ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако, в ходе разговора стало ясно, что насладиться теплом и уютом этих отдельных островков придется еще не скоро.

Тихий голос Маркера заставил всех повернуться к нему.

— Джентльмены, готовьте ваши войска. В течение часа мы Должны начать полномасштабное наступление на па.

Они встретили это заявление потрясенным молчание.

— В течение часа? — воскликнул, наконец, один из офицеров регулярных частей.

— Но, сэр, — поспешил запротестовать один из лейтенантов, — некоторые из моих людей уже устроились на ночь. Скоро стемнеет так, что и носа не будет видно. Даже, если будет светить луна, вам не разглядеть и собственной руки в такой ливень.

— Вот именно, лейтенант Кинли. Подумайте сами: по мере того, как война продолжается, маори становятся все более искусными стрелками. Мы не можем заминировать ограды, и я не могу позволить, чтобы мои люди вели наступление на столь прочную и хорошо обороняемую крепость, тем более по открытой местности. Таким образом, мы должны найти какой-то способ найти недостатки в столь выгодной оборонительной позиции, что занял Руи. Он предпочел остановиться именно здесь, потому что с обратной стороны па неприступна. Но, поскольку он не может отступить, нам предоставляется возможность начать атаку с нескольких сторон одновременно. Маори некуда отступать, и именно поэтому они будут сейчас сражаться более решительно, чем когда-либо. Однако в темноте они не смогут вести прицельный огонь.

— Так же, как не сможем и мы, — без всякой необходимости подчеркнул кто-то.

— Совершенно верно. Но, как только мы овладеем стеной, преимущество будет на нашей стороне. Мы поведем атаку в несколько колонн с интервалом в несколько минут. Если нам повезет, маори смогут предположить, что все наши силы сконцентрированы на направлении главного удара. Они ответят нам, нарушая, таким образом, сбалансированность своей обороны. Под прикрытием дождя и темноты одна или обе колонны смогут взобраться на стену и проникнуть в деревню раньше, чем противник успеет понять, что же происходит. Я хочу, чтобы каждый солдат нес водонепроницаемый сосуд с горячими углями, которыми мы подожжем строения маори. От этого произойдет суматоха и замешательство, паника среди жителей деревни, а нам это даст свет, при котором мы сможем вести огонь;

— Но ничто не сможет долго гореть под таким дождем, — возразил Халл.

— Длительные пожары нам и не нужны. Наша цель — уничтожить воинов Руи, а не сжечь их дома. В любом случае, мы не заинтересованы в затяжной битве, не так ли, джентльмены?

— Так, — прозвучал в палатке ответ офицеров.

— Все должны стараться и двигаться как можно тише. Проинструктируйте людей — пусть завернут оружие, чтобы порох оставался сухим, пока перед ними не появится цель. На первом этапе сражение должно вестись исключительно саблями и штыками.

Он тонко улыбнулся.

— Маори не будут ожидать атаки в тишине. В прошлом мы всегда наступали под грохот пушек. В панике, которая, я надеюсь, начнется в крепости, их первой естественной реакцией будет схватиться за оружие, и в результате они промочат свой порох под дождем, а вот наше оружие будет сухим и готовым к бою.

— Прошу прощения, капитан, но я не знаю, возможно ли вообще заставить маори запаниковать, — задумчиво проговорил Халл.

Молодой капитан не уступал.

— Все когда-нибудь приходится делать в первый раз, мистер Халл. Маори — закаленные бойцы, но ведь и они тоже люди.

— Очень хорошо, сэр. Тогда, за исключением этого, я думаю, что план весьма хороший. — Быстрый взгляд, брошенный Халлом на своих товарищей-ополченцев, показал ему, что и они тоже согласны. — В любом случае всегда стоит попробовать что-нибудь новое.

— Но это — нарушение стратегии, — запротестовал лейтенант Кинли.

— Я не забыл об этом, лейтенант, — Маркер был непреклонен. — И это — не Сандринхэм. Единственное, о чем я сейчас волнуюсь — это о том, как выиграть сражение, понеся возможно меньшие потери.

В палатке наступило молчание. Два младших офицера нерешительно переглядывались, но никто из них ничего не сказал. Маркер терпеливо ждал, предоставляя каждому последний шанс. Когда же им никто не воспользовался, он отдал приказ:

— Тогда давайте приступим. Мы начнем наступление, как только все в частях будет готово, и, ради всего святого — постарайтесь, чтобы сейчас солдаты поменьше ворчали. Я знаю, что заставить их совсем замолчать будет невозможно в таких условиях.

Двое старших лейтенантов рассмеялись при этих его словах.

— У маори было достаточно времени, и они смогли наблюдать, как мы располагаемся, готовясь к вечеру. Именно для того, чтобы сохранить эту иллюзию, я и держал от вас в тайне мои намерения. Эффект внезапности может быть полным, хотя я и не рассчитываю на это.

— Милиция будет готова, капитан. Люди, конечно, будут ворчать больше обычного, но к сроку они будут готовы.

Чем больше Халл думал об этом плане, тем в большее возбуждение он приходил. Маркер прав. Если они смогут отвлечь внимание большей части защитников крепости в то время, как другая колонна переберется через стену и окажется внутри самой па, это сможет стать началом конца воинов Руи. Как только они окажутся внутри крепости, никакая сила на земле не поможет кингитам выбить их оттуда.

С другой стороны, если атака не будет хотя бы частично внезапной, если выяснится, что маори будут поджидать их появления в полной готовности, кингиты без труда перебьют солдат, когда они попытаются перебраться через ограду, поскольку идущие за ними следом не смогут прикрывать их огнем в сплошной пелене дождя. Все сейчас зависело от внезапности и скорости, а британская армия не отличалась такими качествами. Но в распоряжении Маркера было достаточно опытных бойцов, чтобы начать наступление с большими шансами на успех, и бойцы эти не думали о том, как соблюдать правила или выглядеть повнушительнее на поле боя.

Выходя из палатки, он прищурился, глядя на небо, а затем раскрыл свой зонтик и поспешил передавать новости в свою часть.

Глава 6

Облака, покрывавшие небо, заслоняли полную луну. Если бы только ливень прекратился, несомненно, маори смогли бы рассмотреть три колонны пакеа, что начали медленно приближаться к па. Тогда план Маркера дорого бы обошелся им. Халл знал, что план этот опасен. Опасен и дерзок. Но сейчас он поддерживал его так же сильно, как и в тот момент, когда капитан еще только изложил его. Тот, кто не желает рисковать, неминуемо терпит поражение, будь это на войне или в коммерции.

Все его первоначальные опасения исчезли, пока солдаты молча взбирались по пологому склону в направлении хорошо укрепленной па. Как бы там ни было, ливень только усиливался, а небо потемнело еще больше. Странно было видеть, как закаленные в сражениях бойцы улыбаются, видя, что погода становится все хуже и хуже, но в эту ночь все знали, что дождь и темнота стали их союзниками.

Ливень был на редкость методичным, и вода лилась отвесно. Ветра не было. Дождевые капли, ударявшиеся о землю, помогали заглушить шум приближающегося наступления. Халл видел, как седые, покрытые шрамами ветераны старались на цыпочках продвигаться в грязи, доходившей им до лодыжек. К счастью, та самая скала, что делала невозможным вырыть подкоп, теперь помогала им — глубина грязи не превышала пары дюймов. Движение их не замедлялось.

И регулярные войска, и милиция одинаково старательно прижимали мушкеты и пистолеты к телу. Каждое ружье было старательно завернуто в любые попавшие под руки тряпки: грязные носки, рубашки, запасные шинели, даже ночное белье. Что угодно, лишь бы защитить порох от влаги. А вот у маори не будет времени на подготовку. Они среагируют чисто инстинктивно, и скоро их оружие насквозь промокнет.

Халл пытался, но никак не мог разглядеть высокий вал перед оградой. Ему пришлось полностью довериться тем, кто шел впереди него. В этот момент кто-то позади него зацепил кого-то концом штурмовой лестницы, очевидно, споткнувшись. Быстрый обмен ругательствами и проклятиями был скоро прекращен после вмешательства других солдат. А в па еще царила тишина, и никто не откликнулся на шум. Солдаты облегченно вздохнули и продолжали путь.

79
{"b":"9060","o":1}