ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока что им приходилось разглядывать город с борта. Множество сверкающих дорожек вились вдоль домов. По ним сновали туда я сюда траны, раскинув руки параллельно земле. Перепончатые соединения раздувались от ветра, как крылья плаща, а точнее, как паруса, которые помогали легко менять галс. Дома казались хаотично разбросанными. Над ними вились дымы, вылетающие из тысяч труб. Над всем главенствовал мощный серый замок.

Поскольку местных жителей, по первому впечатлению, казалось здесь гораздо больше, чем на набережных Уоннома, Этан отметил не без удивления, что замок, при всей его внушительности, был меньше, чем в столице Софолда.

Это, возможно, свидетельствовало о скудности местной жизни, а также о соответствующей ей скромности ландграфа.

Гуннар высказал еще одно предположение:

— Ему на вид не больше дюжины лет, сэр Этан… Этан, и он построен на редкость удобно.

Гуннар не без труда пробрался по палубе и спустился вниз по трапу. Он заметно приободрился, когда ступил на ледяную дорожку. Как и все траны, он чувствовал себя хорошо на скользкой поверхности, а на любой другой был медлителен и неловок. Этан и Сква присоединились к рыцарю и двум его оруженосцам — Сваксусу даль-Джаггеру и Буджиру. Обсуждая маршрут, они дали себя разглядывать пытливым местным транам, которые стояли вокруг — руки по швам, — но при сильном порыве взметнули ими вверх, расправили перепонки и унеслись в город, наверное, рассказывать о своих впечатлениях.

С корабля послышался оклик. Этан обернулся и непроизвольно сощурил глаза от ветра, хотя был защищен маской с очками. Он увидел полную фигурку, склонившуюся над бортом. Фигурка махала ему рукой.

— Когда доберетесь до города, воспользуйтесь номером 22RR, если вас будут беспокоить власти.

Голос звучал четко и повелительно. Колетта дю Кане объяснила что-то тому, кто махал рукой рядом с ней. Это был, конечно, ее отец, Колетта приобняла его, чтобы поддержать.

— Я назвала вам код нашей семьи. Любой официальный представитель сразу же узнает его. Это поможет вам избежать препятствий, когда будете заказывать билеты на ближайший рейс на Землю…

— 22RR, понял.

Этан почувствовал волнение, когда ему показалось, что Колетта хочет что-то добавить. Но в этот момент старик дю Кане пошатнулся, и Колетте пришлось уделить ему все внимание. Вероятно, старика сотрясал кашель — это было видно по движению его рук и наклону фигуры.

Путешественники направились в порт. Гуннар и его спутники старались не обгонять людей и еле-еле передвигали свои шивы.

— Сильная женщина, — восхищенно пробормотал Септембер.

Гуннар спросил у местных, где им лучше подняться в порт? Оказалось, надо забирать влево.

— Сильная, — согласился Этан. — Но, к сожалению, слишком властолюбива.

— О дружище, чего еще можно ожидать от отпрыска богатой семьи?

Конечно, мне не следует волноваться из-за этого. Предложение-то она сделала вам, а не мне.

— Верно, Сква. Но для меня важно ваше мнение. Как вы думаете, что я должен делать в такой ситуации?

— Вы хотите узнать мое мнение? — Септембер широко улыбнулся. Затем улыбка исчезла, и Сква стал выглядеть непривычно серьезным и хмурым. — Вы можете спрашивать моего совета, дружище, о чем угодно. Если это относится к военным действиям — хоть на море, хоть на земле, будь то рукопашная, — Бога ради. Если вас интересует политика — пожалуйста, дам совет. Если вас волнуют вопросы религии, выпивки и закуски — валяйте, спрашивайте. Я могу дать совет вообще по сотне, нет, тысяче разных вещей. И если я даже ни бельмеса в этом не смыслю, все равно рискну дать по дружбе совет. Только не спрашивайте меня, — Септембер приостановился и грозно уставился на Этана, тот от неожиданности отшатнулся. — Не спрашивайте ни о чем, что касается женщин. Слишком мне не везло с ними. Тут я был менее удачлив, чем в политике или в сражениях, или в тысяче других вещей. Так-то, дружище, — добавил Септембер спокойно, ибо спасительное чувство юмора снова вернулось к нему. — Этот выбор каждый делает сам, не прибегая ни к чьему совету.

Могу только сказать, что не стоит путать внешнюю красоту со способностью отдаваться целиком страсти. Темперамент и красота не всегда совпадают, но многие мужчины этого не понимают и готовы отдать полжизни за обладание какой-нибудь красавицей. Красота кружит им голову, отнимает рассудок…

Слушайте, надо ускорить шаг, не то Гуннар со своими спутниками уснут на ходу. Нам следует побыстрее попасть в порт.

Они вскарабкались вверх по скользкому наклонному настилу. Впереди простирались владения «Медной обезьяны». В этот момент Этан осмотрелся и заметил внизу, на замерзшей земле, три глубоких дорожки, начерченные тупым металлом. Следы корабля. Эти полосы могли быть следами катка, который траны использовали с давних пор. Но — нет, вдали Этан различил силуэт, напоминавший своими очертаниями гиганта «Сландескри». У Этана перехватило дыхание. Космический корабль, и очень скоро он может оказаться на нем!

Поселение было заграждено от ветра внушительной стеной, сооруженной из глыб льда. Здание администрации находилось в хорошо защищенном месте. К двухэтажному сооружению в виде буквы L вела наклонная дорожка, по которой было удобно передвигаться и людям, и транам, так как левая ее часть была ледяной, а правая — деревянная, лишь слегка запорошенная снегом. Над входом здания ярко светились две надписи. На одной значилось: «Медная Обезьяна» Тран-ки-ки. Администрация". На другой — на транском языке было написано, «Отдел размещения небесных пришельцев». Примерно так это можно было перевести на английский.

У входа было довольно оживленно: с деловым видом в здание входили люди и траны. Поражали огромные окна — они были такой толщины, как иллюминаторы на космическом корабле. Этан первым направился к входу.

— Мы должны пойти за тобой, Этан? — неуверенно спросил Гуннар.

Несомненно, его интересовали возможности передвижения внутри здания.

Ковылять ему надоело и на корабле.

— Давай зайдем. Мы только закажем билеты на ближайший рейс. Пора домой, друг Гуннар.

— Пора домой, — повторил Гуннар, точно упиваясь смыслом этих слов. — Конечно.

Этан уже достаточно хорошо знал транский язык, чтобы почувствовать по интонации разноречивые чувства, которыми был переполнен сэр Гуннар.

Неизбежное расставание с друзьями рождало грусть. Это будет прощание навсегда. Чувство благодарности было в высшей степени свойственно транам.

Они по-настоящему привязались к людям. Однако транского рыцаря не покидали мысли о прекрасной Эльфе, которая спала на корабле. И нотки сдержанного ликования Этан различил в голосе своего друга.

Этан решил, что непременно еще поговорит с Гуннаром, объяснит, что тому нечего беспокоиться из-за их отношений с Эльфой. Билет на ближайший рейс будет подтверждением его слов. Он не хотел, чтобы между ними так и осталась муть недоверия.

Внутри здания надо было пройти через систему изолированных холлов.

Они беспрепятственно прошли через первую дверь, хотя на спутников сразу повеяло теплом. Но когда за ними задвинулись вторые механические двери, Гуннар пошатнулся, а угрюмый Сваксус едва не упал. Вероятно, они испытали то же, что человек, вышедший из комнаты с кондиционером — в тропический полдень. Ведь в их домах температура не поднималась выше пяти градусов по Цельсию. А здесь была земная комнатная температура, возможно даже, более жаркая. Так, дома на Земле в зимний студеный день, принято хорошенько протапливать.

Этан и Сква переглянулись. Они оба обратили внимание на то, что в глубине здания транов не было: все они оставались в вестибюле за первыми дверями. Там было небольшое помещение, перегороженное стеклянной стеной, где траны оставляли посылки и беседовали с людьми. Для транов здесь была привычная температура, а сотрудники администрации могли обогреться в той части холла, что была за стеклом. Но даже в этом помещении траны предпочитали находиться недолго, спешили закончить свои дела, чтобы выскочить на милый их сердцу арктический воздух.

3
{"b":"9062","o":1}