ЛитМир - Электронная Библиотека

Приглушенный вскрик прозвучал со штурвальной палубы. Лидер большой группы в середине корабля тихо выругался.

Дверь центральной каюты распахнулась, появилась чья-то фигура, обрисованная в падавшем изнутри свете. Оглядевшись и ничего не увидев, фигура повернулась, чтобы уйти внутрь, когда ее остановило какое-то звякание. Вытащив меч, моряк осторожно выступил на палубу, чтобы разведать происходящее. Затем он увидел нечто, заставившее его закричать.

— Налетчики! Корабль окружен! Все наверх, сыны Софолда!…укк! — Крик моряка был прерван ударом металлической спицы, пронзившей его от грудной кости до позвоночника.

Но тревогу услышали. В несколько секунд палубы и каюты заполнились двигающимися, ругающимися кричащими фигурами. Налетчики продолжали прибывать на палубы через поручни. Для команды и пассажиров ситуация становилась опасной.

Три фигуры в коричневых костюмах взобрались на второй этаж главной каюты и смотрели на бойню под ними.

— В такой тесноте можно невзначай поранить друга, убивая врага, — сказал Септембер, прислушиваясь к кошмарным звукам. — Что, если нам попробовать помешать другим забраться на борт? Вы с Вильямсом займите правый борт, ребята. А я беру на себя левый.

— Не нравится мне это… — Тем не менее, Вильямс отстегнул свой маленький излучатель. Три ручных излучателя они приобрели в «Медной обезьяне», и до сих пор никому на Тран-ки-ки не показывали, не потому, что там не разрешалось легально пользоваться современным оружием, а потому, что Септембер убедил их не раскрывать собственных технических возможностей, пока они не узнают, кто есть кто.

Три луча ярко-голубого света спрыгнули с крыши каюты, ударились о поручни и двинулись вдоль них. Лучи света сверхвысокой частоты и напряженности смели наглых захватчиков с бортов «Сландескри», пронзая их одного за другим. У них не было времени даже на то, чтобы закричать, не то что — вступить в бой.

Эта маленькая победа придала новые силы и воодушевление команде и внесла уныние в ряды захватчиков. Моряки удвоили усилия.

Септембер сдвинул свой луч с обугленных поручней, и свет заплясал на льду. Одна из вспышек обнаружила три ледовых судна на костяных ходовых полозьях, поджидающие неподалеку.

Изменив частоту излучения, Септембер прочертил лучом по палубе, к парусам одного из ледовых кораблей. Языки пламени озарили ночь, осветив два других ледяных корабля и их команды, метавшиеся теперь в панике.

Налетчики, остававшиеся в живых, были вынуждены с боем отступать назад, к поручням. Некоторые предпочли бежать но абордажным лестницам, которые они принесли с собой, другие решили прыгать за борт, надеясь, что крепкие мускулы на ногах смогут смягчить удар от падения на твердый, как камень лед.

Этан выключил свой излучатель, пересек крышу кабины и схватил Септембера за плечо.

— Прекратите, Сква. Они уходят.

Септембер аккуратно прицелился и снова выстрелил.

— Еще несколько выстрелов, приятель. — Отдаленный крик пронзил темноту. — Мне хочется еще добраться вон до тек двоих.

— Сква, остановитесь. — Действуя двумя руками, Этану удалось заставить Септембера опустить оружие. Гигант уставился на него. На долю секунды из этих глубоко посаженных глаз выглянул другой человек, и Этан неуверенно и испуганно отступил на пару шагов назад. Затем кровожадный задор угас, и Септембер снова оказался самим собой.

— Извините, юноша. Я побывал в стольких переделках вроде этой, что иногда забываюсь. — Этан подумал: неужели гигант и вправду кочет сказать, что забывает о собственной человечности. — Если мы позволим им сейчас уйти, они могут прийти в другой раз и учесть урок, который мы им преподнесли. Но — он дружелюбно пожал плечами, — я подчиняюсь вашему миролюбию.

— Спасибо.

Они оглянулись и увидели, как Вильямс с отвращением сжимает рукоять своего излучателя, спеша вниз.

Этан и Септембер спустились по наружным ходам. Внизу транский мудрец Ээр-Меезах оживленно спорил с Гуннаром.

— Я не знаю такого воинского знака, — говорил старший из двух транов.

Гуннар заворчал и пнул ногой труп:

— И неудивительно, это же так далеко от дома. Естественно, что здесь и эмблемы, и знаки — другие, и имеют другое значение. — Он зашагал прочь, бормоча себе под нос.

Вместе с Этаном и Септембером Гуннар подошел к поручням. Септембер включил широкий луч излучателя на низкой частоте и осветил неровную дорожку скорченных волосатых тел, лежащих на льду. Слегка поддаваясь ветру, они образовывали гротескную дорожку, ведущую к дальним утесам.

— Оконечность этого острова представляет собой отличное место для логова пиратов или разбойников, — заявил Гуннар. — Здесь они могут сидеть в засаде, подстерегая путешественников — коммерсантов с западной стороны Арзудуна и тех, кто держит путь к городу Арзудуну. Я, однако, не думал, что у них хватит наглости нападать на корабль размера «Сландескри».

— Я тоже не думал, Гуннар. — Септембер поскреб затылок и вспомнил, что теперь на нем новый комбинезон: Может, им хотелось завладеть подобной робой? У них бы все отлично получилось, если бы у нас на вооружении были одни только мечи.

К Гуннару приблизился один из помощников, минуту переговорил с ним и пошел дальше, придерживая перевязанную руку.

— Наши потери не так уж велики, — проинформировал их Гуннар. — Мы наверняка еще подвергнемся нападениям. По, друзья! Я надеюсь, что наши жертвы будут не напрасны.

— Я тоще надеюсь на это, друг Гуннар. — Этан был рад, что сейчас ночь. И он не видел крови, которую моряки, используя талую воду, швабрами смывали с палуб.

Очистка палуб помогла обнаружить тела трех моряков — выходцев из Софолда. Согласно обычаю, покойные были перенесены в трюм корабля. Они останутся там, в неотапливаемом помещении под досками, сохраняемые крайне низкими температурами до тех пор, пока «Сландескри» не вернется домой.

После прощальных церемоний, которые устроят их семьи, тела будут разморожены и превратятся в костную муку мелкого помола, а ее, в свою очередь, внесут в почву возделываемых полей внутреннего Софолда. Таким образом, умершие обогатят почву своей родины, которая предоставляла им пищу, когда они были живы. Это было необходимостью, а не просто духовным обрядом. Островные государства Тран-ки-ки были не так уж богаты естественными удобрениями.

А трупы убитых врагов традиция объявляла нечистыми, поскольку они могли духовно отравить почву полей. Так, что промерзшие тела налетчиков были без всяких церемоний сброшены за борт. Пока корабельный шаман колдовал над свежими ранами, плотник принялся восстанавливать поручни там, где световые ножи небесных пришельцев прожгли их насквозь.

Словом ремонтные работы шли полным ходом, вахта была выставлена более многочисленная и внимательная, те же, кто не был занят, или залезли в свои гамаки, или продолжили ужин — вернулись к тому, чем занимались до нападения.

Но, приступив к холодной еде, вдруг обнаружили, что место за столом между Гуннаром и Этаном пустует.

— Кто последний видел дочь ландграфа? — взгляд Гуннара встретился с глазами недоумевающих рыцарей, оруженосцев и офицеров. Все пожимали плечами. Каждый пытался вспомнить, видел ли он Эльфу с тех пор, как они сели за стол в первый раз.

Наконец, один из моряков припомнил, что вроде видел, как на палубе она сражалась вместе с остальными членами команды. Но следить за ней он не мог — нужно было спасать собственную жизнь.

Гуннар поднялся.

— Обыскать корабль: каюты, пространство между палубами, снасти.

Еда была забыта во второй раз. Пассажиры и команда разошлись по судну. Обыскали каждый сантиметр древесины, проверили каждый парус и рундучок. Прочесали самые отдаленные уголки корабля, и поняли, что ищут напрасно.

Эльфы Курдаг-Влаты на корабле не было.

Предположили, что она упала за борт или была сброшена вниз.

Карабкаясь по фалам и трапам, команда усеяла лед вокруг, некоторые полезли под корабль. Септембер, Этан и Гуннар быстро присоединились к поискам.

18
{"b":"9062","o":1}