ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вечером они разбили лагерь на южном берегу реки, слишком глубокой, чтобы перейти ее вброд. Хотя никто из экспедиции не был профессиональным военным, многие прослужили лет по двенадцать в различных европейских армиях перед тем, как эмигрировать в Новую Зеландию. Их опыт придавал экспедиции характер настоящей военной кампании.

Встав лагерем у реки, они защищали свой тыл. Телеги со снаряжением были поставлены вкруг, образовав своеобразный загон для лошадей и мулов. Ружья люди аккуратно сложили перед палатками. Пока усталые путники ставили палатки или доставали спальные мешки, был выставлен дозор для обнаружения лазутчиков маори.

В это время руководители экспедиции обсуждали предстоящие операции. Когда солнце село за поросший лесом горизонт, зажглись лампы.

Пети рисовал палочкой на гладкой земле.

— Деревня Авакерере лежит в трех днях езды отсюда. Местное племя симпатизирует королю, хотя вождь колеблется. Почти точно известно, что некоторые из жителей деревни участвовали в налете на поселение Самнера. Если нет, то они, по крайней мере, наблюдали за этим с одобрением. Мы должны надавить на них, чтобы они сказали, куда отправилась армия короля.

— А если они откажутся говорить? — спросил кто-то.

Пети встал.

— Мы должны убедить маори, что в их интересах быть с нами откровенными.

— Даже если они не участвовали в военных действиях, то оказывали всяческую поддержку, — Халл не улыбался.

— Если мы пригрозим сжечь их амбары и дома, думаю, дикари поделятся необходимой информацией.

— А если они все же заупрямятся, — вмешался в разговор майор Уильямсон, — есть другие способы разговорить их.

Уильямсон прослужил тридцать лет в войсках его величества. Его майорский чин можно было оспорить, но никто не сомневался в его знаниях военного дела. Несмотря на то, что Пети со своими людьми посматривали свысока на рядовых, опыт Уильямсона обеспечил ему должность боевого командира экспедиции. Его язык отличался прямотой, поведение естественностью, а отношение к войне нельзя было назвать интеллигентским и щепетильным.

Халл не принадлежал к командованию экспедиции, несмотря на богатство и положение в обществе, заслуженное в течении многих лет, но признавал, что люди типа Уильямсона приносили пользу. Сейчас настал именно такой момент. Кроме того, белые собирались вести войну не с настоящими людьми. Мирные жители будут неизбежно втянуты в конфликт. Но разве королевские племена не показывали много раз пренебрежение к правилам войны?

Пети со своими людьми могут оставаться в стороне, если хотят. Пока они колеблются, Халл, Уильямсон и остальные быстро положат конец мятежу да так, что ни один маори никогда больше не захочет поднять ружье или копье на английский закон.

Глава 5

Сон доставляет удовольствие, но не придает смелости, поэтому Халл вместе со своими младшими коллегами по походу испугались, проснувшись от выстрелов. Солнце едва выглянуло из-за горизонта, когда он выбрался из палатки, воюя со своими брюками. Мимо пронесся возбужденный часовой.

— Маори! Целая армия!

— Спокойно, парень. Где? — взглянув мимо часового, Халл увидел бегающих взад-вперед испуганных людей, заряжающих ружья и размахивающих саблями. Уильямсон и его подчиненные орали и ругались.

Часовой повернулся и, не в силах говорить от волнения, указал куда-то рукой.

— Вниз по реке, мистер Халл, сэр. Подобрались ко мне и Мэтью. Мы с ним работали на лесопилке…

— Меня не интересуют подробности твоей жизни. Что случилось?

— Они хотели застать нас врасплох, но Мэтью их заметил. В нас начали стрелять. Маори промахнулись. Мы увидели, что их намного больше чем нас и побежали к остальным ребятам, — часовой глубоко вздохнул и оскалился под шляпой с широкими полями.

— До того, как они побегут отсюда, мы сотрем их в порошок и выгоним с этой земли. Халл проверил свои пистолеты. — Сколько их?

— Трудно сказать, сэр. У нас не было времени считать. Сотня, может две. Точно королевские племена!

— Надеюсь, ты прав, парень. Если это так, мы заманим их в ловушку и отплатим за все сполна.

Мужчины взглянули на реку и услышали отдаленную пальбу, словно стреляли из игрушечных ружей. /

— Похоже, майор Уильямсон уже добрался до них. Я слышал, офицер собирался поставить две линии людей на возвышенности, чтобы мы могли прижать негодяев к реке.

Но Халл уже мчался на звуки боя.

Мэлл Косгров присоединился к нему с волнением на гладкощеком лице. Он владел несколькими крупными лавками, редко испытывал физические нагрузки, но сейчас решил проявить мужество.

— Вы слышали?

— Что?

Приблизившись к полю боя, они услышали, что стрельба усилилась.

— Они хотели застать нас врасплох, пробравшись вверх по реке, надеялись, что шум воды заглушит звуки их шагов, но наши люди увидели их. Уильямсон говорит, если мы сможем задержать противника здесь, он пошлет сотню людей в обход. Если маори попытаются отступить, мы их добьем, а если зацепятся за землю, столкнем в реку.

План Халла понравился. Просто и разумно. Теперь они подошли достаточно близко к полю боя, чтобы ощутить запах крови и пыли. Впереди мелькало множество людей, и Халл узнал много знакомых лиц. Уильямсон со своими офицерами двигался вдоль рядов солдат, пытаясь организовать их.

— Где они?

Уильямсон остановился, чтобы огрызнуться, но увидел спросившего и указал рукой.

— Там за рекой. Пытались пару раз прорваться, но ребята отбросили их назад. Меня беспокоит только одно. Они могут увидеть наше подкрепление и решить нанести удар по нему до того, как мы полностью их отрежем.

Халл понимающе кивнул. За грохотом ружей и пистолетов он едва разобрал слова Уильямсона. Густой дым начал заволакивать реку и прибрежные кусты.

Когда стрельба немного стихла, Халл приблизился к Уильямсону.

— Каковы наши перспективы?

— Перспективы, сэр? — старый солдат выглядел собранным и уверенным. — Мое мнение, мистер Халл, что мы разгоним этих негодяев до ужина.

Кивнув, Халл попытался найти место, откуда было бы удобно наблюдать за битвой. Это оказалось простым делом. Маори пытались проникнуть в лагерь, обойдя выгодные позиции выставленных Уильямсоном часовых. Теперь атакующие обнаружили, что оказались затруднительном положении. Если цепляться за землю чуть дольше, фланговые войска могли обойти их и отрезать полностью. Это означало конец по крайней мере для нескольких преступных маори. Уничтожение пары-другой дюжин послужило бы хорошим уроком для остальных, когда весть об этом разнеслась бы по округе. Тогда дикари стали бы крепко задумываться перед тем, как нападать на беззащитные поселения и фермы. Тем, кому повезет, могли рассеяться по окрестностям. В общем, война могла закончиться прямо сейчас и здесь, именно в этом месте.

Уильямсон стал прибегать к лести, угрозам и наконец смог выстроить свои недисциплинированные войска в две боевые линии. Они получились неровными и некрасивыми, но держались.

— Готовы? Огонь! — услышал Халл команду, и передняя линия начала палить. Когда они отступили, чтобы перезарядить ружья, вторая линия сделала шагов двенадцать вперед. Уильямсон приказал им остановиться и стрелять. Первая линия опять появилась за второй. Халл поспешил присоединиться к майору с пистолетом в одной руке и саблей в другой.

— Одну секунду, мистер Уильямсон. Старый солдат резко обернулся.

— Что значит одну секунду, сэр? Кто здесь командует?

— Вы, майор, но я, считаясь с вашим мнением, думаю, вы согласитесь, что лучше не тратить лишние пули и порох. В кого стреляют ваши люди?

Уильямсон начал что-то говорить, заколебался, затем повернулся и поспешил к зарослям на берегу реки. Оттуда, где предположительно был зажат противник, ответная стрельбы давно прекратилась. Лица людей, ждущих приказа к очередному залпу, повернулись к начальству. Отдельные выстрелы слышались только от разрозненных крошечных групп участников похода, которых не организовали и которыми не управляли.

58
{"b":"9060","o":1}