ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Коффин обнаружил, что у Голдмэна наблюдается настоящая страсть к точным наукам, в отличие от китобойного ремесла. Сам Коффин не мог заставить себя полюбить арифметику, как ни старался. Он не был тщеславен, поэтому с радостью подметил недостающее качество в обыкновенном бродяге, который шатался по Пляжу с мутными глазами. Коффин предложил Голдмэну должность клерка в своем заведении и тот с благодарностью принял предложение. За прошедшие с того лета два года Голдмэн ни разу не дал повода Коффину разочароваться в принятом решении.

Протерев свои громоздкие очки, клерк вышел из-за прилавка.

— Ну, как прошло ваше плавание на Южный Остров, сэр? — полюбопытствовал он и, не дожидаясь ответа, глянул себе через плечо и пронзительно крикнул:

— Камина!

Не прошло и пяти секунд, как из кладовки показалась миловидная девушка маори.

— Вернулся господин Коффин, — сказал клерк и оглянулся на своего босса. — Что будете кушать, сэр?

— Есть не хочу. Вот чайку бы, Элиас.

— Ты слышала, что сказал хозяин? — обратился к девушке Голдмэн. — Давай неси, хватит болтаться без дела.

Она кивнула и тут же исчезла за дверью. Голдмэн опустился на деревянный стул с высокой резной спинкой. Коффин сел напротив.

— Ну а теперь, сэр, — с нетерпением проговорил Голдмэн, — расскажите же, что вы привезли оттуда!

— Боюсь, ничего особенного, — ответил с легкой тенью улыбки Коффин. Голдмэн тут же сник, как подтаявший снеговик. Коффин не мог отказать себе в удовольствии немного подразнить своего помощника.

— Немного дерева, разве что…

— Каури? — воскликнул Голдмэн. — Сколько?

— Не знаю точно… — выдержав паузу, от которой Голдмэн весь изъерзался на своем стуле, Коффин равнодушно продолжал: — Слишком много, чтобы вести счет. Ты же знаешь, как я слаб в этих делах.

Голдмэн шумным протяжным вздохом выразил свою радость и облегчение. Коффин больше не мог сдерживать собственный восторг:

— Жаль, что тебя с нами не было, Элиас! На Южном Острове, слава богу, все еще такие заросли!.. Как виноградники во Франции — прибавляются год от года. А какое качество! Кроме того, у нас не было конкурентов. Мы пристали в том месте, где уже давно не видели наших кораблей. Местные аборигены навалили нам столько дерева, что по возвращении «Решительный» каждую секунду грозил зачерпнуть обеими бортами!

Больше того! Поскольку кораблей давно не было, бревна все эти месяцы сушились на солнце. Задубели так, что корабельные плотники теперь не нарадуются на них, вот увидишь! Во всем грузе нет ни одного зеленого деревца! Когда мы пристали к берегу, возле нашего причала шаталось с полдюжины подвыпивших моряков. Я думаю, слухи о прибывшем дереве уже разнеслись по всей гавани.

— Великолепно! Чудесно! — то и дело вскрикивал Голдмэн. Глаза у него вспыхивали, как у детей, когда им преподносят рождественские подарки. — Значит, я сейчас же побегу туда и начну сортировку. Хотите, чтобы дерево перевезли сначала на склад?

Коффин отрицательно покачал головой.

— Нет нужды, я полагаю. Приготовься продавать товар прямо с палубы. Путь кто-нибудь другой за нас корячится с этими бревнами. Ты их еще не видел! За это небольшое и нетрудное плавание мы оторвем неплохую прибыль, это я уже сейчас могу гарантировать. Как только мы все продадим и подлатаем корабль, я вновь подниму паруса и двинусь обратно за второй партией груза. Лучше снимать пенки сейчас, пока конкуренты не прознали о том месте, которое нам повезло отыскать. Я строго-настрого приказал своим матросам держать языки за зубами, но ты ведь знаешь… Стоит им посидеть несколько дней на Пляже и…

— Да.

— Кстати, давай рассказывай, как тут шли дела в мое отсутствие?

— Неплохо шли, что тут скажешь? Каждый китобой в Тихом океане знает наше заведение и рассказывает о нем другим. Приятно общаться с поставщиком, который тебя не обманывает. К тому же в Корорареке никто не тычет тебе в нос книжку с законами, как это происходит, скажем, в Сиднее. А в Новом Южном Уэльсе нет такой породы дерева, которая сравнилась бы с нашей каури! Нет там и такого первоклассного маорийского льна, без которого не обойдется ни одна оснастка. На этом мы и богатеем. Когда вы отплыли, у нас поднялся спрос на канаты. У всех поставщиков в городе, как назло, оказались очень малые запасы льна и пеньки. Цены росли, как на дрожжах и еще будут продолжать расти несколько дней. Я очень рад, что вам удалось вернуться пораньше. Вообще-то я могу торговаться с маори, но у меня худо обстоит дело с их языком… Что у вас кроме каури? Золото? Вечный вопрос!

— Господи, сколько можно говорить, что золота в Новой Зеландии нет! Элиас! У нас хороший груз продовольствия. Все самое свежее. Картофель, кумара, солонина. Таро еще есть.

Голдмэн скорчил гримасу.

— Таро, если уж честно, не пользуется большой популярностью у наших моряков…

— Правильно, но я взял таро, в сущности, почти задаром. А продать мы это сможем местным маори. В обмен на мясо, например. Ну как?

Клерк на несколько секунд задумался. Потом кивнул головой и проговорил:

— Хорошо, я об этом позабочусь.

— И еще одна штука, — проговорил Коффин и вытянул из кармана небольшой мешочек. Он встал со стула и жестом пригласил Голдмэна пройти вместе с ним к прилавку. Развязав шнурок, он высыпал на деревянную поверхность пару пригоршней красивых желто-оранжевых камешков… Только это были не камни. Они были мягкими и теплыми при прикосновении.

Голдмэн сразу узнал их. Он поочередно изучил на свет несколько самых крупных образцов. Внутри «камешков» навечно застыли пузырьки и частицы растительной ткани.

— Янтарь. Хорошего качества, это сразу видно. Для наших морячков это слишком красивые безделушки. Они даже не знают их настоящей цены.

— Они не знают, а вот их капитаны знают. Я в свой жизни достаточно видел янтаря и могу утверждать, что этот по качеству ничем не уступает тому, что подбирают на берегах Балтики. Если бы его было здесь много, мы смогли бы построить на этом очень неплохой бизнес. К сожалению, его запасы очень ограничены.

— Очень жаль, что это все, что может предложить Новая Зеландия в смысле драгоценностей.

— Погоди так уверенно утверждать! Кто знает? У маори есть раковина пауа, кости и «зеленый камень». Возможно, придет день, когда эта земля преподнесет нам настоящий сюрприз. Здесь еще ничего не исследовано, ничто не открыто. А вот и Камина с чаем!

Длинные черные волосы девушки колыхались на плечах блестящими роскошными волнами, когда она сервировала им столик.

— Очень рада видеть вас снова дома, господин Коффин, сэр, — проговорила она, скромно опустив глаза.

Коффин отметил про себя, что за время его отсутствия ее английский стал еще лучше.

— Спасибо тебе. Камина. Я тоже очень счастлив, что вернулся.

Она была пленницей. Вождь племени, которое поработило ее народ, рангатира по имени Варетотуа, обращался с ней очень плохо. Его ближайший дружок был законченным пьяницей и завсегдатаем наиболее затхлых кабаков Пляжа. Голдмэн сам видел, как он приводил туда бедняжку и измывался над нею при каждом удобном случае.

С разрешения Коффина Голдмэн выкупил ее у этих извергов и отправил на учебу в английскую миссию, которая располагалась на побережье. Через год она уже получила образование, вполне достаточное для того, чтобы работать в лавке у Коффина. Голдмэн стал потихоньку обучать ее основам арифметики. Она делала уборку, готовила чай, но было видно, что на этом ее способности далеко не исчерпываются.

Новые хозяева уже давно объявили ей о том, что она свободна и вольна идти жить, куда захочет. Но она решила остаться в «Доме Коффина». Она была очень трудолюбивой и оказалась хорошей помощницей для загруженного всевозможными делами Голдмэна. К тому же Камина обладала жаждой знаний, что очень ценили ее хозяева. Наконец, интерес Голдмэна к девушке в последнее время стал выходить за рамки интереса к смышленой помощнице. И, насколько Коффин мог заметить. Камина также видела в Голдмэне не просто своего господина, а нечто большее…

8
{"b":"9060","o":1}