ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Бунтарка
Дистанция спасения
Человек, который приносит счастье
Отшельник
Шестая жена
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
Потерянные девушки Рима

— Руума-Хум нашел тоннель, — тихим голосом сказал им Борн. — И у меня возникла идея. Что могло остановить акади, кроме самих акади? Мы их свели до того, как наступило утро, и они были вялые и медлительные.

Мы находились в области сильного распространения запаха, и они послушно следовали на нами. И сейчас они будут продолжать вести борьбу, пока в каждой из их групп не останется лишь по несколько чудовищ. Они будут слишком слабы и разобщены, чтобы представлять хоть какую-либо угрозу Дому. Мы с легкостью сможем убить всякого, кто будет атаковать нас.

— Но как же тебе удалось так быстро заманить их сюда? — поинтересовался Ридер.

— Я опасался, что мне не хватит огня, но Руума-Хум продолжал подносить все больше и больше сухого дерева, чтобы поддерживать огонь в факелах. Я находился совсем близко к акади и вел их за собой, боясь погасить в них азарт преследования. Первые ряды пошли, и другие тоже слепо следовали за ними на свет факела. Я не спал и не отдыхал все эти два дня и две ночи. Я думаю, — закончил Борн, опускаясь вниз, — мне нужно отдохнуть.

Джойла и Ридер едва успели подхватить его, когда совершенно истощенное усталостью тело охотника чуть не упало с ветки.

Глава 9

Борн открыл глаза и увидел перед собой акади исполинского размера, пристально смотрящего на него сверху вниз. Борн сел на топчане так быстро, словно его что-то подбросило, и, щурясь и мигая, стал протирать глаза.

— Ты давно уже здесь, — заметила Логан, отступая на шаг назад с половика, — но совсем не поправляешься.

Борн огляделся. Он находился в одном из жилищ вождя.

— Ты был без сознания, — добавила Логан, — около восемнадцати часов.

— Часов? — Борн с недоумением смотрел на нее. Он еще до конца не проснулся, и его сознание было слегка затуманено долгим пребыванием в забытьи.

— Полтора дня, — уточнила Логан.

Только одна мысль вертелась в голове у Борна: «Я не пропустил лонгаго?»

Логан, казалось, растерялась и оглянулась назад, где сидел Кохома и натачивал нож.

— Тебе известно что-нибудь о времени погребения, Жан? — Кохома покачал головой.

Борн встал, опираясь на плечо Логан. Сам, без поддержки, он вряд ли мог стоять.

— Нет, Борн, — прозвучал вдруг сильный голос. — Ты сохранил много жизней наших братьев, и лонгаго не может произойти без тебя. Сейчас, когда ты пришел в себя, мы можем начать совершать его.

— Что такое лонгаго — что-то вроде обряда, церемонии погребения? — спросила Логан, оглядываясь назад, в сторону Джойлы, которая стояла в дверях.

— Это возвращение назад, — сказала жена вождя. — Те, кого убили акади, должны быть возвращены обратно в другой мир. — Джойла опять посмотрела на Борна. — Тех, кто должен быть возвращен, много. И среди них юноша по имени Дин. — Заметив неожиданную перемену на лице Борна, которое сразу стало сумрачным, Джойла сказала ласковым внимательным тоном. — Как ты себя чувствуешь? Ты слишком долго спал, и иногда это…

— Все нормально… Со мной все нормально, — пробормотал Борн, отпуская плечо Логан. Он пытался удержаться на ногах, слегка шатаясь из стороны в сторону, затем тяжело опустился на половик, сотканный из каких-то пестрых волокон, и обхватил свою голову руками, словно от этого она могла перестать болеть и кружиться.

— Я голоден и хочу есть, — неожиданно сказал Борн.

— Еда для тебя там, — просто ответила Логан, указывая на соседнюю дверь. — Тебе помочь?

— За половину какого-нибудь фрукта я пополз бы на животе, помогая себе ногтями, — ответил Борн. Медленно передвигаясь, он направился к двери. Логан отошла, чтобы не мешать ему. Все еще покачиваясь и нетвердо держась на ногах, Борн без посторонней помощи пошел в жилище, из которого доносилось множество запахов. Джойла шла рядом, чтобы в любую минуту поддержать его, если он упадет.

— Не забывай, тебе нельзя предоставлять волю своему аппетиту и перегружать желудок. Еще слишком рано, — посоветовала Джойла, а затем слегка улыбнулась. — Иначе тебе придется снова лежать на этом топчане.

Борн кивнул головой, но на самом деле он не слышал, что сказала Джойла. Запинаясь, он вошел в жилище, где фрукты и свежее мясо, приготовленные к употреблению, в изобилии были выложены на скатерти.

Джойла сделала знак Кохоме и Логан, давая понять, что они тоже могут есть.

— Спасибо, — сказала Логан.

— Смотрите за ним, пока он ест, и сдерживайте его, когда будет нужно, — попросила Джойла.

— А ты не будешь есть? — спросила Логан у Джойлы, садясь на половик, на самый его кончик, и выбирая себе блестящий фрукт, имеющий форму тыквы, желтого цвета и испещренный голубыми полосками.

Джойла осуждающе покачала головой. Она внимательно наблюдала за Борном, который с ужасающей быстротой запихивал пищу себе в рот.

— Я уже ела, и сейчас если что-то и осталось несделанным, то это лонгаго, — сказала Джойла. Ее улыбка внезапно стала грустной. — Сегодня вечером многие мои старые друзья будут возвращены Дереву, а с ними и моя дочь… — Она хотела еще что-то сказать, потом передумала и вышла из жилища, отодвинув сделанную из куска кожи занавеску.

Логан продолжала думать о лонгаго, которое, казалось, было сейчас первостепенным вопросом для всех этих людей. Она откусила от фрукта, который держала в руках, найдя его вкус немного похожим на подслащенную хурму. Как же братья Борна избавляются от своих мертвых, если у них не было земли, чтобы их похоронить? Может быть, они применяли кремацию в огненной яме в центре деревни.

Логан высказала свои предположения Борну. Он пытался возразить ей со ртом, набитым пищей.

— Земля? Ты могла бы отдать души своих собственных друзей дьяволу?

Они будут возвращены обратно Дереву.

— Да, Джойла об этом уже говорила, — нетерпеливо ответила Логан, — но что это означает?

Но Борн все еще жевал, Логан начала убеждать его, что перерыв в приеме пищи был бы ему на пользу. Борн все еще не высказывал желания говорить, но Логан не отступала, и Борн, наконец, послушался ее.

— Это ясно как день, — в конце концов пробормотал он, — что ты и понятия не имеешь о том, что случается с людьми после того, как они умирают. Я не могу описать тебе лонгаго. Вечером ты его увидишь.

Борн продемонстрировал замечательную способность оправляться от совершенно истощающих подвигов, думал Кохома.

Вместе со всеми великаны шли к месту погребения, перебираясь с ветки на ветку. Они удивлялись силе и ловкости аборигенов. Как они могли жить в таких тяжелых условиях?

— Эти люди, — сказал Кохома, кивая на толпу людей, идущих впереди и сзади них, — не так примитивны. Это потомки людей, живших много-много лет назад. С физической точки зрения, за исключением развитой ступни, приспособленной для хватания, они сложены, как и мы. Но я не могу понять, почему за такое короткое время в несколько сотен лет так уменьшился их рост. — Кохома наступил на маленький темный цветок, у которого были отвратительные, ядовитые шипы. — В менее чем, м-м-м, максимум десять поколений, они потеряли шестую часть своего роста, у них развились эти цепкие ступни, мускулы грудной клетки, приобрели темную окраску кожа, глаза и волосы. Эволюция не может произойти так быстро!

Логан улыбнулась мягкой улыбкой, указав жестом вперед.

— Хорошо, Жан. Я согласна с тобой. Итак, как же мы все это можем объяснить?

— Я отказываюсь верить, что они произошли не от нас, а развивались параллельно с нами. Различия слишком малы.

— А что вы скажете насчет мутации, — в конце концов выдвинула предположение Логан, — вызванной поглощением местных химических веществ, содержавшихся в пище. — Она показала глазами на шарообразные фрукты со вкусом ликера «Шартрез», окруженных цветами бледно-лилового цвета.

— Возможно, — наконец уступил Кохома. — Но масштаб и быстрота…

— Да, это, — прервала его речь Логан, — но необходимость быстро адаптироваться, чтобы не умереть, может вызвать необыкновенные физиологические процессы. Тело человека способно к необыкновенным переменам, когда под угрозой само выживание. Хотя, я допускаю, это была бы наиболее радикальная, сенсационная мутация, которая когда-либо была выявлена. Но все же, — Логан неторопливо помахала рукой в сторону Дерева, — если бы ты видел некоторые доклады лабораторий Цинг-Ана и Цембеса… — Она слегка покачала головой, словно о чем-то сожалея.

26
{"b":"9061","o":1}