ЛитМир - Электронная Библиотека

— Жидкий океан не может вздыбиться, Гуннар. По крайней мере, не таким образом. Я не знаю, как это называется, но я видел ролики… картины подобного в других мирах. Может быть, какие-то из них и изображали мой океан. Я не знаю. Но это лед, точно такой же, как тот, по которому мы пропутешествовали столько сатчей.

Они продолжали замедлять ход, приближаясь к застывшему ледяному гребню, украшенному причудливыми сверкающими гирляндами и наростами.

— Но этот океан встал на дыбы, — продолжал настаивать Гуннар тоном человека, который называет шар плоским кругом.

— Не совсем встал на дыбы, — объяснил ему Миликен Вильямс, находившийся с другой стороны штурвальной палубы. — Не столько вздыбился, сколько подвергся сжатию. По этой линии. Много веков назад, должно быть, это был один из последних незамерзших районов на Тран-ки-ки. В последнюю минуту два замерзающих ледяных поля двинулись друг навстречу другу, создавая этот гребень торосов. Если резко сдвинуть лапы или руки в мяске с водой, такая же волна поднимется между ними. Вот и все, что произошло с океаном в этом месте, Гуннар. Это создание гидрофизики, а не дьяволов с демонами.

— Разве я говорил, что это работа дьяволов? — Гуннар говорил с большим достоинством. — Ты принимаешь меня за набитого предрассудками дурака или за обычного матроса?

— Извини. Я не хотел оскорбить тебя, — успокаивающе ответил учитель.

Гуннар ворчливо принял извинения и поспешил сменить тему разговора:

— Думать надо не о том, как это назвать, а о том, как пробраться сквозь это.

Этан изучал сверхъестественно мрачный ровный хребет.

— Похоже, он не выше двадцати метров. Я уверен, что мы сможем пересечь его где-нибудь.

Отряды разведчиков были высланы на запад и восток в поисках прохода во льду, где мог бы пробраться «Сландескри». Группы моряков неохотно покидали корабль для исследования самого ледяного хребта, соглашаясь приблизиться к нему только после того, как Ээр-Меезах снабдил их наскоро изготовленными амулетами против дьяволов.

Ледовое судно замерло вблизи ледяного гребня, со спущенными парусами, ожидая возвращения моряков. Этан и другие нетерпеливо считали минуты до их прибытия, и вот первая группа исследователей заскользила назад. Новости были неутешительные.

Согласно сообщениям разведчиков, хребет тянулся, почти не прерываясь, в обе стороны, на запад и восток. Он раскинулся так далеко, как только могли рассмотреть траны, до самого далекого горизонта. В некоторых местах чудовищные нагромождения древнего льда поднимались на еще большую высоту, чем двадцатиметровая стена перед ними.

Не повстречав никаких дьяволов, столь же невредимые, сколь и обескураженные, вернулись и те, кто пытался взобраться на ледяную стену.

Гребень тянулся шириной всего в сто метров, но лед был таким же твердым, как и ходовые полозья корабля.

— Мы не можем обогнуть его, и мы не можем пересечь его. — Этан стоял на вершине гребня, рассматривая такое заманчивое пространство открытого льда за ним. — Мы, совершенно ясно, не сможем пересечь его. У «Сландескри» нет терморезака.

— А что такое «терморезак»? — поинтересовался Гуннар, глубже врезаясь когтем в лед, чтобы противостоять ветру.

— В арктических районах других миров строят корабли с мощными теплоэлементами, вмонтированными на носу и по бокам корабля, чтобы растапливать лед. Я видел такие картины на торговом форпосте. — Он оглянулся на ледового гиганта. Моряки без дела бродили по палубам и карабкались по снастям, пытаясь найти себе дело и не поддаваться отчаянию.

— Если бы у нас была возможность перезарядки, мы смогли бы расплавить проход с помощью наших излучателей.

— Бросьте, дружище. — Септембер взмахнул рукой, указывая на массивные ледяные блоки вокруг них. — Да у нас уйдет сто лет, чтобы растопить дорогу, по которой сможет пройти «Сландескри» — длиной в поперечник хребта

— с помощью наших игрушечных излучателей. Вот что бы нам пригодилось, так это настоящий факел вроде паяльной лампы с верфи. — Он посмотрел на запад, и ледяная крупа шуршала по его маске. — Только для того, чтобы отодвинуть несколько ледяных блоков.

— Блоков? — Этан топнул ногой. — Сколько, по-твоему, весит вот этот, на котором мы сейчас стоим? Десять тонн? Двадцать?

Септембер посмотрел на своего младшего друга, затем оглянулся на стоящий на якоре «Сландескри».

— Даже если это и так, сдвинуть его вполне возможно. Если только ветер будет устойчивым.

— Ты что, до сих пор не научился ничему в моем мире? — Гуннар говорил, критикуя, но довольно мягко. — Ветер всегда устойчив, днем и ночью, весь год и века. Если ветер стихнет, Тран-ки-ки перевернется вниз головой.

— Забудь о теологии, Гуннар. Ты думаешь, это получится?

— Не мне судить об этом, дружище Септембер. Лучше всего будет задать этот вопрос капитану…

— Если Этан, и Септембер, и Вильямс полагают, что это может получиться, кто мы такие, чтобы не согласиться с ними? Кроме того, я сам думаю, что это отличная идея, — сказал Ээр-Меезах.

Та-ходинг жестом показал, что согласен с мнением мудреца-трана, и повернулся, чтобы дать необходимые распоряжения.

Тросы из пика-пины охватывали выступ на самой низкой закраине хребта.

В это время большой ледоход, благодаря нескольким сложным маневрам, медленно поворачивался кормой к барьеру изо льда. Тросы были прикреплены к борту и на палубе, у штурвала, таким образом был устроен швартов для команды, находящейся на корабле.

Этан и Септембер стояли на льду рядом с прикрепленным тросом, наблюдая, как шкоты устанавливали так, чтобы поймать в паруса как можно более сильный ветер. «Сландескри» трещал, скрипел и стонал, как древний старик. Тросы натянулись и гудели под ветром, пытаясь вырвать огромный кусок льда, который весил больше чем пятнадцать тонн.

— Думаешь, они выдержат? — спросил Этан, не поворачиваясь и продолжая наблюдать за кораблем.

— Тросы? — переспросил Септембер, — нет, я знаю о прочности пика-пины, мы должны беспокоиться не о тросах. Они-то выдержат, но корабль сделан лишь из дерева.

Внутри корабля скрипели тимберсы, пока ледоход оставался неподвижным.

Его катки должны были бы врасти в лед от тех усилий, что он прилагал.

Наконец послышался звук расколовшегося льда, и корабль отделился от скалы, «Сландескри» начал медленно поворачиваться по направлению к северу, таща за собой на тросах глыбу величиной с затвор шлюза. Те моряки, которые не были в тот момент заняты работой на корабле, издали радостный крик.

Паруса не лопнули. Тросы не порвались, и палуба, к которой они были прикреплены, не треснула.

Ледоход начал медленно двигаться. Та-ходинг отдал команду. Шкоты были развернуты по ветру, и теперь корабль шел по направлению десять-пятнадцать градусов к северо-востоку, с разных сторон давя на ледяную глыбу.

С треском, будто срезали вершину горы, глыба отделилась от массива, и теперь она с легкостью следовала за ледоходом. Это произошло за несколько минут до того, как Та-ходинг смог отдать команду убрать паруса, чтобы уменьшить скорость, которую стал развивать «Сландескри».

Люди и траны спустились обследовать огромную льдину. Бесформенная белая глыба возвышалась, как айсберг, надо льдом.

Вильямс смотрел на широкий пролом, который остается после удаления зуба.

— Лучше, чем мы могли ожидать, — сказал учитель. — Отделив эту массу от основной, мы таким образом сместили расположение глыб наверху.

Действительно, несколько других массивных глыб льда упали на гладкую поверхность океана. Их можно было отбуксировать гораздо легче, чем первую глыбу.

Траны весело и быстро работали, привязывая тросы вокруг следующего куска льда. Теперь, по крайней мере, они наполовину были уверены, что этот хребет — не тот путь, по которому путешествовал Джойуг Каспен, Лорд

Открытого Океана — демон, — как представляли себе некоторые впечатлительные и со слишком развитым воображением члены команды.

Глава 11

Через несколько дней проход, достаточно широкий для «Сландескри», был почти проложен через хребет. Только несколько последних ледяных глыб перекрывали им дорогу к открытому океану, находящемуся за этим хребтом.

42
{"b":"9062","o":1}