ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Могила для бандеровца
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
iPhuck 10
Роман с феей
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Ненавижу босса!
Дзен-камера. Шесть уроков творческого развития и осознанности
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Владелец моего тела

— Судя по всему, это сделали фуркоты, — заключила она.

— Все ясно, — произнес Хансен. — А что такое фуркот, Логан?

— Это подручные животные, с которыми живет народ Борна. Шестилапые всеядные. По крайней мере, мы решили, что они всеядные. — Логан снова посмотрела в дыру. — Когда наступила ночь, а их старшие товарищи не вернулись и не послали за ними, они, видимо, решили разузнать все сами.

— Интересно, — только и выдавил из себя шеф станции.

Подоспевали все новые люди и сообщения. Толпа разрасталась. Через некоторое время принесли оборудование, и назначенный шефом «доброволец» спустился в лаз. Чтобы подтвердить требуемую Хансеном информацию, ему долго ходить не пришлось. Напряженно слушая и кивая, Хансен внимал докладу исследователя. После того, как он закончил, Хансен похлопал человека по спине и вернулся на край дыры. Теперь вокруг нее толпились лишь главы отделов — люди типа Карбока и Бланшфорда.

— Ну, и кто-нибудь из вас имеет представление о том, куда ведет эта дыра? — потребовал Хансен. Повисла напряженная тишина. Горе тому работнику, который, высунувшись, даст не правильный ответ. — Так что, никто из вас не знает, где мы стоим? — Все озадаченно переглянулись. — Дыра уходит сквозь фундамент прямиком в один из трех стволов, на которых установлена наша станция. Судя по всему, это дерево не сплошное, — продолжил Хансен, выражения его лица и все нарастающего гнева хватило, чтобы его подчиненные сжались от страха. — Так вот, похоже на то, что есть какое-то местное животное, которое роет ходы в таких деревьях. И этим самым фуркотам достаточно было обнаружить один такой ход, ниже уровня, на котором мы расчистили лес, и прямиком по этому ходу они прошли прямо под дно нашей станции и сделали подкоп.

Прямо у нас под ногами, леди и джентльмены. — Голос его немного упал.

— И плевать они хотели на наши мониторы и наши пушки, плевать они хотели на защитные экраны высокого напряжения, которыми окружены эти стволы. Это мне понятно. Но вот, что меня озадачивает: как они узнали, что на все это им можно плевать?

Тут к собравшимся присоединился Кохома.

— Это не совсем животные, сэр. Они умеют немного говорить, достаточно для того, чтобы поддержать разговор. Я сам с ними разговаривал. Правда, они говорить не очень любят, насколько я понима…

— Заткнись, идиот, — сказал начальник станции очень тихо, и это было хуже, чем если бы он крикнул. И после этого он прошипел:

— А еще хотят, чтобы я вел нашу подпольную деятельность в этом враждебном мире. Да еще с таким экипажем, как вот эти.

— Извините, шеф, — тихо произнес глава инженерного отдела. — Не угодно ли вам, чтобы я привел людей заделать эту штуковину, — и он указал на лаз.

— Нет, я не хочу, чтобы вы приводили людей, чтобы они заделывали эту штуковину, — яростно передразнил Хансен инженера, который уже сам был не рад, что лебезил перед начальником.

— Карбок! Где Карбок?

— Да, сэр. — От толпы отделился начальник службы безопасности станции.

— Оставьте этот проем как есть. Установите прямо над ним пушку и приставьте к ней расчет из четырех человек. Через каждые четыре часа расчет менять. — Он задумчиво вытер руки о коричневый халат. — Может быть, им хватит наглости и вернуться тем же самым путем. Тогда никаких разговоров с ними, после того, как мы потеряли одного человека.

Ничего, мы еще отыщем этот их Дом. Там мы их живьем зажарим.

— Сэр, — нерешительно обратился Карбок, — наблюдатели на башнях немного растеряны. Они не знают, какую цель им высматривать. — Пару смуглых коротышек в сопровождении… — Карбок оглянулся через плечо в направлении Логан и прищелкнул пальцами. — Как эти штуковины выглядят?

— Шестилапые, — объяснила она Карбоку, — темно-зеленый мех, три глаза, длинные уши, из нижней челюсти растут короткие толстые клыки. В несколько раз крупнее человека.

— Достаточно, — сказал Карбок.

Кивнув Хансену, он по-военному сделал поворот кругом и строевым шагом направился отдавать распоряжения своим людям.

— А скажите-ка мне, — принялся допытываться Хансен у Логан, — у вас не складывалось впечатления, что этот ваш друг, Борн, не одобряет цель нашего присутствия на этой планете?

— Да мы просто не вдавались в подробности нашей деятельности здесь, шеф, — ответила Логан. — Кроме того, зачастую его вопросы и ответы можно было истолковать неоднозначно. Но поскольку все это время он был занят тем, что спасал нашу жизнь, мне казалось не очень уместным вступать с ним в спор о смысле нашей деятельности. Я считала нашей основной задачей вернуться сюда целыми и невредимыми.

— И тем не менее, несмотря на то, что вы не знали, как он отреагирует, вы позволили ему оставить этих двух полуразумных животных на свободе, чтобы они устроили спасательную экспедицию, — резко проговорил Хансен.

Тут уж не сдержалась Логан.

— А что я должна была сделать? Притащить их на себе? Мне в то время казалось, что лучше оставаться с Борном и Лостингом в дружеских отношениях. Фуркоты прекрасно видели, что может сделать лазерная пушка, а ни один из умников Карбока почему-то не выявил этих проходов в опорных стволах. Откуда я могла знать, что…

— Но вы могли настоять, чтобы он, как хозяин, взял животных с собой.

— Вы так и не поняли. — Логан старалась объяснить как можно доходчивей. — Он фуркотам не хозяин. Это совершенно самостоятельные полуразумные существа с довольно-таки развитым интеллектуальным уровнем. А с людьми они просто сотрудничают, сосуществуют, потому что им так хочется. А не потому что их приручили. Если им, например, хочется остаться у себя в лесу, то ни Борн, ни кто-либо другой не затащит их сюда никакими уловками. — Тут Логан многозначительно посмотрела на дыру в полу и на искореженный вокруг нее металл. — Или вы полагаете, что с ними можно спорить?

— Вы обладаете даром убеждения, Тими. Да, я сам виноват, я слишком многого от всех ожидаю. И хуже всего, что эти ожидания чаще всего оправдываются. — Хансен задумчиво посмотрел в темную глубину тоннеля.

— И все-таки мне хотелось бы найти какой-нибудь способ избежать конфронтации. Только не подумайте, что мне жалко будет убить несколько аборигенов. Мы так и так преступили закон, обосновавшись здесь.

— Это не аборигены, сэр, — напомнила ему Логан. — Это потомки выживших…

Хансен склонил голову набок и гневно глянул на нее, после чего сказал жестким голосом.

— Тими, там в двенадцатом радиусе, я видел, лежит младший инженер службы обеспечения по имени Хаури с изуродованным лицом и сломанной спиной. Сейчас он уже мертв. И что касается меня, то теперь Борн и Лостинг, равно как и все их собратья, которые испытывают по поводу нашего пребывания здесь одинаковые с ними чувства, являются туземцами, к тому же настроенными к нам враждебно. А у меня есть долг перед людьми, которые вверены мне. И я предприму все шаги, необходимые для того, чтобы защитить их. Кстати, вы случайно не смогли бы найти дорогу к их поселку, Дому, как они его называют?

Логан задумалась.

— Принимая во внимание все те повороты и крюки, спуски и подъемы, которые мы предприняли на пути, я в этом сильно сомневаюсь. Без помощи Борна не удастся найти. Наш скаммер давно уже укрыт свежей растительностью. Но даже если мы обнаружим его, не знаю, сможем ли найти оттуда дорогу к их Дому. Вы же понятия не имеете, сэр, — взмолилась она, — каково это — передвигаться пешком по их миру. Там ведь верх от низа не отличишь, не говоря уже о горизонтальных направлениях. А здешние хищники, системы защиты, развившиеся у флоры…

— Можете всего этого мне не рассказывать, — Хансен сунул руки в карманы халата. — Я участвовал в расчистке места для этой станции. Ну что же, в таком случае придется нам все-таки попытаться взять одного из них живьем, если они вздумают вернуться.

— Прошу прощения, сэр, — сказал Кохома. На лице его застыло изумленное выражение. — Вернуться?! Да по-моему, Борн только и думает о том, как бы скорее добежать до своего Дома и организовать сопротивление нам и предупредить своих сородичей.

47
{"b":"9061","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Душа наизнанку
Сияние первой любви
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Вся правда и ложь обо мне
Час расплаты