ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, оказалось, что его гость совсем не похож на мелкого предпринимателя. Он был высок ростом, крепок в теле, с буйной шевелюрой темных волос. Больше смахивал на кузнеца. Он сидел молча, мрачно сдвинув брови, на лавке в кладовой. Когда Коффин вошел туда, посетитель листал какую-то книгу. Это удивило хозяина дома. Книга как-то не вязалась с внешним обликом гостя и окружающей обстановкой. Увидев Коффина, посетитель отложил книгу в сторону, не показывая ее названия.

— Роберт Коффин? — спросил он как-то неуверенно. Голос у него был сочный и густой.

— Он самый, — таким же голосом ответил Коффин.

— Я должен был сам догадаться, сэр, хотя мы с вами никогда прежде не встречались. Меня зовут Альфред Кобб. В последнее время я привык к обращению «сержант Кобб». — При этих словах гость слабо улыбнулся, словно извиняясь за что-то. — Я из ополчения Нью-Плимута.

Коффин кивнул. Он знал Нью-Плимут. Этот городок находился на западном побережье Северного Острова. Он был очень удален от Окленда, впрочем, как и другие местные поселения.

— Как разворачиваются события в вашем регионе?

— Нормально. Вы уже слышали о том, как наши схлестнулись с Александром Руи?

— Еще бы не слышал! Значит, вы были вместе с Маркером? Поздравляю. Вы снискали себе славу!

— Спасибо.

— В последнее время дела везде идут успешно. Мое подразделение тоже отличилось парура, но, конечно, не так, как полк Маркера, раздавивший гадюшник Руи. Чем могу служить, господин Кобб?

— Видите ли, сэр… — Пальцы гостя стали беспорядочно бегать по переплету книги. — Кажется, пора объяснить, с какой целью я, собственно, здесь появился. Я, знаете ли, в последнее время исполняю обязанности курьера. Просто хорошо знаю эту страну со всеми ее дорогами и поселениями. Без труда могу добраться в любое место. Поэтому разные командиры и предпочитают со мной посылать свои сообщения.

— Вам, наверное, долго пришлось пробираться из Нью-Плимута?

— Да, но у меня было много поручений, которые я должен был исполнить здесь. И вот пришел черед последнего из них. — Он кивнул на дом Коффина. — Ваш конюх сказал, что вы вот-вот прибудете, поэтому я решил дождаться именно вас и именно вам передать извещение-Выражение лица Коффина изменилось. Дело начинало принимать интересный оборот. Оборот, которого он никак не ждал.

— Какое извещение? И почему именно мне, а не жене? Его гость рыскал взглядом по всему помещению, но старательно избегал смотреть прямо Коффину в глаза. Он продолжал трепать в руках свою книгу.

— Господин Коффин, сэр, я не очень дипломатичен… э-э… Много раз пытался научиться этому, но так ничего и не вышло. Так что уж вы извините меня за прямоту… э-э…

— На что вы намекаете, друг мой? — раздраженно спросил Коффин.

Он вовсе не для того многие месяцы скучал по дому, вовсе не для того так спешил сюда, чтобы теперь тратить драгоценное время на невразумительность незнакомца, который все никак не может начать говорить о деле.

— Это связано с боем, в котором был уничтожен Руи, сэр.

— Мм… Значит, это хорошие новости, что бы это ни было. Все, что связано с гибелью этого недоноска, является для меня хорошей новостью. Бедняги маори! Они наконец-то избавились от него, хоть пока и не понимают всей меры своего счастья.

— Да, сэр. Каждый с вами согласится. Вы слышали о том, как была захвачена его последняя па?

— Только в общем плане. Я слышал, что в результате этой победы молодому капитану Маркеру было присвоено звание майора. Вот такие солдаты, я считаю, нам и нужны сейчас. А вовсе не те разукрашенные в пух и прах хлыщи, которые добывают себе продвижение по службе при помощи политических связей.

— Совершенно с вами согласен, сэр. Что вам сказать? Это был нелегкий бой. Все мы, кто был там, не верили в то, что Руи быстро сдастся. Он и не сдавался. Чем больше мы их теснили, тем ожесточеннее они дрались. А будучи загнанными в угол, и вовсе озверели. Мы все равно их победили, конечно. Только вот… — Кобб запнулся. Закрыв на секунду глаза, он собрался с духом и проговорил, выдыхая: — Боюсь, сэр, ваш сын после сражения числился в списках убитых. Такие вот дела…

На какое-то мгновение лицо Коффина онемело. Создавалось такое впечатление, что его мозг утерял возможность контролировать лицевые мышцы. Затем он все-таки попытался улыбнуться. Эта улыбка, правда, более походила на кривую гримасу.

— Кристофер?

Кобб медленно кивнул.

— Да, мне сказали, что его звали именно так, сэр. Кристофер Коффин. Ведь он был вашим сыном?

«Был вашим сыном. Был».

Почувствовав внутреннюю дрожь, Коффин бессильно привалился к краю большой раковины.

— Не может быть, — хрипло произнес он, судорожно вздохнул и уже более громко повторил: — Этого просто не может быть. Мой сын здесь, в Окленде. Он работает вместо меня, ведет дела. Он не солдат. Его не зачисляли даже в списки резерва.

— Мне очень жаль, сэр, поверьте. Ваш сын проходил службу в Третьем Северном Ополчении. Это он. Тут ошибки быть не может.

Коффин отвернулся от своего гостя и устремил взгляд в пустоту.

— У нас был с ним разговор на эту тему. Был серьезный разговор. Он согласился со мной. Он обещал, что не будет участвовать в боевых действиях.

Именно эти слова произнес сейчас Коффин. Думал же он совсем иначе. Он вспомнил тот их последний разговор с Кристофером в палатке. Да, он обещал, но что было у него на уме на самом деле? Черт возьми! Уже тогда Коффин чувствовал, что тут что-то не так. Ведь Кристофер объяснял ему, что не желает уклоняться от исполнения своего гражданского долга. На словах он согласился с отцом, а на деле?.. На деле не согласился. Ни с одним словом, произнесенным отцом. Но тогда Коффин не задумывался над этим. Он полагал, что сын станет делать то, что он ему сказал. Коффин привык к тому, что люди делают то, что он им говорит, а не наоборот.

— Прошу прощения, сэр. Мне очень жаль. Я думал, вы знаете о том, что он воюет… Значит, молодой человек решил включиться в войну по собственной инициативе?..

Коффин в эту минуту не мог ничего говорить. Он только кивнул. Поначалу он отказывался верить своим ушам, но постепенно неверие это стало вытесняться из его сознания пониманием, осознанием горькой истины.

Он понял, почему командиры используют таких людей, как Кобб. От него не отмахнешься. Он просто стоит перед тобой, сожалеет, скорбит вместе с тобой, соболезнует… Он реален и крепок, как скала. Его не развеешь, как мираж. Этому человеку невозможно было не поверить.

Вся радость, все счастье и восторг, которые испытывал Коффин, преодолевая последнюю милю в сторону своего дома, испарились без следа. Утро превратилось в ночь. Свет померк у него перед глазами. И только черная пустота стала овладевать его душой, его сознанием, его мыслями. Черная, давящая на мозг пустота.

Кобб еще что-то говорил. Неужели он никогда не замолчит?..

— Насколько мне говорили, он дрался просто бесподобно, сэр.

Вдруг он спохватился и торопливо стал рыскать у себя по карманам, словно только что вспомнил о чем-то важном. Наконец, он достал небольшой пакет, перевязанный грязным шнурком, и протянул его Коффину.

— Вот. Мне было приказано передать это вам в руки, сэр. Коффин машинально взял сверток, даже не глядя на него.

— Спа… Спасибо, сержант Кобб… Спасибо. Вы проделали сюда долгий и опасный путь. Вы, наверно, торопитесь домой?

— Совершенно верно, сэр, — ответил Кобб, направляясь к двери. В последний момент он обернулся. Коффин все еще стоял, привалившись к раковине. Он не шевелился и опустошенно смотрел в стену. — Сэр, мне уже не раз приходилось выполнять такие поручения. Я даже думаю, что слишком много раз. Меня все время просят. Именно меня. Мне это все не очень-то нравится, как вы сами понимаете, но что поделаешь? Не отказываться же? Он был… Он был вашим единственным сыном?

— Да, единственным… сыном… — тихо ответил Коффин. Теперь он уже до конца осознал то, что ему сообщил Кобб. Любая вещь осознается рано или поздно. Только нужно время. — Это был славный юноша.

83
{"b":"9060","o":1}