ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но большинство будет только радо померяться силами с лучшими войсками, какие они могли только мечтать встретить. Коффин не решался высказать эту мысль, поскольку даже не мог себе представить реакцию Гоулда. Напротив, Коффин утешал себя надеждой, что полковник был прав.

Когда встреча закончилась и офицеры возвращались в свои палатки, обсуждая детали предстоящей атаки, Коффин нашел место, с которого ему хорошо был виден дым, поднимавшейся из па от готовящейся там еды. Он очень скучал по Холли. Чем старше он становился, тем острее он чувствовал, как она ему необходима. Она была для него символом надежды, утешением, единственным человеком, который мог поддержать его, когда ему было тяжело. Хотя это сознание и радовало его, но одновременно и беспокоило. Он никогда не думал, что так привяжется к женщине. Но так случилось, и это была правда. Я привязался к дому, меня приручили, внезапно понял он. Приручили как собаку или попугая. Я, Роберт Коффин, человек, которого боятся и уважают! Я стал главой семьи.

А почему бы и нет? — возразил он сам себе. Почему бы не возвратиться домой, расслабиться и наслаждаться плодами своих трудов? Он представлял свою тихую спокойную жизнь без хлопот, вместе с любимой женщиной.

Конечно, никто не может расслабиться до конца кампании. Если Гоулд был прав, то все кончится завтра.

На следующее утро над ними нависли тяжелые тучи, которые даже решительно настроенного полковника заставили отложить штурм. Всю ночь лил дождь, и под ногами солдат хлюпал толстый слой грязи. Если принять во внимание увеличившуюся в связи с этим сложность перезаряжания мушкетов и пистолетов, стоило отбросить саму мысль о быстром сконцентрированном штурме деревни на вершине холма. Тем временем маори могли ждать и оставаться сухими до тех пор, пока не пришло бы время открыть огонь по наступающим.

Гоулд был нетерпелив, но он не был дураком. Они ждали целое утро, пока не исчез туман, поднимавшийся с земли, и потом еще целый час, пока солнце высушивало лужи и грязь. Только после этого была дана команда начинать наступление.

Находясь во главе отряда милиции, Коффин вынужден был признать, что это было очень впечатляющее зрелище. Ничего подобного раньше Новая Зеландия не видела. На шлемах ярко отражалось солнце, пряжки и пуговицы весело поблескивали, солдаты в яркой форме бодро следовали за своими офицерами по сухой лощине, а потом по склону холма. Громко пел горн и грохотала барабанная дробь; последняя напоминала Коффину хор поющих в деревьях кизов. На легком ветру над всей процессией развивался «Юнион Джек».

Коффин перевел взгляд на деревню Вирема Кинги. Дым от обеденных костров все еще вился в небо, но нигде не было видно защитников укреплений. Почему они не забрались на стену? Или они боялись попасть под меткие выстрелы британской армии, или Гоулд был прав и они действительно спрятались внутри, испугавшись атакующих. Ему очень хотелось верить в этот ход событий, но он не мог. Это не было похоже на маори. Но правда, маори никогда прежде не встречались с такими опытными, дисциплинированными отрядами, как полк Гоулда. Раньше они имели дело с плохо организованными фермерами, владельцами магазинов. Если весь этот блеск и сияние, звук горна и дробь барабана впечатляли Коффина, то какое же впечатление произвело все это на туземцев?

Фанфары замолчали, и все услышали голос капитана Стоука, пронзивший утреннюю тишину. Как единый механизм, первая линия отряда опустилась на одно колено и подняло оружие. Земля вздрогнула, когда они выстрелили из нескольких сотен мушкетов одновременно.

Дым заволок первые ряды, вскоре он рассеялся и вторая линия выпустила огонь. Гром во второй раз потряс окрестности, и новые клубы дыма поднялись в воздух. Однако маори не отвечали!

Всадник подъехал поприветствовать Коффина: это был Ангус Мак-Кейд, который на минутку оставил свой отряд. Оба смотрели на безмолвную окрестность па.

— Что там может происходить, Роберт? Почему они медлят?

— Вероятнее всего они обсуждают какой вариант предпочтительнее, или выжидают, пока люди Гоулда подойдут ближе. — Он покачал головой. — Если они позволят солдатам Стоука приблизиться слишком близко к стене, они не смогут отбить их атаку и отбросить назад.

— Это будет означать, что сражение выиграно. Коффин кивнул.

— Я не понимаю, Ангус. Я знаю маори, которые умеют стрелять так же хорошо как любой европеец.

— Может, никто из них не примкнул к Кинги. Первая линия регулярных войск продолжала наступление. Они остановились только раз, чтобы примкнуть штыки. Возможно, массированный огонь отбросил защитников маори от стены. Если это так, то жестокое сражение начнется, как только солдаты пройдут через главные ворота. Но Коффин знал, что большие отряды в боевой готовности ждали с другой стороны па сигнала, чтобы отрезать любое отступление, которое люди Кинги могли предпринять.

Горнисты протрубили команду, и солдаты с криками и улюлюканьем бросились к воротам. Они растянулись по всей стене просовывая свои мушкеты в бойницы, вырубленные в стене. Другие принесли лестницы и начали вскарабкиваться наверх, в то время как их товарищи прикрывали подъем. Винтовки были перевешены через плечо, они поднимались с обнаженными шпагами и пистолетами наготове.

Дым от мушкетов еще не рассеялся и не давал ясно видеть поле битвы, то усиливаясь, то почти пропадая от беспорядочных выстрелов.

— Ты видишь что-нибудь, Роберт?

— Нет. Как бы я хотел, чтобы сейчас со мной была моя старая подзорная капитанская труба. В спешке, с которой мы собирались, я забыл взять ее.

— Нет, смотри! — Мак-Кейд с трудом сдерживал возбуждение в своем голосе. — Там уже флаг, на стене.

Милиция и волонтеры тоже увидели флаг, и радостный крик вырвался из груди так долго ждавших людей.

— Наш огонь, должно быть, отбросил их назад к главным строениям, — высказал свое предположение Мак-Кейд. — Поскольку мы захватили ворота, у них не осталось другого выбора, как только сдаться.

— Интересно.

Штурм прошел как задание из учебника: слишком гладко, слишком легко. Это было больше похоже на парад, а не на сражение. Хотя над деревней развивался «Юнион Джек», явное свидетельство их победы. Несколько минут спустя он был заменен на сигнальные флаги, когда отряды, находящиеся внутри, смогли переговариваться со своими командирами. Коффин посмотрел налево и увидел Гоулда и его свиту, направляющихся вверх по дороге, ведущей к главным воротам.

Коффин и Мак-Кейд с нетерпением наблюдали, как исчезло последнее облако дыма. Они ожидали увидеть хотя бы несколько мертвых тел у стен деревни. Но к их удивлению, трупов не было.

— Что-то здесь не так, — пробормотал Коффин, чувствуя внутреннее беспокойство. Он повернулся к Роллинсу, молодому банкиру, который был его заместителем.

— Держите людей наготове, Вилл. Мы пойдем посмотрим, что там происходит.

— Есть, сер.

— Пошли, Ангус.

Вместе они отправились к па, вслед за Гоулдом. Па было захвачено, в этом не было никаких сомнений. Но деревня была пуста. В ней не было ни одного человека. Коффин увидел Гоулда и его офицеров, Стоук тоже был среди них, осматривающих ряд амбаров маори. Глаза, вырезанные из яркого камня, смотрели на них с вырезанных на крышах идолов.

Маори нище не было видно.

Коффину послышался какой-то звук, он отвел Мак-Кейда в сторону и спросил.

— Ты слышишь это, Ангус?

— Я думаю… Хотя подожди, да. Там что-то есть. Они забрались на одну из лестниц у стены. С этой высоты можно было разглядеть все поле битвы. Налево ждало подкрепление, которое не понадобилось. Далеко справа можно было увидеть отряды, защищающие поток реки.

Теперь они хорошо услышали этот звук, хотя он уже начал угасать. Это был смех.

— Черт их возьми! — Мак-Кейд был весь белый от бессильной злобы. Когда он заметил, что Коффин с трудом старался подавить свой собственный смех, глаза его расширились от удивления: — Роберт! Ты можешь смеяться вместе с ними?

— Извини, Ангус. Это просто, ну… посмотри, что они сделали. Они оставили несколько воинов в деревне, ровно столько, чтобы заставить нас поверить, что па защищается, конца мы появились здесь. Они сделали несколько выстрелов для убедительности, а все остальное время поддерживали огонь в кострах, дым от которого мы видели. Трудно, даже сказать, когда в последний раз нога Кинги ступала здесь.

63
{"b":"9060","o":1}