рабочих. Они мчались изо всех сил, разбрасывая в стороны топоры, пилы, цепи и все остальное, что являлось лишним грузом. Несколько человек упало, сильно ободравшись о жесткую землю. Они мгновенно вскочили на ноги и продолжили свой опрометчивый полет, не обращая внимания на царапины и синяки.

Самнер не реагировал, пока первый рабочий не пронесся мимо. Тогда он попытался поймать одного из группы оставшихся.

— Подожди… ты… стой. Стой, говорю!

Наконец Самнер обхватил одного человека руками и узнал в нем лесоруба Йоханссена. Огромный, крепкий, мощный парень. Его глаза были дикими, лицо измазано грязью и кровью. По всей скуле к подбородку тянулась глубокая рана. Там, где борода была сорвана, виднелась ободранная плоть.

— В чем дело, парень? Что случилось?

Йоханссен отрицательно отнесся к тому, что его остановили, и рвался дальше, оглядываясь на лес.

— Маори! Господи, мистер Самнер, пустите меня! Они всех убивают!

56
{"b":"9060","o":1}