ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь они видели на берегу мелькание масляных ламп, которые стали затем растекаться по льду. Яростные вопли и крики отчаяния носились в воздухе, подобно неровному, но яркому свету факелов. Несколько стрел и пик полетели в сторону громадной, призрачной фигуры ледового гиганта.

Большинство из них не долетели, а пара застряла в обшивке штурвальной палубы, так как теперь она была обращена к берегу.

Рожки гудели в просыпающемся городе, словно множащееся эхо похоронных процессий. Настойчиво зарокотали барабаны, а солдаты упорно продолжали выпускать стрелы, улетавшие к небесам.

— Повернуть реи! — проревел Та-ходинг.

— Повернуть реи! — отозвались его помощники. Паруса «Сландескри» полностью развернулись, раздался треск, словно от удара кнутом, полотнища надулись, как округлости женской груди, что напомнило Септемберу одно давнее увлечение, и ледовое судно полетело вперед, с каждой секундой набирая скорость.

Команда была слишком занята, чтобы закричать от радости.

Обе луны сияли высоко в безоблачном небе. Шесть пиков Пойолавомаара, окружающих главный остров, отбрасывали остроконечные тени на гавань. В этот момент наблюдатель на фок-мачте сделал предупреждение:

— Лоцманский катер по курсу!

Та-ходинг с мрачным юмором посмотрел на Этана.

— Небольшое будет ему удовольствие, если этот Валшт, начальник гавани, дерьмо, а не тран, находится сейчас на катере.

Несколько секунд спустя Этан услышал слабый треск и бросился к краю штурвальной палубы, чтобы взглянуть на лед. Куски расщепленного катера проскользнули под кораблем. Задние ходовые полозья перемололи их в щепки.

Взгляд его скользнул дальше, туда, где виднелись разбросанные по следу ледового корабля деревяшки и более мягкие фрагменты.

— Ворота заперты! — снова прозвучал голос наблюдателя.

Та-ходинг занял свое место, просто напоминая штурвальным нужный курс.

Они крепче вцепились в рулевое колесо, и все остальные на борту судна старались удержаться получше, готовясь к ожидаемому толчку.

Этан представил себе, какие разочарованные, хмурые лица осуждающе смотрят сейчас на них с окружающих горных вершин. Палуба дрогнула под ним, и он упал на одно колено. Они прорвались, и он поспешил к поручням, чтобы посмотреть назад.

Множество огоньков бешено плясало по каменным стенам, объединяющих два острова. Между ними лежали створки деревянных ворот, раздавленные и разбитые, — на залитом лунным светом льду. Четыре массивных каменных блока немного накренились в сторону корабля, но целые канаты из пика-пины продолжали удерживать их на месте.

С носа корабля поступали отчеты о полученных повреждениях. Некоторое время «Сландескри» придется обходиться без бушприта. Если их маневренность слегка и пострадала от этого, то со скоростью ничего не произошло. Теперь они летели по льду, и мощный западный ветер подталкивал их сзади рукой гиганта, а за кормой быстро растворялась во мгле их отчаянная мечта создать союз транских островных государств.

Глава 10

— Вы должны отправиться за ними, ваше высочество.

Колоннин Ре-Виджар проговорил это настойчиво, обращаясь к Ракоссе из

Пойолавомаара.

Вокруг них, в личных покоях ландграфа, толпились высшие рыцари и знать. Большинство предпочитало находиться сейчас где угодно, только бы не слышать своего неистовствующего мстительно-кровожадного правителя.

Казалось, Ракосса не слышал своего царственного коллегу.

— Она должна быть с ними! Ее тело не найдено ни в тюрьме, ни на льду, ни в адском месте, ни в туннеле, что они пробили дьявольским оружием, которое она украла.

Офицер, отвечавший за оружейный склад замка, отсутствовал и не мог подтвердить или опровергнуть то, что почти всем здесь было уже известно.

Он за свой недосмотр, за то, что позволил Тиильям Хох себя соблазнить, а затем и оглушить, был уже отправлен по частям — на пять островов, где жили члены его семьи. Вот так его телу пришлось вернуться в разные места, но зато одновременно.

— Когда мы поймаем ее в этот раз, мы… — Ракосса сладострастно распространялся о своих воображаемых планах, вызывающих у остальных содрогание. Разглагольствуя, он размахивал длинным мечом, совершенно не заботясь о том, куда приходятся удары, что весьма стесняло чиновников, стоявших впереди горожан.

— Кажется невероятным, что они осмелились отправиться по адскому коридору, — заметил главный тюремщик, удивляясь про себя, почему же он не разделил судьбу начальника оружейного склада.

Один из рыцарей, надежно хоронясь в глубине толпы, пробормотал:

— Неразумно преследовать тех, кто может убивать демонов ада.

— Она пожалеет, что не удержалась от помощи им! — Ракосса взмахнул мечом, отбив пластину тонкой резьбы из слоновой кости, украшавшей спинку его стула. — Пощады на этот раз не дождется. — Клыки его блеснули. — Когда вернется, то не будет больше смущать нас. Теперь мы создадим для нее ад, и для этого ей не придется спускаться так глубоко; новый ад, каждый день; каждый день — разный и мучительный!

— А не проще было бы, милорд — спросил тот же рыцарь, что заговорил минуту назад, — найти новую и более преданную помощницу?

— Кто смеет говорить? Кто советует Ракоссе, что делать и как поступать?

Рыцарь не ответил, а только слегка подогнул колени, чтобы раствориться в толпе.

— Никто не имеет права спорить с нами или обманывать нас. Мы умеем показать, что значит ад.

Еще один чиновник пролепетал, что, исчезнувшая Тиильям Хох, несомненно, уже знает, что такое ад. К счастью, Ракосса не слышал этого, а то он решился бы на убийство всех собравшихся — для того, чтобы избавиться от одного-единственного среди ник оскорбителя.

— Будет только справедливо, если вы начнете преследовать их, — умиротворяюще произнес благоразумный Ре-Виджар. Гнев Ракоссы немного утих, словно безумие, охватившее его, позволило более ясным мыслям найти дорогу в его извращенный мозг.

— Это правда, друг Ре-Виджар. Мы должны следовать за ней и теми, кто помогал ей.

Как быстро, с отвращением подумал Ре-Виджар, он меняет свои решения, чтобы угодить самому себе. Теперь выходит, что бежавшие виновны в побеге женщины, а вовсе не наоборот. Затем он напрягся, чувствуя, что сумасшедший холодно разглядывает его.

— Мы поверили всему, что ты говорил, ландграф Арзудуна. Тому, что ты говорил о планах троих небесных пришельцев и их друзей — транов.

— Милорд, я говорю только правду о том, что необходимо сделать. Вы служите защитой всем нам. Имя ваше останется в памяти, как имя могущественного властителя.

— Нам интересно знать, — задумчиво пробормотал Ракосса, пока

Ре-Виджар, казалось, не замечал его яростного взгляда, — чьи планы могут скрываться за всем этим. Однако, — сказал он коротко, отводя глаза от молчаливого Ре-Виджара, — мы вернем эту ведьму. Поскольку ей служат те, кого, по твоему мнению, следует уничтожить, похоже, что преследуя ее одну, мы будем преследовать их всех.

— Они дьяволы и разрушители, о милорд Ракосса.

— Верно, они дьяволы. Но разрушители желают только разрушать, и бежать. Однако, только несколько человек погибли, пытаясь предотвратить их бегство. Нам интересно… Нет, мы вернем ее! — Он повернулся к неподвижно застывшему офицеру. — Тализейр, займитесь флотом. Все корабли, все офицеры, все команды должны быть готовы, ибо мы отправляемся с первыми лучами солнца.

— Как прикажет мой ландграф, — ответил высокий, полный достоинства тран. Он начал проталкиваться сквозь толпу к двери.

— Вы свободны, — сказал Ракосса остальным. — Приказываю собраться тем, кто примет участие в погоне. Мы вернем ее, — бормотал он, оставшись один в богато украшенной комнате. — И мы получим этот корабль, этот величественный ледовый корабль, только для нас самих, как бы ни желал странный ландграф Арзудуна заполучить его для себя.

Что же касается дьяволов из другого мира, возможно, когда они будут пойманы, он с большим вниманием будет слушать их слова и с меньшим — ландграфа Арзудуна. Этот Ре-Виджар старше его, он более опытен, его слова могут быть так же обманчивы, как и его истинные цели. Тут было противоречие — между его речами и целями, к которым он якобы стремился.

39
{"b":"9062","o":1}